Главная >> Аналитические материалы >> Скажи мне, кто там эксперт, и станет ясно, какой это клуб

Дата: 20 Мая 2010 г.

Название: Скажи мне, кто там эксперт, и станет ясно, какой это клуб

Интернет, безусловное достижение современной цивилизации, наряду с достоинствами имеет и недостатки. В частности,  рядом с проверенной в нем содержится и масса информации, нередко сомнительной или сознательно искаженной. Это в полной мере относится к материалу Гоги Майсурадзе «Кто такие осетины и где находится Осетия?», который появился в мае на сайте т.н. «Клуба экспертов». Название материала предполагает, что до сих пор человечество не ведало, кто такие осетины и где они находятся. «Эксперт Гоги» на трех страницах умудрился поместить столько небылиц об осетинах и пределах их обитания, что может претендовать на попадание в «Книгу рекордов Гиннеса». По меньшей мере, он затмил «достижение» одной российской императрицы, которая слово из трех букв написала с пятью ошибками.

 Ниже коснемся некоторых сюжетов из истории осетин в изложении названного «эксперта».

Глубокое возмущение у г-на Майсурадзе вызвала «ультра- националистическая идея о предках осетин», которая «находит свое выражение в участившихся лженаучных дифирамбах в адрес ираноязычных скифо-сармато-аланов, которые рассчитаны на искажение истины, что нередко носит просто анекдотичный характер». Примеров искажения истины (причем – анекдотичногохарактера!) г-н Майсурадзе не привел. Но если бы он хоть мало-мальски был знаком с грузинскими источниками и историей древней Грузии, он бы изменил свое отношение к предкам осетин.

Исследования грузинских специалистов, например, такого гранда мировой науки, как академик Г.А. Меликишвили, давно  прояснили роль скифов в формировании осетинского народа. Впрочем, не только осетинского. Как подчеркивал Г.А. Меликишвили, скифы - древние предки осетин - осели в Шида Картли еще 2700 лет тому назад! Причем, их появление на землях «к югу от Кавказского хребта сопро­вождалось достаточно интенсивным внедрением этих воинов в местную среду». С той поры миграция ираноязычных предков осетин на южные склоны Главного Кавказского хребта шла в течение многих веков. Пребывание скифов в Закавказье было столь внушительным и продолжительным, что один из районов Армении стал носить название Сакасена «Область саков (скифов)».

По свидетельству свода древнегрузинских летописей и хроник «Картлис цховреба», предки современных осетин и грузин издавна жили рядом и нередко  действовали сообща. Не случайно у населения той далекой поры возникла идея о едином происхождении. Так, историк XI века Леонтий Мровели происхождение осетин и грузин связывал со смешением ираноязычных и кавказских племен. Процесс сближения народов Закавказья и алан протекал настолько интенсивно, что византийский автор XII века Цец иверов и алан назвал одним народом. Наконец, в фольклоре соседей родо­начальник осетин часто выступает братом этнархов (мифических первопредков) грузин - Картлоса, Суана и др.

О взаимоотношениях древней Грузии и Осетии можно судить и по данным языка. Это признает и наш «эксперт». При этом он весьма вольно трактует высказывания В.И. Абаева, бесцеремонно приписывая ему слова о том, что «осетины по происхождению не связаны  с соседними кавказскими народами». Между тем, исследования не только В.И. Абаева, но и земляков г-на Майсурадзе, ученых с мировым именем - лингвистов Г. Ахвледиани, М. Андроникашвили и др. свидетельствуют об обратном. В частности, по убеждению академика Г. Ахвледиани, картвельские и аланские племена продолжительное время жили общей жизнью. Характеризуя осетино-грузинские языковые параллели, Г.  Ахвледиани писал: «Мы здесь имеем продолжительное обоюдное влияние, выходящее за пределы обычного влияния. Я думаю, что взаимоотношения грузинского (картвельского) и осетинского (аланского) языков можно назвать скорее взаимопроникновением, граничащим с двуязычием, нежели взаимовлиянием».

Напомним, что в культурных кругах средневековой Грузии скифов, сарматов, алан и осетин считали одним народом. Все они в источниках и трудах историков средневековой Грузии назывались одним термином – оси (овсы).

 Иначе как сенсационными не назовешь «открытия» нашего «эксперта» в вопросе о локализации алан. Ну никак он не хочет видеть их на Кавказе      ни в античное время, ни в ранее средневековье. В Предкавказье аланы пришли, якобы, с «севера[1], из южнорусских степей». В первой половине I-го тысячелетия н.э. аланы жили «вокруг Дона и Азовского моря». Дальше – еще хлеще. «По сведениям византийских источников даже в VI веке аланы не проживали на территории нынешней Северной Осетии». И вновь г-н Майсурадзе демонстрирует полную неосведомленность. Между тем, в источниках и трудах ранних историков, включая закавказских, данная проблема решается однозначно.

