Информационный сборник: №4 Апрель, 2008

Раздел: АНАЛИТИКА

Статья: Аналитика

СЕМЬЯ У ОСЕТИН: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

Семья - один из старейших институтов общества и важнейший из феноменов, сопровождающих человека в течение всей его жизни. Наиболее распространенная точка зрения  термин семья трактует как  ячейку (малую социальную группу) общества, важнейшую  форму организации личного быта, основанную на супружеском союзе и родственных связях, то есть отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями, сестрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

Не менее сложным вопросом является и вопрос классификации, типологии семей. Одна из последних классификаций типов семьи приведена в таблице «Типология семьи».

        

                                Таблица «Типология семьи»

 

Критерий

типов семьи

Наименование

Типов семьи

                    Определение

Степень  родства

Консангвиальная

Семья из кровных родственников, принадлежащих к разным поколениям

 

Коньюгальная

Семья из супругов не родственников и их детей

Принадлеж-ность

Семья

Происхождения

Семья рождения или родительская

Семья

 

Прокреационная

Семья, вновь созданная взрослыми детьми

Число

Поколений

Расширенная

Включает несколько поколений (прародители, родители и дети) – три и более

 

Нуклеарная

Включает два поколения (родители и дети)

Число

родителей

Полная

Имеет двух родителей

 

Неполная

Имеет только одного родителя

Число детей

Бездетная

Нет детей

 

Малодетная

Один-два ребенка

 

Среднедетная

Трое-четверо детей

 

Многодетная

Пятеро и более детей

Господство

Патриархальная

Экономическое господство мужчины

 

Матриархальная

Хозяйственное господство женщины

Доминирова-ние, главенство, лидерство

Патернальная

Социально-ролевое доминирование мужчины 

 

Матернальная

Социально-ролевое доминирование женщины

 

Эквилитарная

Равновесие социальных ролей мужчины и женщины

 

Системы родства разделяются на классификационные и описательные. Первая относится к периоду родового строя, когда одним термином обозначалась широкая группа лиц, независимо от степени их родства». Вторая – является институтом классового  общества.

У осетин наиболее  распространена описательная система, хотя сохранились и черты классификационной. Этимология основных осетинских терминов родства восходит к древнеиранским словам. Термин фыд «отец», мад «мать», фырт «сын» являются семейными. Общеиндоевропейское название брата - «арвад» - в осетинском означает «член родового объединения». Это значение унаследовано от тех времен, когда все члены рода считались братьями. С обособлением нуклеарной семьи для обозначения родного брата появилось новое слово: «афсымар» (единоутробный). В далеком прошлом возник также осетинский термин, обозначающий семью - «бинонта», его связь с «бын» - «наследство, унаследованное имущество» - указывает, что выделение семьи из рода связано с возникновением института частной собственности (В.И. Абаев).

Кавказоведы XIX в. наряду с малой семьей отметили и т.н. большую. Крупная семейная организация у осетин получила наименование анаураст бинонта «неразделенная семья». Конечно, возникновение терминов обуславливается целым рядом причин в развитии самого языка, но в конечном итоге термины возникают и развиваются в связи и на основе развития объективных общественных процессов. В силу этого содержание терминов отражает объективную реальность. То, что анаураст бинонта представляли собой неразделенные семьи, подтверждает и этнографический материал, свидетельствующий о большом распространении братской[1] и, реже, отцовской семьи главным образом в 2-3 поколения. Данные этнографии осетин склоняют к выводу о регенерировании неразделенной семьи из малой.

Как известно, любая политическая система, форма правления основывается в конечном счете на определенном понимании человека, его природы и потребностей, а семья с самой древности и по сей день остается единственным социальным институтом способным к воспроизводству человека и его полноценной социализации. Как полагают сторонники исторической антропологии, понимание структуры семьи, отношение к детству, к старости, к браку, к женщине - все эти важнейшие вопросы имеют самое существенное значение для понимания системы жизни людей, индивидуумов.

В стабильном обществе, как и в стабильной семье, преобладают гармонические отношения между людьми и интеграционные процессы, объединяющие людей. В  распадающемся обществе, как и в конфликтной семье, преобладают дезинтеграционные процессы и центробежные тенденции.

