Информационный сборник: №6 Июнь, 2008

Раздел: Аналитика

Статья: Осетия-Кабарда

Средневековый Кавказ представлял собой пестрый в этническом отношении регион. Данное обстоятельство породило идею, будто здесь проживало невероятное множество народов. Количество местных этнических групп некоторые авторы доводили до ста, а арабский ученый X века Ибн-Хаукаль писал, что на Кавказе «360 языков». Все его народы, на каком бы расстоянии друг от друга они не находились, связаны между собой многочисленными нитями языковых и культурных контактов. По замечанию В.И. Абаева, на Кавказе сложился единый в главных чертах культурный мир.

К глубокой древности восходят первые осетино-кабардинские этнокультурные контакты. За многовековую историю накопилось немало примеров на эту тему. В качестве иллюстраций мы приведем лишь несколько сюжетов, которые плохо (либо вовсе не)  известны широкому кругу читателей.

Связи осетин и адыгов своими корнями уходят в седую древность. Как установлено учеными, киммерийцы – передовой отряд скифов, предков современных осетин – имеют непосредственное отношение к происхождению адыгов. В научном мире это считают вполне реальным фактом.

По авторитетному мнению кабардинского исследователя Бетрозова, в VIII-VII вв. до н.э. киммерийцы и скифы  «были тесно связаны с предками адыгов... формирование адыгского народа и его культуры происходило в тесном единстве с ираноязычными киммерийцами и скифами, а немного позднее (с IV в. до н.э.) с родственными скифам сарматскими племенами - сираками и аорсами». Влияние сарматов было столь сильным, что «вызвало внешнее переоформление материальной культуры части древнеадыгских племен и даже появление новых типов погребальных сооружений - катакомб и склепов». Принято считать, что меоты и сарматы (сираки) «заложили основы формирования адыгской народности». Одним из внешних проявлений синтеза стало появление иранских терминов в качестве обозначения части адыгских племен. Например, этноним иксоматы (употребляется в «Стратегии» Полиена). К этому времени часть меотов могла состоять из иранских племен.

Дальнейшее развитие отношений предков осетин и кабардинцев отмечено в аланский период (I-XV вв.). Кабардинские ученые признают «определенное воздействие алан на культуру адыгов». Археологические материалы указывают на своеобразные зоны синтеза аланских и местных племен.

Прочные связи привели к заимствованию друг у друга элементов экономического быта, материальной и духовной культуры. Имеющиеся  материалы свидетельствуют о сходстве элементов семейно-бытовых традиций, норм обычного права, планировки и внутреннего убранства жилища, и т.д.

Взаимосвязи между аланами и адыгами были стабильными на протяжении многих веков. В различных средневековых источниках содержатся многочисленные указания на соседство и даже  совместное проживание алан-асов и адыгов, как западных – зихов, так и восточных – касогов

Реальное историческое адыгское имя Идар, принадлежащее одному из потомков легендарного прародителя адыгской знати - князю Иналу, имеет аланское происхождение. Основой имени Идар послужил аланский социальный термин алдар, изначально имевший значения «рукодержец», «предводитель», «вождь»; позднее – «князь».  

Тесное переплетение исторических судеб, культурное взаимодействие предков осетин и кабардинцев, как и вообще всех горских народов, привело к широкому распространению на рубеже I-II тысячелетий идеи единого происхождения народов Кавказа. Фольклорное отражение данного явления сохранилось у всех народов Кавказа.

Оценивая характер алано-кабардинских взаимоотношений просветитель Ш.-Б. Ногмовым привел несколько фольклорных памятников о войнах адыгов с хазарами и совместных походах адыгов и овсов (алан) «против хазарских крепостей Аскалы, Саркалы и Тмутаракани, которые происходили при потомках Инала».

В средние века кабардинцы нередко обозначались этнонимом касак/касоги. «По соседству с аланами, - отметил Масуди, - между Кабхом и Румским морем находится народ по имени Кешек... Аланы могуществом превосходят этот народ и тот не был бы  в состоянии сохранить свою независимость перед аланами, если бы не имел укреплений, построенных на берегу моря... Известно, что если народы, говорящие их языком, сплотятся, то ни аланы, ни другой какой народ не будет в состоянии ничего предпринять против них».

Особняком стоит информация персидской хроники «Худуд-ал-алам», согласно которой «Кашак - область Алании на побережье Гура. Это приятное место и там у них имеются торговцы». Вероятно, в данном случае анонимный персидский автор смешал свидетельства о присутствии аланских купцов на побережье Черного моря и данные о собственно касогах. В связи с этим напомним слова Абульфеды (1273-1331 гг.) о том, что «кашаки - это народ, который поселился между абхазами и аланами». Вместе с тем он отметил, что «к востоку от абхазцев на берегу моря находится город алан (Мединет-Аланийе). Этот город назван так потому, что его населяет народ аланской расы».