Античные авторы (Иосиф Флавий, Амвросий), закавказские летописцы и историки («Житие  Воскянов», «Житие Сукиасянов», Мовсес Хоренаци, Леонтий Мровели и др.) в описании событий I в. н.э. аланам отводят домини­рующие позиции в регионе. В этих памятниках упоминается имя крупного аланского военного вождя Баракада (от осетин. баркад «изобилие», либо из бира  «много» + кад «слава», «почет»), причастного к событиям начала н.э. В названных источниках повествуется о походе алан в Армению. В описании тех же событий Леонтий Мровели назвал «царей овсов по имени Базук и Амбазук».

Согласно Мовсесу Хоренаци, царь Армении Арташес женился  на аланской царевне Сатиник. Противники аланского рода, с которым породнился Арташес, «завладели его землею». Армянский полководец Смбат, придя на помощь брату Сатиник, «опустошил землю его врагов», которых «в большом множестве отвел в Арташет». Царь приказал поселить пленных в юго-восточной стороне Масиса, дав этой местности  «название Артаза; потому что земля, откуда приведены пленные, до сего времени называется Артазом». Как показал еще В.Ф. Миллер, «область Ардоз (Артаз) лежала по ту сторону Аланских ворот и соответствовала Владикавказской равнине, к которой вполне применимо осетинское название Ардоз – поляна». Это название Владикавказская равнина могла получить в начале новой эры. Уже в I в., согласно Плинию, Терек носил аланское название Дирекдон; немного позже Птолемей ту же реку назвал «Алонта» (мн. число «аланы»), а реку Куму - Удон, что указывает на присутствие алан на Центральном Кавказе еще в I-II  вв.

Изучение имен, перечисленных в различных древнегрузинских памятниках, показало, что еще в I в. н.э. довольно большой процент среди них составляли имена аланского (древнеосетинского) происхождения. В Армазских надписях отмечена целая группа ираноязычных имен: «царя» Хсефарнуга, питиахшей ШарагасаАспарукаЗеваха, двороуправителя Иодмангана и др. Например, имя Хсефарнуг  образовано от хшау/хсау (сиять, блистать) + фарныг (благодатный). Причем, как подчеркнул В.И. Абаев, во второй части антропонима  «мы видим farn, но с таким оформлением (farn-ug), которое из всех иранских языков встречается только в осетинском».

Значительное количество аланской антропонимики среди имен иберийской знати связано с оседанием аристократии  ираноязычных кочевников в древней Грузии. Как отмечал Г.А. Меликишвили, аланы в значительном количестве привлекались «царями» Иберии для участия в их постоянных воинских отрядах. «Некоторые из них, надо думать, успешно прокладывали себе путь в знать». 

Следовательно, со второй половины I в. аланы постоянно находились в центре событий в Закавказье, что предполагает обитание какой-то их части где-то поблизости, по древнеармянской и древнегрузинской традиции - севернее Дарьяла.

Иначе, чем «новаторскими», не назовешь прочтение «экспертом Гоги» документов из Архива внешней политики России, посвященных взаимоотношениям Москвы и Грузии. «В описании путешествия[2] (??) русского посла Н. Толочанова (1650-1652 гг.) по Урухскому ущелью и на границе Осетии и Кабарды, - пишет г-н Майсурадзе, - упомянута “cонская дорога”. Русские послы должны были перейти в Балкарию через Имеретию по сонской, т.е. сванской дороге… Это общее название дороги от нижней Сванетии до Балкарии, так  как она проходила на территории сонов».

И здесь под сонами «эксперт» почему-то понимает сванов. Однако и в данном случае наш «эксперт» желаемое выдает за действительное. Обратимся к русским источникам той поры.

«Никоновская» летопись приводит интересное свидетельство о состоянии Центрального Кавказа в середине XVI в. Данная информация содержится в рассказе об отправке в Кабарду отряда (500 стрельцов и 500 казаков) Григория Плещеева. В сентябре 1562 г. эти «государевы люди» по приказу русского царя прибыли на Северный Кавказ с целью оказать помощь тестю Ивана Грозного – кабардинскому князю Темрюку Идарову. Отряд должен был содействовать укреплению власти Темрюка в борьбе  с противниками, наиболее могущественным из которых являлся Пшеапшоку Кайтукин – Шепшук Никоновской летописи. С помощью русских войск Темрюк «воевал Шепшуковы улусы, да воевал Татцкие земли близ Скиньских городков, и взяли три городка: Махонь, город Енгир, город Каван, и мирзу Телишку убили, и людей многих побили… И воевали землю их одиннадцать дней и взяли кабаков Мшанских иСонских сто шестьдесят четыре, и людей многих побили и в полон имали, да взяли четырех мурз: Бурната, Ездноура, Бурнака и Дудыля».

