Информационный сборник: №5 Май, 2010

Раздел: Дайджест

Статья: Дайджест

Делягин о «распадской»:

«НИКТО НЕ СМОГ ТАК ОПОЗОРИТЬ ПРЕЗИДЕНТА ПУТИНА, КАК ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ПУТИН»

 

ЧЕЛЫШЕВ: - Михаил Геннадьевич, это первая трагедия у нас на шахте, которая оборачивается не просто выделением очередной порции денег погибшим, семьям пострадавших, а какими-то протестными настроениями.

ДЕЛЯГИН: - Она обернулась протестами из-за совершенно фантастических по своей неадекватности и агрессивности действий представителей государства. Я могу об этом судить, потому что редакция сайта ФОРУМ.мск, редакционный совет которого я возглавляю, находится на прямой связи с людьми в Междуреченске.

Жителей города долгое время держали в полном неведении, не сооб-щая ничего, - не то, что не выражая сочувствия, а, по сути дела, подвергая пытке неизвестностью. После чего губернатор Тулеев заявил, - правда, затем «Московский комсомолец» писал, что это были слова гендиректора шахты «Распадская» Козового, - что горняки в среднем получают 80 тысяч рублей в месяц, и им не на что жаловаться. Согласитесь: даже если бы они и вправду получали по 80 тысяч рублей в месяц, это все-таки не основание для смерти и не повод для откза от своих прав, - если не на жизнь, то хотя бы на информацию и сочувствие.

Так или иначе, эти заявления стали одним из основных поводов к ми-тингу и беспорядкам. Самое главное, что формально они соответствуют действительности - средняя зарплата работников шахты действительно 80 тыс.руб. в месяц. Однако это число «набегает» за счет зарплат руково-дства и близких к нему клерков, - а шахтеры получают не более 35 тысяч рублей, если план выполняется. Если же напряженный план не выполнен, зарплата падает до 25 тысяч, а то и меньше. При этом многие из горняков выплачивают проценты за потребительские кредиты, ипотеку и прочее, так что на жизнь, с учетом высоких коммунальных тарифов, почти ничего и не остается. Поэтому, когда прозвучали заявления о том, что шахтеры получают по 80 тысяч рублей, они примерно с 17 часов стали собираться на площади, показывали друг другу квитанции о получении зарплаты и пытались найти людей, которые столько получают. И, понятное дело, не нашли, - потому что «хозяев жизни» по главе с руководством шахты там, конечно же, не было.Люди стояли на площади около 7 часов, и на них никто не обращал внимания, никто не пытался помочь им и просто поинтересоваться, что с ними происходит. И только через 7 часов была перекрыта железная дорога.При этом нужно учесть, что гендиректор «Распадской» Козовой, по имеющимся сообщениям, категорически запретил горнякам говорить, что им платят меньше 40 тысяч, пригрозив в противном случае уволить с работы.

Весьма характерно для современной бюрократии и олигархии, что, как говорят шахтеры, Козовой утверждал, что они работают не за деньги, а за место, так как вместо них он всегда может нанять китайцев, готовых работать за меньшие зарплаты.

После того, как оболганные люди попытались защитить свои неотъемлемые права, в Междуреченске начались, по сути дела, массовые репрессии. Город блокирован и, по имеющейся информации, в нем введен план «Крепость», который никогда раньше не вводился в России на территориях, не относящихся к охваченным террором республикам Северного Кавказа. То есть там не просто въехать и выехать крайне сложно, там даже в какие-то моменты блокируется мобильная связь, с чем участники Forum.msk.ru, например, сталкивались при разговорах по телефону с находящимися там людьми.

Но я хочу сказать не только о большой катастрофе, о которой мы все знаем и по которой скорбим.

Я хочу сказать еще и о маленькой катастрофе, о которой без нас никто не узнает и в которой вся российская бюрократия проявилась, как в капле воды, - о чрезвычайной ситуации в Тверской области.