Все люди, в чьих руках завтра будет власть, воспитываются в сегодняшних семьях. И то, как они используют свои возможности, во многом зависит от того, какой является семья, воспитывающая их сегодня, какие взаимоотношения в ней существуют.

Семья является не просто социальной группой, но и общественным институтом, т.е. совокупностью социальных ролей[2] и статусов,[3] предназначенных для удовлетворения определенной социальной потребности.  Роли человек присваивает в ходе социализации, под влиянием окружения, которому  он подражает, которое его поощряет за одни поступки и наказывает за другие. Результат социализации ребенка определяется усвоением социальных норм и ценностей в ходе взаимодействия с другими людьми. Решающую роль в этом процессе играет семья, ибо она является той средой, в которой у ребенка формируются представления о себе, в которой он принимает первые решения относительно себя и начинает формироваться его социальная природа. По сути, нет таких сторон личности, в формировании которых не принимала бы участия семья. Совместная деятельность и общение родителей с детьми, их сотрудничество и содружество в реальных контактах друг  с другом служит питательной основой, на которой возникает и развивается личность ребенка (З.К. Фидарати).

В традиционной осетинской семье отношения строились на принципе доминирование – подчинение. По обычаям, все члены семьи подчинялись ее главе, которым в подавляющем большинстве случаев был старший мужчина. По свидетельству очевидцев, на рубеже XIX-XX вв. «отец семейства пользуется большим авторитетом, ему подчиняются все в семье… приказания его выполняются беспрекословно. Он главный руководитель семьи, без его разрешения не производят в доме никаких работ» (Х.В.Дзуцев).

Почтительное отношение к старшему (на осетинском – хистар или хадзары хицау – букв. «глава [господин] дома») и безусловное ему подчинение в традиционном осетинском обществе выступало в качестве этического идеала, игравшего решающую роль в формировании модели социального поведения (А.Х. Хадикова). В конце XIX в. в Западной Осетии, по наблюдениям очевидцев, при появлении в доме старшего «все младшие: и женщины, и мужчины немедленно вскакивали  и никто из них не садился, пока не сядет вошедший в дом». Регламентировалось и поведение между членами семьи в присутствии старшего. Молодежи и женщинам предписывалось молчание, при необходимости разговоры велись шепотом, мало кто имел право непосредственно обратиться к главе дома – даже взрослый сын не имел права заговорить с ним первым.

Отец считался основным кормильцем и защитником, главным источником нравственного воспитания. Обычно о нравственности семьи судили по моральным качествам ее главы. Более того, постоянной в своей нравственности мыслилась вся фамилия. Поэтому возникли такие понятия, как «хорз бинонта» (хорошая семья), «хорз мыггаг» (хорошая фамилия), «уаздан мыггаг» (благородная фамилия). В связи с этим у осетин вошло в традицию на вопрос «кай фырт да?» (чей ты сын?) отвечать коротко – называли лишь фамилию.

Традиционное место пребывания отца – вне дома. Это связано с тем, что тяжелые виды трудовой деятельности, которыми он занимался, как правило, находились вне дома. Отсюда пошло изречение: «лаг йе хадзары уазаг у» (мужчина в своем доме гость). Пребывание в доме отца (главы семьи) рассматривалось как пустое времяпрепровождение, т.е. безнравственное занятие. Обычно в таких случаях говорили: «лаг хъуама йа усы фарсма ма бада» (мужчина не должен околачиваться возле жены).

Таким образом, в традиционной осетинской семье имело место четкое распределение ролевых функций: домашнее хозяйство вела мать, постоянно находившаяся при детях; мужчина же находился вне дома, но обязательно при деле. Если глава семьи считал себя мужчиной, он не допускал, чтобы женщина выполняла мужские виды работ.

Здесь же отметим, что в патриархальной власти главы неразделенной (состоявшей из нескольких поколений, живших под одной крышей и ведущей совместное хозяйство) или малой семьи нельзя усматривать нечто деспотическое. Как подчеркнул этнограф XIX в. Савва Кокиев, даже наделенный огромной властью, глава семьи не был тираном. «Малейшее злоупотребление своей властью, своим правом, какое-нибудь деспотическое отношение ведет к подрыву его значения в общественном мнении, к полному падению его авторитета. Вот что кладет печать величайшей осторожности на каждое его слово, вот чем ограничивается его власть».

