Главная >> Аналитические материалы >> Холодная весна российско-грузинского диалога

Дата: 17 Апреля 2006 г.

Название: Холодная весна российско-грузинского диалога

В феврале-марте 2006 года резко обострилась остававшаяся напряженной последние полгода ситуация в грузино-югоосетинских и грузино-российских отношениях. Стремление руководства Грузии любой ценой успешно завершить первый этап государственной программы по вступлению в НАТО на фоне неудач в социально-экономической политике максимально ужесточило его подход к решению проблемы «мятежных территорий» - Абхазии и Южной Осетии.

Главная причина в том, что по Вашингтонскому договору 1949 года, НАТО не принимает в свои ряды страны, у которых имеются неурегулированные территориальные проблемы. В связи с чем Грузия в октябре 2005 года санкционировала в ОБСЕ план мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта. В начале февраля текущего года президент М.Саакашвили, ссылаясь на этот утвержденный план, при поддержке парламента страны заявил о намерении в марте 2006 года приступить к «воссоединению Цхинвальского региона» и до конца года исчерпать вопрос. Для минимизации «фактора России» были предприняты действия, дискредитирующие мандат российских миротворческих сил в Южной Осетии.

В зоне конфликта был инспирирован ряд провокаций, призванный обосновать неэффективность российских миротворцев и их проосетинскую ориентацию. Только благодаря умелым действиям командующего российскими миротворцами М.Кулахметова инциденты с грузинской стороной не переросли в вооруженное столкновение.

Однако объявленная участниками противостояния повышенная боевая готовность до предела накалила обстановку вокруг Южной Осетии.

Исходя из анализа сложившегося положения, Совет Парламента РСО-А 16 февраля 2006 года принял Обращение к Президенту РФ В.Путину и к Федеральному Собранию РФ с призывом не допустить новой вооруженной агрессии против Южной Осетии.

В ответ политическое руководство Российской Федерации вынуждено было, и с учетом эскалации напряженности в Абхазии, ужесточить в целом свою позицию по проблеме непризнанных республик. Прежде всего, Президент РФ, четко обозначив в рамках договоренностей полномочия миротворческих сил, подтвердил готовность к жесткому противодействию провокациям и защите российских граждан, живущих в зонах ответственности миротворцев. В политико-правовом плане В.Путин откровенно дал понять Западу, что в случае предоставления албанцам сербского края Косово и Метохия независимости на чужой территории, Россия будет настаивать на универсализации этого подхода и в отношении непризнанных государственных образований на пространстве СНГ.

В унисон заявлениям Президента РФ в марте 2006 года на совместном заседании северо- и юго-осетинского правительств помощник Председателя Правительства РФ Г. Букаев «допустил утечку информации» о принципиальном решении руководства государства по присоединению Южной Осетии к России. В контексте этих заявлений власти РЮО подготовили материалы в Конституционный суд РФ с ходатайством о признании республики частью России.

Несмотря на то, что госминистр Грузии по урегулированию конфликтов Г. Хаиндрава расценил эти действия как ставящие «под угрозу российско-грузинские межгосударственные отношения в целом», по мнению многих экспертов, в том числе в Грузии, осетинское объединение стало наполняться конкретным содержанием.

В результате к концу марта 2006 года происходящие вокруг Южной Осетии события вызвали в Грузии непредвиденные для команды М. Саакашвили последствия. В населенной армянами Джавахетии сторонники культурно-национальной автономии региона воспользовались стычкой между группой армян и сванов на бытовой почве и выступили с резкими политическими требованиями к руководству страны. Отвечая на этот неожиданный демарш армянских сограждан, Председатель Парламента Грузии Н.Бурджанадзе заявила: «В Ахалкалакском районе Грузии определенные силы пытаются накалить отношения между армянским и грузинским население», намекнув на командование дислоцированной здесь российской военной базы.

Но политическую оппозицию действующей власти Грузии данное заявление не удовлетворило, тем более, что оно было сделано во время бунта заключенных в тбилисском тюремном изоляторе №5. Жестокое подавление бунта грузинскими спецслужбами, в ходе которого семь человек погибли и двадцать два ранены, вызвали в грузинской столице вначале стихийные акции протеста. Вскоре к митингующим присоединились сторонники оппозиционной партии «Справедливость» и движения «Антисорос». Они требовали отставки Президента М. Саакашвили и его правительства под лозунгами «Прекратите политический террор!», «Долой политику разрушения Грузии!».

Активизация оппозиции совпала с не менее неожиданным для Грузии выступлением одного из самых влиятельных бизнесменов, медиамагната Б.Патаркацишвили: «Последние девять месяцев я ждал, что правительство Грузии изменит методы своих действий,- завил он на съезде возглавляемой им Федерации бизнесменов Грузии, - Я ждал и молчал. Но молчание уже стало преступлением».

Теперь, судя по заявлениям и других лидеров оппозиции, «заговорившая» Грузия планирует в апреле-мае уже общенациональные выступления против действующей власти.

В создавшейся ситуации администрация М.Саакашвили пытается выжать все из антироссийской риторики. Она заявила о намерении через Европейский суд взыскать с России десятки миллиардов долларов «за ущерб, нанесенный действиями российских бизнесменов в Абхазии и Южной Осетии». Многие наблюдатели расценивают этот шаг отчаяния как начало торга за отказ Грузии от непокоренных республик в пользу РФ. Между тем на территории РФ введен полный запрет поставок и продажи вина из Грузии и Молдавии, которые в год составляют примерно на 250 млн.долларов. Ответные угрозы Тбилиси о его намерении блокировать присоединение России к ВТО восприняты в Москве «спокойно».

«Холодный» российско-грузинский диалог продолжается, но его основным итогом последних дней на уровне региона все же стало завершившееся 28 марта 2006 года заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК). На заседании во Владикавказе была достигнута договоренность о создании новой рабочей группы из представителей Грузии, России, Южной и Северной Осетии по выработке мирной программы «демилитаризации и экономического развития зоны конфликта».

На основании вышеизложенных аспектов российско-грузинского диалога в 2006 году следует обратить внимание на следующие направления представительского соучастия Парламента РСО-А:

1. Проведение поквартальных совместных заседаний парламентов РСО-А и РЮО;

2. Организация помесячного планового взаимодействия советов Парламента РСО-А и Парламента РЮО;

3. Сотрудничество на постоянной основе профильных парламентских комитетов по общенациональным проблемам;

4. Обмен информационными рубриками «парламентские вести» по итогам заседаний парламентов РСО-А и РЮО на страницах газет «Северная Осетия» и «Южная Осетия»;

5. Восстановление и использование по необходимости Парламентом РСО-А претензий осетинской стороны по нанесенному Осетии ущербу и материальной компенсации утраченного имущества беженцев-осетин из внутренних районов Грузии (в качестве адекватной реакции на исковые претензии руководства Грузии к России).

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.