По непонятным причинам на плотинах в верховьях Волги, около по-селков городского типа Пено на озере Волго, из которого вытекает Волга, а также вблизи поселка Селижарово этой весной вообще не спускали воду. В результате сложилась катастрофическая ситуация, были превышены все допустимые отметки затопления, - и, вероятно, проснувшись, воду стали спускать «залпом». В результате, по слухам, 10 мая затопило поселок Пено, а 14 мая - это уже точно, без всяких слухов, затопило часть поселка Селижарово. Там затоплены частные дома, вода стоит в подъездах многоэтажных домов; есть фотографии и даже, видео.

Туда приезжала комиссия из Твери, посмотрела, чрезвычайной ситуации не объявила, никаких мер люди не ощущают. Средства массовой информации молчат и ничего не сообщают о том, что два населенных пункта затоплены. Их жители не получают не то что возмещения ущерба, но даже никакого сочувствия.

Это сообщение, которое пришло мне сегодня. Единственное, что я опустил при его чтении, - это комментарии в адрес губернатора Тверской области господина Зеленина. Я думаю, что они не очень сильно отличаются от тех комментариев, которые в аналогичной ситуации звучат по поводу губернатора Кемеровской области Тулеева, а среди наших радиослушателей наверняка есть женщины.

Возвращаясь к новой трагедии в Кузбассе, могу сказать, что меня больше всего потрясла и, более того, оскорбила не сама катастрофа, а отсутствие траура. 66 погибших, 24 без вести пропавших (только по официальным данным, а есть и неофициальные), - и нет траура.

Более того: мы имеем полную информационную блокаду.

Хорошо, 9 мая - День Победы, не стоит омрачать. Но потом-то можно, - ведь погибли живые люди.

Смотрите, что у нас было с траурами: разбились польские руководители, которые к нам относились, насколько можно судить, весьма скверно - по ним траур. Это правильно: пусть они русофобы, но они люди, и их жалко. Хотя назначать траур на День космонавтики - это, по-моему, верх бестактности, но лучше так, чем никак.

Далее: в Перми в ночном клубе сгорели достаточно высокопоставленные люди - тоже траур, и тоже правильно: людей жалко.

Однако незадолго до этих событий произошла катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, в которой погибли рабочие и инженеры, а вскоре после них - катастрофа на шахте «Распадская», где тоже погибли рабочие и инженеры.

И никакого общенационального траура: нечего, мол, скорбеть, «Дом-2» лучше смотрите.

В результате возникает все более твердое ощущение, что в нашей стране наше руководство как бы уже и не считает рабочих и инженеров людьми.

Если Вы русофоб - к Вам отнесутся с уважением, вас помянут.

Если Вы погибли в ночном клубе, - да, Вы человек, и Вас помянут по-человечески.

А если Вы рабочий, если Вы инженер, если Вы не воруете, а своим трудом непосредственно созидаете богатство нашей Родины, - то, выходит, Вы как бы уже и не человек?

Вот это отношение к тем, кто должен быть гордостью страны потрясает меня больше всего.

Мы с Вами не можем исправить это отношение, которое трудно назвать иначе, кроме как неприкрытым хамством.

Мы с Вами не может объявить общенациональный траур по погибшим шахтерам.

Но мы можем выразить личное отношение к их памяти.

Думаю, мы должны в память об этих людях до сорокового дня с мо-мента трагедии носить черные ленточки, или черные галстуки, или иные знаки траура. Показывая в том числе, что не считаем рабочих и инженеров людьми «второго сорта», и что даже в Москве живут не только бездушные чинуши, алчные олигархи и гламурные шлюхи, но и нормальные люди.

ЧЕЛЫШЕВ: - Может быть, они ждут, пока прояснится судьба вот этих 24 горняков, которые, скорее всего, тоже погибли?

ДЕЛЯГИН: - Чего там ждать, что там еще не прояснилось? Там уже началась закачка воды в проблемные зоны шахты. Если это начали, значит, шансов на то, что кто-то выжил, нет. А тела просто не смогли найти из-за тяжелейших условий.

