Главная >> Аналитические материалы >> Из истории школьного образования в Осетии

Дата: 15 Апреля 2010 г.

Название: Из истории школьного образования в Осетии

СТАТУС 2010  - ГОД  УЧИТЕЛЯ

 

Историю образования в нашей республики мы  вкратце наметим в трех сюжетах.

 1). Первые учебные заведения во Владикавказе появились во второй четверти XIX века. По данным А. Гатуева, еще в 1830 году в крепости специально для осетин открылось 4-классное духовное училище, и архиепископы Евгений и Моисей «употребляли меры расположить осетин отдавать своих детей в пансион училища, на содержание духовной комиссии». Поначалу, из-за опасений и нежелания родителей расставаться с детьми возникли трудности, т.к. «не было охотников учиться». Архиепископ грузинский и духовная комиссия изъявили особую благодарность священнику Георгию Берзенову за то, что тот «расположил Сухиева, Газзаева и Кулаева отдать своих детей в пансион». Но уже вскоре картина изменилась: «дети осетинские, оказывая успехи в науках», после окончания училища «стали поступать в Тифлисскую духовную семинарию». Среди первых семинаристов - выпускники владикавказского училища Беса Колиев и  Василий Цораев (последний затем окончил  и академию). После них в разное время семинарию окончили Георгий Кантемиров, Михаил Сухиев, Соломон Жускаев, Алексей Аладжиков и др.

В 1848 году при Навагинском полку во Владикавказе открылась школа военных воспитанников. Из детей горцев «почетных сословий» здесь готовили будущих офицеров русской армии, переводчиков и другие чины гражданской службы на Кавказе.

В середине XIX века во Владикавказе открыты две светские школы, в том числе одна для детей горцев на 70 человек. Под влиянием русской культуры зарождается осетинская письменность. В 1844 году академик Щегрен издал в Петербурге большой труд в 2-х частях - «Осетинская грамматика с кратким словарем осетино-российским и российско-осетинским». Тогда же выходят первые переводы на осетинский язык духовных и светских книг.

Жители Осетинского форштадта составили значительную часть первых поколений осетинской интеллигенции. Из форштадта вышли такие видные представители национальной культуры, как поэт и общественный деятель Аксо Колиев, философ Афанасий Гассиев, известный врач Дзыбын Газданов, первая осетинская балерина Аврора Газданова, писатель Гайто Газданов. В конце XIX века среди выходцев из Осетинской слободки насчитывалось 26 учителей и учительниц, 12 врачей, агрономов, инженеров, 3 юриста, 53 офицера и 3 генерала, 115 юнкеров, 5 лесничих и 7 священников.  

2). Из многих интересных фактов жизни Беслана в ранний период его истории отметим неуемную тягу горожан к знаниям. В то время как во многих населенных пунктах Осетии школ не было вовсе, в Беслане в 1903 году решили построить третью. Под строительство здания сельское общество выделило 4 десятины. Газета «Казбек» писала по этому поводу: «Судя по утвержденному проекту, бесланская школа будет одним из красивейших сооружений такого типа во всей плоскостной Осетии». Две другие школы - мужская и женская - были построены раньше. Женская располагалась в удобном каменном здании, построенном «православными жителями селения Борисом Фриевым и Александром (Мырза) Гутиевым на свои средства при пособии из специальных средств Священного Синода». Как отмечал Гаппо Баев, - это «прекрасный пример пробуждающегося стремления к свету». Здесь на равных правах обучались и православные и магометанки. Школа содержалась за счет Ардонского отделения владикавказского епархиального учительского совета. Официальные лица подчеркивали «громаднейшее значение этой школы -... она призвана заронить первые живительные лучи света науки, любви и добра в беспросветную жизнь женщины-осетинки, удрученной вековым рабством».

Мужская церковно-приходская школа в Беслане существовала с 1889 года и располагалось в каменном здании, пожертвованном православным жителем селения Николаем (Гаха) Гутиевым. По словам Гаппо Баева, «этот скромный труженик первый подал пример  всем осетинам, пример частной помощи в деле просвещения своих туземных братьев. Он безвозмездно[1] уступил под школу свой каменный дом с большим двором и другими постройками». Школа содержалась за счет совета Общества восстановления православного христианства на Кавказе.  

