Главная >> Информационный сборник >> №1 Январь, 2010 >> Статус 2010 – год учителя

Информационный сборник: №1 Январь, 2010

Раздел: Аналитика

Статья: Статус 2010 – год учителя

Будущее любого народа, любой страны зависит от воспитания и обучения подрастающих поколений. Это накладывает большую ответственность на воспитателей и учителей. Наряду с современными методами обучения, педагоги наших детских и юношеских учебных заведений используют традиционные методы воспитания и богатое наследие осетинской народной педагогики. Разумеется, школа переживает сейчас не лучшие времена. Но это не снимает задачи воспитания и обучения грамотной молодежи. Осознавая тяжелую (буквально во всем) ситуацию, государство в последнее время активнее стала решать   проблемы, стоящие перед учителями. Не случайно в нашей стране 2010-й год объявлен годом Учителя.

В связи с этим мы вкратце напомним узловые вехи в становлении школы в Северной Осетии.

Тяга к знаниям всегда была отличительной чертой осетин. Архивные материалы сохранили имена и фамилии первых учеников-осетин. Летом 1768 года в Моздокской школе готовились к встрече учебного года. «Для обучающихся осетинских старшинских малолетних детей в школе надлежит купить как съестных припасов, так и на платье холста  хорошего». Показательно, что еще до присоединения к России (1774 г.) дети из осетинских ущелий обучались грамоте в русских школах. Так, в «Ведомости осетинской школы ученикам» (23 июля 1768 г.) значатся:

1. Иван Елиханов (Мамисонского уезда),

2. Феофан Черкезицев (Дигорского уезда),

3. Яков Балаев (Нарского уезда),

4. Петр Мамиев (того же уезда),

5. Андрей Битаров (Захинского уезда),

6. Павел Балаев (Куртатцкого уезда),

7. Василий Абаев (сын моздокского поселенца из новокрещенных осетин).

 

После присоединения Осетии к России школы стали появляться и в горных районах.

В первой половине  XIX в. во Владикавказе отмечены первые учебные заведения. По данным А. Гатуева, еще в 1830 году в крепости специально для осетин открылось 4-классное духовное училище, и архиепископы Евгений и Моисей «употребляли меры расположить осетин отдавать своих детей в пансион училища, на содержание духовной комиссии». Поначалу из-за опасений и нежелания родителей расставаться с детьми возникли трудности, т.к. «не было охотников учиться». Архиепископ грузинский  и духовная комиссия изъявили особую благодарность священнику Георгию Берзенову за то, что тот «расположил Сухиева, Газзаева и Кулаева отдать своих детей в пансион». Но уже вскоре картина поменялась: «дети осетинские, оказывая успехи в науках», после окончания училища «начали поступать в Тифлисскую духовную семинарию». Среди первых семинаристов - выпускники владикавказского училища Беса Колиев и  Василий Цораев (последний к тому же затем окончил  и академию). После них в разное время семинарию окончили Георгий Кантемиров, Михаил Сухиев, Соломон Жускаев, Алексей Аладжиков и др.

Под влиянием русской культуры зарождается осетинская письменность. В 1844 году академик Щегрен издал в Петербурге большой труд в 2-х частях - «Осетинская грамматика с кратким словарем осетино-российским и российско-осетинским». Тогда же выходят первые переводы на осетинский язык духовных и светских книг.

В 1848 году при Навагинском полку во Владикавказе открыта школа военных воспитанников. В нее принимались дети алдаров. Из детей горцев «почетных сословий» здесь готовили будущих офицеров русской армии, переводчиков и другие чины гражданской службы на Кавказе. В середине XIX века во Владикавказе открыты две светские школы, в том числе одна для детей горцев на 70 человек.

Жители Осетинского форштадта составили значительную часть первых поколений осетинской интеллигенции. Из форштадта вышли такие видные представители национальной культуры, как поэт и общественный деятель Аксо Колиев, философ Афанасий Гассиев, известный врач Дзыбын Газданов, первая осетинская балерина Аврора Газданова, писатель Гайто Газданов. В конце века среди выходцев из Осетинской слободки насчитывалось 26 учителей и учительниц, 12 врачей, агрономов, инженеров, 3 юриста, 53 офицера и 3 генерала, 115 юнкеров, 5 лесничих и 7 священников. В это время во Владикавказе появляются первые учебные заведения.