И, помимо траура, мы не должны позволить чинушам и олигархам в очередной раз «замотать» вопросы о причинах трагедии.

А вопросов много - достаточно посмотреть на поведение котировок акций шахты «Распадская» перед трагедией.

Да, они были переоценены, и их котировки должны были снижаться даже сами по себе. И между майскими праздниками, с 4 по 7 мая они мед-ленно дешевели - с 200 с лишним до 185 рублей за акцию. Это снижение было вызвано объективными обстоятельствами - как собственной переоцененностью акций, так и общим снижением рынка. Однако уже самым вечером 7 мая, буквально в последние час-два торгов перед катастрофой, наблюдался обвальный сброс акций, в результате которого. То есть рынок буквально рухнул до 168 рублей за акцию, причем акции предлагали купить даже по 70 рублей, - просто уже не было покупателей. По сути, акции продавали по любой цене, от них панически избавлялись.

Простой вопрос: почему?

Что означает такая паника?

ЧЕЛЫШЕВ: - Инсайд?

ДЕЛЯГИН: - Инсайд бывает относительно тех или иных принятых кем-то решений. Какие могут быть решения перед катастрофой?

Возникает ощущение, что до катастрофы кто-то на фондовом рынке узнал о ней и начал избавляться от акций. Причем избавляться панически - даже сейчас они стоят дороже, чем 70 рублей.

И, если не будет расследования этого фантастического сброса акций, если представители государства не захотят расследовать вещи, связанные с причиной катастрофы, - это будет исчерпывающе внятным сигналом.

Не менее страшным и трагическим, чем сама катастрофа.

- (Звонок от Артема Степановича) Я уважаю ваше компетентное мнение и присоединяюсь ко всему тому, что сказал Делягин. Вы очень хорошо сказали о рабочих и инженерах. Но, к сожалению, не сказали о военнослужащих, которые сейчас находятся в самом низу социальной лестницы. Министр обороны даже называет их «маленькими зелеными человечками». Недавно я с изумлением узнал, что военным пенсионерам не повышают пенсию, потому что (это аргумент министра обороны) нет денег, - а денег нет потому, что на них (то есть разницу между текущими пенсиями и намечавшимся повышением) этот министр хотел бы содержать армию по контракту. Нами сейчас руководят такие люди, что унижает наше национальное достоинство, кто бы кем себя по национальности ни чувствовал в нашей стране.

ДЕЛЯГИН: - Положение военнослужащих в нашей стране абсолютно чудовищное. К сожалению, это действительно самые бесправные люди в нашем обществе. И то, что с ними творят, это чудовищно и невыносимо, - но это большая тема и, думаю, мы обсудим ее отдельно.

Вернемся к обсуждению катастрофы на шахте «Распадская».

Описывая взрыв, шахтеры упорно говорят, что метан взрывается по-другому. Он взрывается на одном уровне шахты, - а на «Распадской» взрыв пошел наверх, разнесло постройки наверху. То есть для метана картина взрыва совершенно не характерная.

Кроме того, если это был взрыв метана, второй взрыв просто не мог бы произойти: нечему взрываться. А некоторые шахтеры говорят, что они слышали даже четыре взрыва, просто два следующих были слабее.

И, наконец, за некоторое время перед этой катастрофой проводилась дегазация шахты. То есть делались специальные шурфы, через которые этот метан отсасывали.

Появились сообщения, что в больнице Междуреченска был неизвестный раненый мужчина, которому оказывали помощь, а когда начали переписывать фамилии, он вдруг убежал оттуда. При этом парадоксально, что Междуреченск - город не такой большой, большинство людей, связанных с шахтой, друг друга знают, а этого человека не знал никто.Все это можно было бы списать на человеческую глупость, слухи, случайные наложения и прочее: мы с вами знаем, что, на самом деле, бывает всякое. Но здесь мы сталкиваемся с сознательным, систематическим, плотным блокированием информации, которая сопоставима с блокированием информации, которое было при гибели атомной подводной лодки «Курск». И оно пугает не меньше самой катастрофы. Дальше. Безотносительно к тому, чем была вызвана эта катастрофа, необходимо обратить внимание на чудовищную ситуацию, которая сложилась у нас в угольной отрасли в целом.