Несмотря на строгое распределение ролевых функций и признание безусловного лидерства отца, роль и значение матери в функционировании семьи признавалась и до сих пор остается выше отцовской. Не случайно возникла поговорка: «ус хадзаран йа чысыл хур у, йа зады хай» (женщина – маленькое солнце дома, его ангел). Благополучие всего дома в психологии осетин жестко связывалось с  качествами женщины: «усай цауы хадзары баркад ама ладжы хорз» (от женщины зависит изобилие в доме и достоинство мужа). Дети воспитывались в уважении к матери. Проявление малейшего неуважения к матери, особенно к пожилой женщине, характеризовало всю семью с самой отрицательной стороны (там же. С. 164-165).

И все-таки, даже при столь уважительном отношении к матери общественное мнение однозначно склонялось против лидерства матери в семье. Эта функция признавалась только за отцом семейства. Не случайно в прошлом в ходу была поговорка: «усванд хадзар хадзар нау» (дом, в котором правит женщина, не дом). Мужчина в таких случаях попадал в немилость к общественному мнению.

Традиционные отношения в осетинской семье в определенной мере стали меняться в последней трети XIX в. Развитие капитализма подрывало связь старшинства с главенством в доме. По наблюдениям М.К. Гарданова, в тот  период главой семьи подчас считали не того, кто был старше, а того, кто кормил семью.

Сегодня во многих семьях отец продолжает оставаться действительным главой. Но это - не единственная модель ролевых функций. В современной осетинской семье наблюдается новое распределение ролевого функционирования. Есть семьи, где это принятие находится лишь на когнитивном уровне, когда супруги знают о нетрадиционных ролевых моделях. В других случаях восприятие этих же ролей идет на эмоциональном уровне, когда один или оба супруга положительно оценивают и соглашаются с их существованием, однако в поведенческом плане ничем это не подкрепляют. Третья категория  семей – когда супруги демонстрируют в своих поведенческих реакциях существование новой ролевой функции. По данным середины 1990-х гг., примерно в трети  осетинских семей важные внутрисемейные вопросы решались сообща всеми членами семьи (см. таблицу).

 

Преимущественно решает важнейшие вопросы (%)

 

 

1973  село

1974 город

1983 село

1984 город

1993 село

1994 город

Муж

26,1

25,4

26,8

24,9

22,9

25,8

Жена

0,6

9,2

5,7

8,9

8,3

9,5

Отец (свекор)

17,6

13,2

11,1

11,4

25,0

14,9

Мать (свекровь)

12,6

12,0

13,3

13,2

12,5

10,8

Решаем все вместе

43,1

38,5

42,0

40,9

31,3

36.3

Затрудняюсь ответить

     -

1,7

1,1

0,7

      -

2,7

 

Как видно из таблицы, в большинстве случаев решающий голос принадлежал мужу, а в сельской местности даже свекру. Надо признать, что приведенные статистические данные оставляют противоречивое впечатление, характеризуя, видимо, переходное состояние.

Проведенные на рубеже XX-XXI вв. исследования дали совершенно иную картину, отражая резко возросшую роль женщины в решении важнейших вопросов семейной жизни. По анкетным данным, 73,2% осетинских семей важнейшие вопросы муж и жена решают совместно; в 20,5% случаев – решает муж, в остальных случаях – жена. Практически одинаковое участие муж и жена принимают в распределении семейного бюджета – 47,1% в городе и 50,2% на селе; распределяет жена – 43,5% и 37,4% соответственно; распределяет муж – 9.;% и 12,4%. В большинстве семей супруги семейно-бытовым трудом занимаются в равной мере – в городе 61,8%, на селе 69,7%; преимущественно занимается жена – 31,8% и 16,2% соответственно; а 6,4% мужчин в городе и 14,1% на селе полностью освобождены от семейно-бытового труда (Э.Д. Калоева).

Семьи с традиционным главенством мужа и отца, но без авторитарной власти, в современной социологии обозначаются понятием патриархально-модернизированные семьи.

Перемены затронули и другие сферы взаимоотношений в семье. Теперь нечасто встречается прежнее беспрекословное повиновение взрослых детей родителям, сестер – братьям, младших братьев и сестер – старшим. Отношения внутри семьи все больше определяются не местом ее членов в иерархии, сколько личными качествами, включая образование, положение в обществе, приносимый в семью доход и т.д. Вместе с тем многие традиционные представления по-прежнему живы. По данным этнографических наблюдений, в семье продолжает выделяться старший из сыновей, даже если у него старшая сестра, т.к. он является продолжателем рода. Обычно его влияние на других братьев и сестер сохраняется на протяжении всей жизни, как сохраняется представлении о его (и других братьев) обязанности заботиться о сестрах.