В 1853 году основано новое поселение – Вольно-Христианское. Первым делом здесь построили церковь. А в 1856 году усилиями священника Иоанна Мревлова при ней открыли церковно-приходскую школу на 40 учеников.  Свою квартиру Иоанн отдал под приют и содержал его на свои скудные средства. Отец Иоан буквально не отходил от своих питомцев. По словам современников, «заботливость его об учениках была чисто отеческая». Уже через год 8 из его учеников «им определены во II класс владикавказского духовного училища на счет духовной комиссии».

Со временем в селе открыли еще несколько школ; в этом отношении ему не было равных не  только в Осетии, но и, пожалуй, на всем Кавказе. В заметке анонимного автора в газете «Кавказ» (1902. № 293) отмечалось: «селение Вольно-Христианское довольно большое и многолюдное, и жители его известны зажиточностью. Благодаря этому они не скупятся и для обучения своих детей. Основали несколько мужских и даже одну женскую школу... Теперь жители разделили селение на три участка, и  каждый участок сам строит для себя отдельное двухклассное училище. Одно отделение уже выстроило и обошлось жителям в 7000 рублей».

В другой заметке грузинская газета «Иверия» сообщала своим читателям, что в Вольно-Христианском на 1000 дворов приходится одна 2-хклассная мужская церковно-приходская школа, одна женская и три школы грамотности для взрослых; в этих школах преподавали 7 учителей, из коих троих селение содержало за свой счет. В 1900 году число желавших отдать детей в школу настолько возросло, что стало недостаточно имевшихся здесь учителей. Поэтому на собрании родителей 13 сентября вынесли решение собрать по 1,5 рубля с каждой семьи, чей ребенок поступал в 1-й класс. На общую сумму наняли еще 3-х учителей с окладом 120 рублей и кроме того все остальные расходы по содержанию новых учителей сельское общество взяло на себя. Принятые меры дали возможность принять в школы еще 140 мальчиков и 60 девочек. Причем, желавших отдать своих девочек на учебу оказалось в 5 раз (!) больше - 300. Для участия в жеребьевке для определения счастливчиков выделили те семьи, в которых не было ни одного ученика; таковых набралось 117. Матери, не попавших в их число, говорили: «я согласно платить в год десять рублей, лишь бы мою дочку приняли в школу»; другая для этого готова была «продать последнее платье». После определения 60 учениц родители оставшихся за порогом школы девочек тут же решили собрать деньги и «пригласить еще новых учителей».

Высокая оценка состояния школьного дела в Осетии дана анонимным автором статьи в газете «Иверия» (1900. № 209): «в Осетии, и в горах и на равнине, вы не встретите даже самого маленького прихода, где не  было бы школы с двумя-тремя учителями». Вернувшись с открытия в Вольно-Христиановском (Дигора) 3-й школы, автор статьи не без горечи писал: «Видевший все эти приятные картины, я пришел к себе домой, взял 199 номер газеты ‘Иверия’, я стал читать присланную из селения Ацана (Гурия) корреспонденцию и остановился на месте, где было написано: ‘печь лепешки и сама мать может научить свою девочку, и что за выдумки учить девочку грамоте’. Стал читать дальше и опять остановился у слов: ‘меня тоже отец не учил грамоте, а посмотрите - какой я удалец!’ Таким образом, как видит и сам читатель, в одно и то же время и удивительно и приятно, что наши собратья осетины с такой огромной любовью стремятся к образованию, и в то же время печально и удивительно, что сознательность нашего грузинского крестьянства  до сих пор еще не может проснуться от своего летаргического сна и до сих пор еще не может осознать большое значение образования. 4-го сентября, ночью, после дождя предыдущего дня, пошли заморозки, выпал иней, что сильно повредило посевам кукурузы. После пятого опять настали хорошие теплые дни, но поврежденной кукурузе это не поможет».

 

Кто бы мог подумать, что последняя параллель станет актуальной сто (!) лет спустя.

 

 

Феликс Гутнов

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.