- (Звонок от Татьяны) Вы склоняетесь к тому, что, возможно, это был теракт. Возможно. Но слишком часто у нас стали происходить теракты - Саяно-Шушенская ГЭС, взрыв в метро, взрыв на железной дороге. Информация, конечно, у нас не будет даваться. Потому что мы наживаем себе очень много врагов. Взять ситуацию в Грузии. Впрямую они вступить не могут с нами в борьбу. А за то, что у них отняли 20% территории, конечно, они будут мстить. Не впрямую, а так, как сейчас. Потому что у нас своей земли девать некуда, а зачем мы еще у маленькой страны отняли 20% территории. По шахте. Возможно, что там был теракт.

ДЕЛЯГИН: - Могу сказать, что на Саяно-Шушенской ГЭС был не терракт, а, с моей точки зрения, преступная халатность. Не знаю, что именно и каим именно образом взорвалось в «Распадской», потому что я не специалист в этой сфере, - но не могу не сказать, что мы у Грузии никакой территории не отнимали.

Мы после попытки геноцида граждан России, после вероломных убийств наших миротворцев их грузинскими коллегами принудили группу извергов к миру и, отказавшись от идеи наказания их за попытку совершить преступления против человечества, де-юре признали независимость, которая де-факто существовала с начала 90-х годов.

Если бы грузинские правительства - разные, кстати сказать, и плохо относившиеся друг к другу - не пытались осуществить в Абхазии и Южной Осетии геноцид, то эти территории прекрасно жили бы в составе Грузии и думали бы о независимости не больше, чем какая-нибудь Ивановская область. Так что здесь не нужно перекладывать с больной головы на здоровую или, по крайней мере, на более здоровую.

И не стал бы я устраивать здесь сеанс шпиономании: мы просто не знаем, что там случилось и чего там ждали после праздников.

Теперь о том, как парадоксально организована угольная отрасль.

Шахты принадлежат частному бизнесу, но, когда что-то происходит, они восстанавливаются за государственный счет. Тулеев говорил: мы восстановим, а «мы» - это область. Областной бюджет - это деньги тех же самых рабочих, которые платят налоги.

Что получается?

Частный бизнес выкачивает из шахт прибыль. Год назад, когда был пик кризиса, шахтерам «Распадской» срезали зарплату на 40%, а по акциям сами себе выплатили дивиденды в 1,2 млрд.руб.. И еще посетовали, что сильно их сократили. А по итогам 2009 года, когда финансовая ситуация вроде бы улучшилась, дивиденды должны были составить 3,9 млрд.руб. - как в докризисном 2007 году.

Думаю, что если бы часть этих денег пошла шахтерам, у них не было бы никаких причин для возмущения.

А если бы часть этих денег пошла на обеспечение безопасности, то, не исключено, что 90 человек были бы живы, а шахта оставалась кормилицей для пяти тысяч семей.

Но как устроена отрасль? Частник выкачивает деньги, а когда что-то случается, ремонт этой шахты осуществляется за счет государства. То есть у владельца шахты в принципе нет стимула обеспечивать безопасность, не говоря уже о развитии.

ЧЕРНЫХ: - Даже семьям погибших государство платит.

ДЕЛЯГИН: - Юридически это правильно. Ведь Ростехнадзор - государственный орган и, если он что-то прошляпил, отвечать должно государство. Но, во-первых, федеральные власти, а не региональные, так как Ростехнадзор подчиняется центру. А во-вторых, частник тоже должен платить свое.

А сегодня он почти ничего никому не должен, а если и платит, то это как бы акт милости.

Ситуация очень простая: владельцу шахты проще купить сотрудников технадзора, чем на деле обеспечивать безопасность. Причем огромное количество людей, которые знают отрасль хорошо, очень долго говорили о коррумпированности технического надзора. Пуликовский за-катывал дичайшие истерики, но возразить по сути ему было нечего, и в суд он подать не мог.