Как мы выше отметили, современная осетинская семья в сфере ролевых функций не имеет столь четкого «лица», как в прошлом. По мнению Р.А. Дзалаева, это имеет отрицательное значение. «Отправив мать на работу, общество нарушило семью в прежнем понимании. В наши дни у детей не вырабатывается к родителям то отношение», которое было раньше. Согласно среднестатистическим по стране данным, родители занимаются воспитанием детей 18-20 минут в день, или 9 часов в месяц. В городе работающие женщины на воспитание детей затрачивают времени в 12 раз меньше, чем на домашние хлопоты и в 8 раз меньше, чем на приготовление пищи. Не составляет исключения и осетинская семья, и это – не смотря на традиции, определяющие место матери в семье: «алцыдар сылгоймагыл баст у» (все в семье зависит от женщины); «анафсин хадзары баркад най» (в доме без хозяйки нет изобилия) и т.д.

Одной из причин нестабильности современной осетинской семьи специалисты считают «противодействие, оказываемое стремлению к традиционному укладу с равенством родителей в управлении семьей»; прежний быт осетин «был более прочным, цементирующим семью». Доказательство этому видят «в отсутствии каких бы то ни было сведений о разводах и беспризорных детях в Осетии» (хотя первое утверждение можно и оспорить, ибо нормы обычного права предусматривают процедуру развода, правда такие случаи были в высшей степени редкими). Считается, что «развитие семьи вообще к семье с одним лидером наблюдается в настоящее время во всем мире».

Возвращаясь к оценке ролевых функций, отметим существенное социальное значение того периода функционирования семьи, когда происходит распределение (или перераспределение) семейных, родительских и  иных социальных ролей. В традиционной осетинской семье эти обязанности были четко расписаны традициями и  обычаями. Современная нуклеарная семья с примерно одинаковыми социально-статусовыми показателями, распределение семейных обязанностей представляется задачей весьма сложной как в социальном, так и в морально-психологическом плане. Выход из этой тупиковой ситуации видится во взаимных уступках, компромиссах, взаимного приспособления характеров, привычек двух разных людей. И от того, как завершится этот процесс, зависит характер взаимоотношений супругов в дальнейшей жизни. Процесс адоптации супругов в современной осетинской семье затрудняется изменившимся  соотношением положения мужчины и женщины в семья. Достижение женщиной высокого социального уровня, нередко превосходящего уровень мужчины, повлияло на ее место в семье. Помимо этого, современная женщина наравне с мужчиной способна решить самые сложные семейные проблемы. Часто даже в семьях с откровенно патриархальными устоями женщина играет ключевую роль в нормальной жизнедеятельности семьи, с чем более или менее явно считаются все остальные члены семьи мужского пола. Произошло существенное перераспределение ролей и в вопросах главенства; оно сегодня выглядит отнюдь не патриархальным.

Вместе с тем, как показывают исследования, в распределении семейных ролей в Северной Осетии нет какой-то устоявшейся системы. Отдельные специалисты в этой связи полагают, что «было бы нелишним признание того статуса, который закреплен за мужчиной как кормильца, защитника и опоры семьи, а за женщиной – хранительницы очага, творящей духовную основу семьи», и ее морально-психологической атмосферы. Эти исследователи отмечают, что отсутствие в семье положительного мужского влияния, прежде всего, отрицательным образом сказывается на воспитании детей: мальчиков – ибо они вырастают слишком «женственными», девочек, которые не видя образцов мужского поведения и достоинства, повзрослев, не распознают настоящего мужчину.

Наиболее трудный и ответственный этап формирования семьи приходится на этап ее становления. В этот период ее жизненного цикла происходят события высокой социальной значимости, каждое из которых может решить всю дальнейшую жизнь семьи. Это – взаимная адоптация личных качеств супругов (социальных, моральных, психологических и т.д.); рождение детей, с рождением которых приходят не только новые радости, но и новые обязанности, новый социальный статус, требующий от супругов переосмысления своего прежнего образа мыслей и жизни.