Усилиями отечественных историков установлено соответствие топографических названий первой части сообщения летописи Дигорскому и Куртатинскому обществам Северной Осетии. Под «сонскими землями» следует понимать Ксанское эриставство, а не «землю сванов» (В.Б. Виноградов, Т.А. Голованова, Т.С. Магомадова, и др.).

Ксанский эристав, происходивший по прямой линии от аланских князей из клана Сидамонта, относился к числу наиболее влиятельных фигур на Центральном Кавказе. Кабардинский князь Алкас в 1587 г. заявил главе русского посольства Р. Биркину, что не может проводить его до Грузии: «пошлю вас проводити до Сонские земли; а дале Сонские земли мне вас проводити нельзя, потому что нынеИристов Сонский со мною не в миру».

В грамоте российского царя ксанскому эриставу (май 1604г.) неоднократно упоминается «Сонская земля».

Приведенные, далеко не исчерпывающие, материалы убедительно указывают на соответствие этнонима соны и топонима сонская земля – жителям Ксанского эриставства [Аристоп (ИристовСонский].

В сюжете о посольстве Н. Толочанова (1650-1652 гг.) Майсурадзе вновь ошибается, утверждая, что «осетины поселились на бывших землях сванов в Урухском ущелье значительно позже».

Однако материалы того же посольства Толочанова опровергают мнение «эксперта». Поздней осенью 1650 г. по пути в Грузию послы России Толочанов и Иевлев остановились в Анзоровой Кабарде. Сюда приходили «из гор два человека дигорцев смотреть государевых послов, а имена их Смаил да Чибирка. Им задали вопрос ‘отколе пришли, и каково владения, и для чево пришли’. И они сказались дигорцы. Жилище их в горах, вверх по реке Урухе, а владелец у них Алкас мурза Карабугаева владенье его четыре кабака. А в кабаке, сказывали, жильцов дворов по двести и больше».

Без комментариев.

Этим сюжетом мы закончим небольшое обозрение части «перлов» члена «Клуба экспертов». Остальные оставим без внимания. В силу их ну «просто анекдотичного характера».

 


 [1] Интерес к «северу» (что бы не скрывалось за этим термином) был по сути постоянным в грузинской среде. Грузинские цари обращали свой взор на «север» в надежде получить помощь в борьбе с Ираном и Турцией. «Никогда Иверия не бедствовала ужаснее нынешнего, - говорил в 1604 г. грузинский царевич Георгий послу России, - стоим под ножами Султана и Шаха; оба хотят нашей крови и всего, что имеем… Турки, персияне… силою к нам врываются; а вас зовем добровольно: придите и спасите!»

К «северу» от Грузии находились осетинские общества. Во второй половине XVII в. царь Картли Георгий XI и его брат Арчил, правивший в Кахетии, а затем и в Имеретии, неоднократно скрывался от персов в горах Осетии: Зарамаге, Цее, Тагаурии и Дигории. По данным очевидца той поры капуцинского монаха Диониджо Карло, прибывшего в Тифлис в 1681 г., Георгий XI «своего единственного сына женил на дочери осетинского мтавара. Осетины гордый народ, живут обособленно в лесах и охотятся на медведей и на прочую дичь. Благодаря этой женитьбе Георгий в нужное время найдет там убежище и окажет сопротивление персам». Примечательны и другие шаги Георгия, предпринятые им для укрепления связей с осетинами. В частности, он подарил известным осетинским святыням - Рекому  и церкви в Дзвгисе - колокола.

Современные грузинские политики, в частности М. Саакашвили, также обращают свои взоры на «север». Правда, на сей раз – на «северо-атлантический блок НАТО.

Учитывая страсть «эксперта Гоги» к поиску «искаженных истин просто анекдотичного характера», вспомним грузинский анекдот. В «застойный» период Э. Шеварднадзе получил «орден Коперника за то, что доказал недоказуемое: солнце в Грузию пришло с севера»!

 [2] Разница между путешественником  и послом все-таки есть. И существенная. Историк обязан это знать, дилетант – нет. В этой связи вспоминается одно занятие на историческом факультете университета Санкт-Петербурга. В.В. Мавродин, возглавлявший кафедру средних веков по истории СССР, выгнал со своего занятия без права посещения в дальнейшем некую студентку, которая, рассказывая о Бородинском сражении, П. Багратиони назвала командармом. Командармом мог быть Тухачевский, а Багратиони –командующим армией. Но таких деталей Г. Майсурадзе не знает. Ведь он не историк…

 Феликс Гутнов

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.