ЧЕРНЫХ: - Это бывший руководитель Госнадзора?

ДЕЛЯГИН: - Да. Он боевой генерал, прошел Чечню, там погиб его сын, он многим занимался, - и его сунули заниматься техническим надзором. В итоге его сняли как некомпетентного человека, - насколько помню, после двух аварий на шахтах Кузбасса с огромным количеством жертв. И вот сейчас мы видим ситуацию, когда технический надзор, насколько можно судить, все равно практически не работает.

ЧЕЛЫШЕВ: - Ростехнадзор получит право увольнять директоров шахт.

ДЕЛЯГИН: - Директор производства действует под очень жестким контролем собственника. Грубо говоря, если Абрамович ему скажет «делай», то ему придется делать, даже если его потом за это уволят.

Дело ведь не в увольнении, а в судах. Если нарушения не исправляются, если судебные решения, как мы знаем, злостно не исполняются, - это значит, что судебной системе плевать на некоторые собственные решения, а государству плевать на суд. Когда нужно, судебные приставы разрушают дома чуть ли не вместе с живущими там людьми. Причем не в Междуреченске, а в Москве, мы поселок «Речник» хорошо помним. А если судебные решения не выполняются, значит, это не нужно. То есть здесь вопрос к судебной системе.

Второй вопрос - к Ростехнадзору. О его коррумпированности криком кричат еще с аварии 2006 года, когда, между прочим, на «Юбилейной» погибли 110 человек, - и вскоре после этого была вторая авария, и снова с жертвами. Сейчас его полномочия расширят, - но, если коррумпированной структуре дать полномочия, от этого ничего не изменится.

ЧЕРНЫХ: - Убрали тогда генерала Пуликовского, а ничего не изменилось.

ДЕЛЯГИН: - Сначала его подставили, когда назначили, потом его подставили, когда убрали, - а система-то осталась.

И сегодня выбор очень простой. Либо государство действительно преодолевает коррумпированность Ростехнадзора, - либо нужно национализировать угольную промышленность к чертовой матери. Потому что, повторю еще раз: когда владелец высасывает все деньги из шахты, а последствия аварии ложатся на государство, для него заниматься развитием этой шахты просто нерентабельно.

Совершенно не являюсь фанатиком национализации, но выбор очень простой: если вы, вопреки всем своим официальным заявлениям, не хотите бороться с коррупцией в собственном государстве, если вы не очищаете от нее Ростехнадзор, - тогда извольте национализировать угольную промыш-ленность. Потому что иначе коммерческий интерес частного бизнеса будет убивать людей.

Мы уже сегодня имеем океанскую яхту Абрамовича, которую по праву можно, насколько можно судить, называть кровавой яхтой.

Мы уже сегодня имеем свежеприобретенный замок Абрамовича в Австрии, который по праву можно, насколько можно судить, называть кровавым замком.

Потому что за них заплачено кровью людей, которые работали в ко-нечном счете и на Абрамовича на «Распадской».

И этот список будет продолжаться, - потому что сама организация отрасли будет физически уничтожать людей.

- (Звонок от Юрия) Михаил Геннадьевич, ваше виденье - это виденье таких социалистов-интеллектуалов, которые хотят расширить этот горизонт и вовлечь большее количество людей с трезвым взглядом на жизнь. Но то, что сейчас происходит, говорит о полном отсутствии солидарности у людей.

ДЕЛЯГИН: - Извините, что прерываю вас, Юрий, но это не так. Местный междуреченский ОМОН не стал сгонять с рельсов шахтеров, которые заняли эти рельсы, - это Вам не солидарность?

И, между прочим, он тем самым опроверг все последующее инсинуа-ции о том, что это были не шахтеры, а непонятно откуда взявшиеся уголовники. Если бы на рельсах стояли преступники, местный ОМОН с огромным удовольствием на них бы «оттянулся», - но он проявил солидарность со справедливым возмущением шахтеров.

