Главная >> Аналитические материалы >> Новое - хорошо забытое старое?

Дата: 11 Февраля 2010 г.

Название: Новое - хорошо забытое старое?

19 января 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев сообщил о назначении Александр Хлопонина на должность вице-премьера в правительстве Владимира Путина. Одновременно с этим президент объявил, что Хлопонин займет пост полномочного представителя главы государства в Северо-Кавказском федеральном округе. Указ о создании СКФО был подписан президентом в тот же день, тогда же Медведев внес в Госдуму поправки в закон «О правительстве РФ», необходимые для того, чтобы Хлопонин мог исполнять одновременно обязанности вице-премьера и полпреда. Поправки были приняты Госдумой 22 января, а Советом Федерации - 27 января.

Решение о создании СКФО не было неожиданным. В последнее время активно обсуждался вопрос о необходимости  реорганизации административного управления на Северном Кавказе. Эту тему поднимал и наш сборник. Предлагались различные решения. Вспоминали и опыт царской России, которая на протяжении полутора столетий активно искала наиболее прагматичную модель управления регионом. В Министерстве регионального развития Российской Федерации плотно занимались разработкой новой концепции взаимоотношений федеральной власти и регионов. В управленческих структурах всех уровней уже откровенно признают, что довольно большой круг властных полномочий осуществляется территориальными органами федеральных органов исполнительной власти. Численность чиновников федеральных структур в регионах в несколько раз превышает  численность работников исполнительных структур  на местах.

В нашей республике существует 58 управлений и филиалов, имеющих федеральное подчинение. В то время как в правительстве РСО-Алания всего 14 министерств и 10 комитетов. Причем, федеральные органы власти в регионах часто дублируют функции местных органов управления.

Правительство РФ фактически признало доминирование федеральных структур в регионах. Очевидно и то, что эта практика порочна и, по сути, существует в ущерб самим регионам. Разрабатываемая программа в конечном итоге, согласно ее авторам, избавит регионы от «засилья различных федеральных управлений и обеспечит продуктивность их работы не количественным присутствием, а качественной отдачей». 

Кавказ во все времена привлекал внимание императоров и царей, султанов и шахов; различных держав: крупных и не очень, близких и дальних. Неудивительно, что Россия также проявляла интерес к Кавказу. В конечном итоге в позднем средневековье народы Северного Кавказа оказались в составе России. В 1801 г. в состав империи вошла Грузия. В Петербурге осознавали, что «присоединение» территории еще не означает ее «обретение». Тем более, когда речь идет о таком регионе, как Кавказ с его многочисленными народами и специфическими структурами управления.

В тот период Россия понимала пагубность последствий быстрой ломки традиционного горского общества, со своей специфической моделью управления, экономики и культуры. В течение всего XIX в. противостояли две концепции интеграционной стратегии:«централизм» и «регионализм». Сторонники первой выступали за скорейшую административную унификацию Кавказа. «Регионалисты» предпочитали действовать постепенно, не торопясь упразднять локальные особенности. Эта концепция существовала и в Российской империи, существует и в современной Российской Федерации. Присоединение кавказских территорий не означало, что из них сделали русские губернии. «Сама жизнь заставляла действовать гибко и несуетливо». Аналогия с современностью напрашивается сама собой.

Последовательными сторонниками стратегии «централизма» выступали военные, начиная от Цицианова и Ермолова, и кончая современными генералами - Пуликовским, Шамановым и др. Как профессиональные военные и те, и другие свою задачу видели в наведении внутреннего порядка на Кавказе и его защите от внешних угроз. С момента обретения Кавказа это стало проблемой безопасности России, остается таковой и в наши дни.

Русские генералы, считая  свое «цивилизаторское миссионерство» абсолютным благом, нередко отождествляли его с абсолютным правом нести   кавказским народам «свет разума и просвещения». Элита армии не всегда понимала, что «незнание русского или французского языков, неумение пользоваться вилкой и ножом, обычай сидеть на полу, скрестив ноги, и другие ‘дикости’ – есть не варварство, а лишь свидетельство принадлежности к другой культуре, по-своему не менее, а то и более богатой, чем европейская».

 К сожалению, в современном обществе, практически во всех слоях населения имеет хождение взгляд на Северный Кавказ как регион, в котором идет война варварства и хаоса против цивилизации и порядка.