Современная молодая семья имеет весьма сложные стартовые позиции. Не для кого не секрет, что все современные проблемы нашего бытия тяжелее всего сказываются на социальном положении молодой семьи. По законам рынка выживает сильнейший, к каковым не отнесешь молодую семью. Более того, к испытаниям дикого рынка она подошла дезорганизованной. Многие нормативные ценности, которые еще недавно надежно контролировали брачно-семейные отношения, в глазах современной молодежи потеряли свою привлекательность, взамен же ничего равноценного наше общество не предложило. Показательно, что даже сам факт распада семьи из разряда чрезвычайного в наши дни стал привычным социальным явлением. Не оспаривая значение материального фактора, мы все же присоединимся к мнению ученых, которые стабилизацию современной семьи в первую очередь связывают с утверждением в умах молодежи идеи безальтернативности социальной значимости семьи. Вместе с тем мы понимаем, что для каждого брака существуют сугубо индивидуальные пропорции материального и духовного факторов, пропорция которых зависит от объективных и субъективных личных качеств супругов. Мы понимаем также, что социальные последствия материального неблагополучия, прежде всего представляют опасность для молодой семьи. Опыт показывает, что «при самых радужных ожиданиях вряд стоит полагаться на то, что молодая семья сможет самостоятельно выдержать тот социальный пресс, который обрушил на нее разрушительным беспределом дикий российский рынок». Многочисленными социологическими исследованиями, в том числе и по материалам Северной Осетии, установлено, что отсутствие должных материальных условий, помимо прочего, затормаживает молодую семью в  таких функциях, как рождаемость, воспитание детей, их социализация и т.д., способствует деградации самих супругов. В этих условиях говорить о реализации молодой семьей своего социального потенциала, по крайней мере, неправомерно.

Специалисты продолжают поиск путей вывода семьи, как социальной ячейки общества, из кризиса. Предлагаются различные меры  и подходы. По одной из версий, возможным направлением поисков «цементирования» семейных уз конкретно у осетин могло бы стать возрождение положительных  сторон народных традиций, в первую очередь направленных на укрепление семейных ценностей. Значительная их часть была связана с жизнью молодой семьи, начиная  с установления супружеских отношений и кончая рождением детей, их воспитанием и социализацией. Традиция устанавливала неукоснительно выполняемые взаимные обязательства между супругами, между молодоженами и представителями старших поколений, причем – не только в семье, но и  в рамках фамилии, родственников и всего окружения. Вступление молодой семьи в сложную иерархическую систему родства, знакомств и общения оберегая ее от чьего-либо произвола, в необходимых случаях способствуя укреплению ее материального достатка, одновременно контролировало и регулировало ее поведение в соответствии с традиционными нормами и установками. Конечно, в условиях современных социально-экономических, политических и духовных реальностей нельзя помышлять о возврате прошлого  в неизменном виде. Речь идет о продуманном подходе к современным традициям, корнями уходящим в прошлое, но не утратившим своего значения и сегодня. В этой связи одной из актуальных задач изучения молодой семьи становится выявление путей возрождения народных традиций, значимость и ценность которых с годами не потускнела.

В переходный период, когда государство не приобрело еще определенной и устойчивой формы, соответствующей новым экономическим условиям, объективно возрастает роль семьи как основы жизнедеятельности людей. Однако в нашей стране в постперестроечный период функционирование социального института семьи во многом характеризовалось негативными тенденциями, отразившихся в разрушении традиций и  норм, деформаций  присущих ему социальных функций. В этих условиях государству целесообразно разработать и внедрить систему семейной политики, включая ее среднесрочную программу, призванную обеспечить реализацию институциональных прав  и интересов семьи, ее укрепление и развитие. Одновременно в  качестве приоритетных неотложных мер важно реформировать социальную защиту прежде всего семей с детьми.

Эти цели провозглашены приоритетными в 2008 г. – «Году семьи».

 

 

Информационно-аналитический центр

Парламента РСО-Алания                                                          апрель 2008 г.

 


[1] Народное мнение осуждало стремление к индивидуальному выделению, и наоборот, большим авторитетом пользовались братья, которые при разделе выделялись вместе.

[2] Роль - это ожидаемое поведение, связанное с определенным статусом.

[3] Статус - позиция человека в обществе с определенными правами и обязанностями.

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.