В Москве, может, солидарности и мало, но в Междуреченске мы эту солидарность видим. Конечно, можно поливать себя грязью и посыпать пеплом, - мы действительно значительно хуже, чем мы хотели бы быть, и, действительно, солидарность в обществе слабая, - но она все же есть.

При этом сообщают, что с ОМОНом схлестнулись шахтеры из молодых, по 20-25 лет. Старые горняки поразились, потому что ни в 89-м, ни в 90-м годах в рукопашную с милиционерами не ходили. В Интернете выложены видеоролики, на которых хорошо видно, что протест именно стихиен и никак никем не организован. Там порядка 50 молодых ребят бьются против порядка 120 омоновцев в полной экипировке, со всеми спецсредствами. 3 или 4 раза противоборствующие стороны по очереди сгоняли друг друга с рельсов, и в целом блокирование продолжалось 4 часа.

Если бы местный ОМОН не проявил солидарность с шахтерами, этого бы не было, шахтеры до рельсов не дошли бы никогда. И если бы местная власть города Междуреченска определенной степени солидарности не проявила бы, - их прямо на площади разогнали бы. Да, конечно, все не так, как, скажем, в Греции, и наши сограждане, да и мы сами не очень еще умеем бороться за свои права. Но, знаете, эта публика, которая сидит на шее народа, грабит его и рассказывает ему, какой он лентяй и алкаш, - эта публика наш народ всему научит, и научит быстро.

Напомню, что на прошлых парламентских выборах 2007 года (если их можно назвать выборами, конечно) губернатор области господин Тулеев от шахтерского Кузбасса провел огромную бригаду политиков из Москвы, включая широко известного адвоката Макарова и бывшую первую леди Госдумы Слиску из Саратова. У них официальный лозунг «Единая Россия» - это партия, которая отвечает за всё». Так вот, они до сих пор не в Междуреченске, хотя формально они были избраны оттуда. И сами не полетели, и депутатам Госдумы не позволили создать комиссию по расследованию этого дела. Но, тем не менее, депутаты Госдумы туда поехали. Некоторая солидарность у нас все-таки есть.Интеллигентская привычка посыпать голову пеплом и кричать «во всем виноват я», с моей точки зрения, - проявление мании величия. Мы во многом виноваты, но не во всем. И солидарность все-таки проявлена была.

ЧЕЛЫШЕВ: - Михаил Геннадьевич, насколько я знаю, по закону в случае смерти или 100-процентной потери трудоспособности государство (по сути, Фонд социального страхования) выплачивает какие-то смешные деньги - по-моему, 60 или 65 тысяч рублей. Когда происходят трагедии крупного масштаба (аварии на шахтах или что-то в этом роде), представители руководства платят по миллиону, представители региональных властей платят еще по миллиону, и бизнес-структуры от щедрот своих тоже миллион подкинут семьям погибших. У меня возникает вопрос: надо это делать или не надо? То есть получается, что на самом деле жизнь человека стоит 60 тысяч рублей. Но если очень много телевизионных камер, очень большой интерес к этой трагедии, то мы, так и быть, эти 60 тысяч рублей умножим на 10, 20. А если в захолустье на какой-нибудь маленькой фабрике по производству свечей человек погибнет, то его семья получит 60 тысяч рублей.

ДЕЛЯГИН: - Я считаю, что наша страна должна быть единой. Невоз-можно говорить, что человеческая жизнь стоит тех или иных денег, - но минимальная компенсация за смерть или полную потерю трудоспособности кормильца должна быть единой и достойной, не 60 тысяч.

Думаю, миллион рублей и не меньше, - и сумма должна индексиро-ваться по реальной инфляции.

А если при каких-то чрезвычайных обстоятельствах кто-то захотел оказать дополнительную гуманитарную помощь, - пусть оказывают. Но минимальный уровень в 60 тысяч это издевательство, оскорбление чудовищное. Но это вопрос к закону, к тем самым депутатам от «Единой России», которую все чаще в Интернете пишут как «Е..ная Россия». Очевидно, это более полно выражает репутацию этой партии в глазах значительной части российского общества.