Пора учитывать уроки истории и не считать, что горские народы сам факт нахождения в составе России должны воспринимать как самоочевидную выгоду. Необходимо реанимировать атмосферу «кавказского патриотизма». Ее автор, наместник Воронцов, получил полную свободу действий, подчиняясь только императору Николаю I. Данный регион фактически приобрел статус «государства в государстве»; почти аналогичный статус имеет современная Чечня. И в минувшую эпоху, и в наши дни это является (со стороны Центра) признанием необходимости учета специфики горских обществ и губительности форсирования процесса их «губернизации» по стандартным образцам. Потребуются колоссальные усилия для того, чтобы и русским и кавказцам привить простую мысль: «Кавказ -их общая забота и общая судьба, что Россия не временщик и пришла сюда навсегда». И русским и нерусским необходимо осознать простое правило: «все, что они делают (или не делают) на Кавказе, принадлежит и будет принадлежать им и их потомкам».

 Как это ни парадоксально, в современной России нередко звучали, да и  сегодня раздаются голоса политиков, отрицающих какую-либо роль национальной политики в жизни общества. По их мнению, вопросы взаимоотношений народов России, как и политику центральных властей в этой области можно успешно решать, используя силовые меры. Как показывает опыт  полувековой войны с Шамилем в XIX веке и две «Чеченские» войны уже в наши дни, проблема Кавказа одними силовыми мерами не может быть решена.

В послании Президента Российской        Федерации Д.Медведева справедливо говорится о том, что истоки многих проблем лежат, прежде всего, в экономической отсталости» региона. Но не все проблемы решаются при помощи экономических рычагов. К сожалению, этнополитические противоречия не обходят и экономически благополучные страны. Как показывает практика, даже во многих западноевропейских странах проблемы межнациональных отношений не удается снять полностью.  

Не выдерживает критики и отрицание национальных особенностей у народов Северного Кавказа. Этническая специфика народов и культур пронизывает все стороны жизнедеятельности нашей страны в целом. Политологи справедливо рассматривают многонациональность России как важное историческое достижение, а не недостаток, как твердят противники сохранения национальных особенностей народов. Целостность России, предполагает не одинаковость образующих частей, а единство многообразия. Этнический фактор – не миф, а объективная реальность нашей духовности и государственности. Если пренебрегать им, он автоматически превращается в фактор этнополитический, взрывоопасный.

Власть и общество перегружены ошибочными стереотипами о нациях, их природе и перспективах развития в многонациональной  стране. Невежественные подходы  в регулировании этнополитических процессов создали представления о «неблагонадежных народах» и «ущербных национальностях». Вместо согласованной, созидательной  работы энергия людей направлена на поиск «вредных народов» и «вредных религий». Хотя все четко осознают, что речь можно вести лишь о конкретных личностях – хороших и плохих, но стереотип коллективной ответственности наций за действия отдельных деятелей господствует в сознании людей, в том числе чиновников и политиков различных рангов.

Еще совсем недавно кадровая проблема в деятельности государственных структур, занятых вопросами национальной  политики, былакатастрофической. Наглядно это проявилось во время совещания, проведенного Комитетом  Государственной Думы по делам национальностей. Открывая работу совещания, председатель Комитета В. Никитин признал: «столь широкое обсуждение проблем национальной политики с участием федеральной и региональной власти проводится впервые (!?) за десять лет работы Государственной Думы».

Председатель Думы Г. Селезнев обратил внимание на другой пробел: «К сожалению, отсутствие целостной государственной национальной политики приводит к  неудовлетворительному финансированию этого важного направления, что видно и по проекту бюджета на 2004 год. На цели реализации национальной политики не заложено ни копейки». Продолжая далее, спикер Думы отметил: «Получается парадокс: государство как бы не замечает тех проблем, которые существуют. Разжечь межнациональную рознь в ряде наших регионов ничего не стоит». Межнациональные конфликты чаще возникают тогда, когда люди голодны, когда им негде реализовать себя. В такой ситуации особенно легко начать поиск виновного.

Многие из выступавших отметили, что на тот момент вопросы национальной политики не считались актуальными. В многонациональной стране с нерешенными социально-экономическими проблемами это очень опасно – «такие проблемы подобны неразорвавшейся мине замедленного действия».