3). Ардон второй половины XIX века являлся важным культурным центром Осетии. Указом Сената от 4 февраля 1868 года здесь открыли  «Осетинское училище для приготовления священнослужителей в осетинские приходы и учителей в осетинские церковно-приходские школы». История данного училища - это не только история церковного учебного заведения, но и важная веха в формировании первых отрядов осетинской интеллигенции. Ибо с самого начала своей деятельности училище было ориентированно на подготовку кадров преподавателей для начальных школ. Выпускники училища работали в церковно-приходских школах Суадага, Алагира, Дарг-Коха, Христиановского, Камунты и Батакоюрта.

Церковно-приходская школа, существовавшая в Ардоне, нахо­дилась под надзором семинарского начальства. По оценке специалистов конца XIX века, «Ардонская школа в настоящее время - самая выдающаяся в Северной Осетии».

Указом Сената от 20 сентября 1895 года Ардонское училище реорганизовано в Александровскую духовную семинарию. Ее сокровищницей по праву считалась ее библиотека. «Представьте себе мальчика-осетина, - писал выпускник семинарии Х.М. Зангиев, - впервые переступающего порог этого книжного храма. Залитый светом большой зал, десятки стеллажей, заполненных книгами, конечно, поражали воображение новичка».

К числу важнейших задач Ардонской семинарии, как в былые годы - училища, относилось «воспитание образованных учителей для школ Осетии». Вскоре семинария открыла новые школы в Заки, Наре, Тибе, Стыр-Дигоре, Хидикусе, Санибе,  Урухе, Унале, Задалеске, Цамаде, Кобане, Ногкау и др. Разумеемся, это содействовало росту грамотности населения. Учителями в церковно-приходских школах работали Саханджери Мамсуров, Цоцко Амбалов, Алыгка Карсанов, Хаджумар Гуриев и многие другие. Немало выпускников Ардонской семинарии поступало в высшие учебные заведения России. Домой они возвращались юристами, педагогами, экономистами, врачами.

В 1897 году по инициативе ректора Ардонской духовной семинарии архимандрита Иоанна прошел первый съезд учителей осетинских школ. Семинарию окончили известные писатели и поэты: Андрей Гулуев, Гино Бараков, Василий Тогузов (Арнигон), Арсен Коцоев, Георгий Малиев, Иван Джанаев (Нигер). В стенах семинарии родился журнал «Фидиуаг».

Уже в годы Советской власти в Северо-Осетинском госпединституте работали бывшие воспитанники Ардонской семинарии Алихан Цогоев, Петр Гадиев, в научно-исследовательском институте работал Михал Гарданов, в Краснодарском пединституте - Царай Хаматов.

Еще один выпускник Ардонской счеминарии, Василий Цораев - учитель Тифлисской духовной семинарии. Вместе с Аксо Колиевым он первым из осетин окончил семинарию в Тифлисе. Василий к тому же продолжил обучение в академии. В 1862 году он перевел на родной язык «Осетинский букварь» архимандрита Иосифа, «Последования святого Крещения и Миропомазания» и «Соборные послания святых апостолов Иакова, Петра, Иоанна Богослова и Иуды». В 1864 году Цораев вместе с  протоиереем Колиевым, священниками Сухиевым, Аладжиковым, Жускаевым, Цаликовым исправил вышедший ранее в Тифлисе перевод Евангелия. В 1868 году в  Санкт-Петербурге под эгидой Академии наук Шифнером были изданы первые тексты «народной поэзии осетин», записанные Д. Чонкадзе и В. Цораевым.  

 

Феликс Гутнов 

 


[1] О тяге осетин к знаниям можно судить по такому случаю. Прапорщик Хусин Баев, отец генерала Михаила Баева, входил в число депутатов-осетин, в 1845 году встречавшихся с императором Николаем I и его сыном. Во время аудиенции Хусин смело обратился к наследнику престола с пожеланием беречь и жалеть свой народ, быть смелее своих врагов, иметь верных друзей и не знать затруднений. На вопрос царя, что хотел бы смелый горец лично для себя, Хусин ответил: «Выучить детей за казенный счет, ибограмотный человек всегда может принести больше пользы государству». Просьба была удовлетворена.

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.