Но, возвращаясь к Междуреченску: люди проявили великолепные способности к самоорганизации. Протест был абсолютно стихийный, никакого организующего центра там не было, и часть людей уже бросились на колени перед губернатором, - но при этом они сумели выработать единые требования.

Во-первых, это создание своего рода «кабинета доверия», куда шахтеры «Распадской», семьи погибших и все междуреченцы могли бы обращаться со своими наболевшими вопросами. Потому что им сейчас даже вопрос задать некому, они в пустоте висят, насколько можно понять.

Во-вторых, необходимо расследование причин аварии на шахте. Причем желательно парламентской комиссией и Госдумой. Пусть там будут «единороссы», кто угодно, но чтобы были со стороны, независимые от того же Тулеева и якобы независимые от того же Абрамовича.

 

И все руководство шахты должно быть, естественно, уволено к чертовой матери.

Далее, шахтеры требуют введения уголовной ответственности за каж-дую смерть на производстве.

Они требуют повышения зарплаты и выплаты ее в основном за фактически проведенное под землей время. Потому что сейчас шахтер получает основную часть денег за выполнение плана - на сдельной основе, и это заставляет людей работать в смертельно рискованных условиях. Сколько человек выработал, это должен быть вопрос к организации труда, к инженерам, - а рабочий должен работать в условиях безопасности. Его не должны подталкивать к тому, чтобы он рисковал своей жизнью. Только тогда удастся не оплачивать человеческой жизнью каждый миллион тонн угля.

Необходимо установить строжайшую ответственность администрации за соблюдение правил техники безопасности. Чтобы администрация дрожала и лично лазила в шахту проверять, не накрыли ли там какой-нибудь датчик ватником. Чтобы им это было страшнее, чем шахтерам.

И, наконец, последнее требование шахтеров: отпустить всех 28 чело-век, задержанных милицией за беспорядки. Это уже сделали, и это выдающаяся победа здравого смысла. В частности, она полностью дезавуирует заявления Тулеева и его администрации о том, что там задержаны люди, находящиеся в федеральном розыске: если б они были в розыске, с какой стати их отпускать?

И последнее хочу добавить от себя.

Необходим финансовый контроль, необходим механизм, при помощи которого рабочие любого предприятия должны четко понимать, что происходит с деньгами: выводит ли их с предприятия очередной Абрамович, ворует ли их директор или же их по-настоящему нет.

Ситуация, когда рабочим, получающим копейки, срезают зарплату на 40% и при этом выплачивают себе дивиденды в 42 млн.долл., - недопустима.

Самый простой механизм обеспечения этого - предоставление трудо-вому коллективу акционерного общества права избрания независимого члена Совета директоров, который будет иметь всю полноту информации и сообщать ее трудовому коллективу. В случае кризисной ситуации этот член Совета директоров должен иметь право вето. Это вполне цивилизованный механизм, который не требует национализации, передачи пакетов акций, переделки собственности. Пусть эти акции обращаются на бирже, - но пусть рабочие имеют возможность смотреть за процессом управления предприятия и имеют право вето на решения, которые их уничтожают.

- (Звонок от Сергея) Реплика насчет Грузии. Без помощи России Грузия бы не потеряла 20% территории.

ДЕЛЯГИН: - Я понимаю, что отношения с Грузией - это значительно более интересно, чем жизнь 90 российских шахтеров. Вы хотите сказать, что без помощи России руководители Грузии уничтожили бы всех абхазов и юго-осетин? Весьма вероятно.

- (Звонок от Валентины) Господин Делягин, вы все время упоминаете имя Абрамовича. Разве он хозяин этой шахты?

ДЕЛЯГИН: - Позвольте мне описать структуру собственности. 20% акций крутятся на бирже в свободном обращении, что является очень большой долей. 80% принадлежит кипрской компании, из которых половина - 40% - принадлежит менеджменту компании, насколько модно понять, Козовому и Вагину, а другие 40% - «Евраз групп». «Евраз групп» наполовину принадлежит Роману Абрамовичу, остальная половина принадлежит Александру Абрамову, Александру Фролову, Игорю Коломойскому (это тихий украинский бизнесмен). Хотя это данные прошлого года, вполне возможно, что произошли какие-то изменения в структуре собственности.