Некоторые лингвисты (В.Ф. Миллер, В.И. Абаев) этимологию отдельных племен (дандариев и аспургиан) Северо-Западного Кавказа выводили с иранского. Для некоторых историков это послужило основанием сделать вывод о вхождении в состав меотов не только абхазо-адыгских, но и ираноязычных племен. Данная точка зрения не лишена оснований, поскольку «прослеживается большое сходство в материальной и духовной культуре меотских и сарматских племен» (А.Х. Нагоев)

Р. Бетрозов не сомневается в большой роли ираноязычных племен в этногенезе протоадыгов. По его мнению, меоты делились на две группы - донских и кубанских. «Донские меоты, в силу своего иноэтнического сарматского преобладающего окружения из адыгоязычных стали ираноязычными». Кубанские меоты сохранили свой язык и культуру. Тем не менее и здесь народная память сохранила «бесспорные факты проникновения сарматских этнических элементов в адыгскую среду».

О неоднородном этническом составе меотского союза говорит эпиграфический материал. В боспорских надписях при перечислении зависимых от царей Левкона и Перисада племен  употребляется выражение «всех меотов». Так, например, Перисад в 347 г. до н.э. имел титул: «архонт Боспора и Феодосии, царь синдов и всех меотов, фатеев и досхов». Исходя из этого В.Е. Максименко считает, что «меоты - не единая этническая общность, как, например, синды, а совокупность отдельных племен, вероятно, и этнически  неоднородных». В этой связи археолог напомнил идею М.И. Ростовцева о совпадении в античных источниках близких и частично перекрывавших друг друга названий «меоты» и «савроматы». В.Е. Максименко пошел еще дальше и высказал интересную, но не бесспорную мысль: скорее всего «савроматы» классического периода эпохи раннего эллинизма - это этнический термин, а «меоты» - «географический, данный населению, проживающему на восточном побережье Меотиды».  По его мнению, в состав «меотских» входили и неираноязычные племена (т.е. не родственные скифам  и савроматам), происхождение коих восходило к северокавказским племенам эпохи бронзы и которые составляли основу оседлого земледельческого населения Прикубанья.

Как видно, некоторые средневековые авторы либо на территории касогов, либо в непосредственной близости от них располагали аланские торговые центры. Следовательно, отношения между аланами и касогами, помимо прочих, имели торгово-экономическое значение.

Согласно сведениям Константина  Багрянородного, «страна по названию Касахия, выше Касахии находятся Кавказские горы, а выше этих гор - страна Алания. Вдоль побережья Зихии /в море/ имеются островки, ... используемые зихами под пастбища и застроенные ими... В бухте Спатала находится еще один островок, а в Птелеях - другой, на котором во время набегов алан зихи находят убежище».

Еще один интересный сюжет из осетино-кабардинских взаимоотношений  нашел отражение в устном народном творчестве соседних народов: осетинских преданий о Хетаге и кабардинских – о родоначальнике князей – Инале. Помимо генеалогических, Инал выступает главным героем и в исторических преданиях. Причем, он всегда предстает в образе правителя «страны адыгов». К имени Инал Ф. Ган возводил название аула в Осетии и одну из осетинских  фамилий. В некоторых вариантах родословных и исторических преданий  уточняется: Инал являлся предком «известного осетинского рода Хетагуровых». Согласно генеалогическому преданию нарских уазданлагов («благородных людей»), Хетаг был младшим сыном князя Инала, жившего на Большом Зеленчуке. Приняв христианство, Хетаг бежал в горную Осетию. Его старший брат Биаслан стал родоначальником кабардинских князей.

В заключение обратим внимание и на утверждения раннесредневековых закавказских и византийских историков о едином происхождении народов региона. Причем, процесс этнической консолидации горских народов представлялся им настолько интенсивным, что речь велась практически об одном народе. Древнегрузинский летописец Леонтий Мровели все горские народы вообще выводил от одного предка - Таргомоса.

Такой характер взаимоотношений народов Кавказа обусловлен  объективной необходимостью сохранять мир в общем доме – Кавказе, а в случае необходимости – совместно противостоять внешней угрозе. Проживая на ограниченной территории в течение многих веков, народы Кавказа нарабатывали, во многом универсальные, созвучные общечеловеческим ценностям принципы разносторонних отношений между собой и внешним миром.

Информационно-аналитический Центр

Парламента РСО-Алания

Июнь 2008 г.

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.