При столь тревожной обстановке дестабилизирующим фактором выступал и  низкий профессиональный уровень чиновников, задействованных в сфере национальной политики. Поразительно, но в ходе состоявшихся еще в начале 2001 г.  парламентских слушаний по Концепции национальной политики выяснилось, что «лицакоторые ее осуществляют, не имеют даже более или менее точного представления о концептуальных задачах и рамочных границах этой политики». Насколько изменилась ситуация в кадровом вопросе и какова она в наступившем 2010 г. – судить трудно. Но, что это можно сделать быстро – верится с трудом, а в том, что это можно сделать очень быстро – не верится вовсе.

Создание Северо-Кавказского федерального округа – мера давно назревшая. Во всяком случае, так ее оценивает большинство опрошенных. Магомед Толбоев   [летчик-испытатель, Герой России]: «Идею объединения кавказских республик в единую административную систему я приветствую… Смысл создания нового федерального округа я вижу в первую очередь в том, что новое образование будет иметь прямой выход на федеральный центр». А это «поможет решить многие социальные проблемы российского Кавказа».

Валерий Кадохов [первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике] сказал следующее: «Кавказ уже больше двух веков остаётся предметом особого внимания российской власти. Поэтому его территории не раз объединяли в особые округа и республики, чего не было ни в одном другом регионе России. То, что случилось теперь, превзошло ожидания многих опытных политиков. Глава новообразованного округа наделён полномочиями, которые делают его правой рукой президента на Кавказе. На мой взгляд, - отметил В. Кадохов, - это поможет ему решать многие проблемы региона в условиях жёсткого разделения функций между федеральным центром и властными структурами на местах».

Оксана Гончаренко [ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры]:

– «Решение правительства об образовании нового округа надо рассматривать в контексте изменения общего подхода к управлению Северным Кавказом. Это знак того, что помимо силовых методов решения проблем федеральный центр намерен больше уделять внимания социально-экономическому развитию региона. И в этом смысле Хлопонин – довольно удачная кандидатура. Он зарекомендовал себя как успешный менеджер, который умеет не только настаивать, но и договариваться, что важно для Кавказа. Привлечение инвестиций в округ – посильная для него задача. Поэтому перспективы развития Северного Кавказа открываются, на мой взгляд, неплохие. Сумеет ли Хлопонин действительно поднять экономику региона, пока сказать сложно. Посмотрим, что будет хотя бы через год».

В данном случае очевидно следующее – принято решение поставить во главу угла не силовые, а экономические методы. Разговоров о них и раньше было много. На сей раз решили вроде бы перейти к делу. «Здесь нужен экономический менеджер, а не жёсткий человек. Эпоха генерал-губернаторства на Кавказе ушла в прошлое», – сказал президент. Это назначение, наверное, - самое революционное пока решение  президента. Безусловно, решение принималось по согласованию со вторым фигурантом тандема, и, думаю, если бы премьер-министр был категорически против такого назначения, то оно бы не состоялось», - заметил политолог Георгий Чижов.

В любом случае «ситуация на Кавказе такая, что рассчитывать на какие-либо быстрые и внятные успехи в трезвом уме и ясной памяти не приходится».

Премьер-министр на совещании в Пятигорске в январе 2010 г. заявил: «В трудные дни жители северокавказских республик взяли в свои руки оружие, причем, взяли сами, даже без всякой подсказки со стороны федерального центра. Не покорились бандитам. Сражались за свою родину, за свой дом, за своих детей, за Россию… Теперь нужно сделать следующие шаги – преодолеть неустроенность, бедность, безработицу, расхлябанность во власти».

Премьер заявил о смене кадровой политики в СКФО. «Обращаю внимание всех ведомств¸- подчеркнул В. Путин, - по первому же представлению вновь назначенного полпреда и вице-премьера незамедлительно будут приниматься кадровые решения…»

Хлопонин награжден орденом Почета («за большой вклад в производство цветных и драгоценных металлов», 1998 год). Писали о нем как о главе Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение», объединяющей 19 субъектов федерации, в том числе Новосибирскую, Кемеровскую и Тюменскую области.

 

Феликс Гутнов

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.