ЧЕРНЫХ: - И как они получили все это?

ДЕЛЯГИН: - В ходе приватизации. Действительно, мы не совсем справедливы по отношению к Абрамовичу. Просто мы не знаем, на что тратят деньги господа Козовой, Вагин, Абрамов, Фролов, Игорь Коломойский и прочие. Но мы знаем, на что тратит деньги кипрский бизнесмен и, кстати говоря, российский политический деятель, глава Заксобрания Чукотского автономного округа господин Абрамович. Так что, пока государство не задает им эти вопросы, эти вопросы имеем право задавать мы.

ЧЕЛЫШЕВ: - Михаил Геннадьевич, давайте поговорим о социологии. Может быть, шахтеры, которые живут в Кузбассе и периодически гибнут на шахтах, сами в этом виноваты? Они же видят, что происходит, наверняка знают, куда уходят деньги, почему не вкладываются в безопасность. Почему они не пытаются искать счастья в каких-то других сферах? Ведь ушел же человек из деревни, потому что деревни не стало. И сейчас мы признали, что деревни не стало, надо с деревней что-то делать, - появились разные государственные программы. Может, если человек отсюда уйдет, и здесь за головы возьмутся?

ЧЕРНЫХ: - Пригонят китайцев.

ЧЕЛЫШЕВ: - Это видно будет.

ДЕЛЯГИН: - Кому видно? У нас отрицается наличие большого количества китайских мигрантов на территории России.

А насчет того, что шахтеры сами виноваты, знаете, это такая стандартная милицейская отмазка, - мол, изнасилованная девочка виновата сама, потому что не надо надевать короткую юбку. На самом деле в этом есть некоторый психологический смысл, но, извините, она имеет право не знать, что в некоторых местах РФ носить короткую юбку опасно, потому что милиция не выполняет своих обязанностей.

Из шахтерских регионов уехало очень много людей, - но все люди разные, и многие остались.

Да, из деревни люди уходили, - но им было куда уходить, а из сего-дняшнего Кузбасса уходить некуда.

Ведь когда люди массово покидали деревню, была индустриализа-ция, и заводам были позарез нужны любые рабочие руки. И многие спаслись от коллективизации и от раскулачивания, просто уйдя на завод, потому что было, насколько можно понять, негласное распоряжение не репрессировать таких. Но огромное количество людей на селе осталось и под репрессии попало.

То же самое и сейчас. Это в Америке легко - человек переехал в дру-гой конец страны, у него есть деньги на переезд, и он знает, что работу он сможет себе найти, сможет снять жилье и т.д. У нас нет такой инфраструктуры, «дважды переехать - что одно сгореть».

И шахтеры - люди небогатые, у них нет денег на переезд. Это не советские времена, когда шахтерская молодежь попить пиво летала на самолете в Москву: сегодня совсем другой масштаб зарплат. 40 тысяч - недосягаемая мечта, и при этом надо содержать семьи.

Это в советское время там, где шахты, обязательно развивались производства для женщин, чтобы они тоже приносили деньги домой, - сейчас эти производства уничтожены. И официальные заявления показывают, под каким жутким прессом находятся эти люди.

Господин Тулеев говорит о нескольких сотнях протестующих и пере-хваченных нескольких машинах с выпивкой и бутербродами. Он хочет показать, как коварный враг вредит отрасли. Но, знаете, для нескольких сотен человек 13 машин не нужно, - достаточно одной машины. Значит, это была не организованная, а стихийная поддержка частных лиц: люди проявляли солидарность, покупали своим соседям и знакомым воды, делали бутерброды. Выходит, в Кемеровской области если Вы хотите кому-то привезти бутерброды, - это уже преступление? У нас есть «синеведерочный» экстремизм, когда нельзя синее ведерко ставить на машину, потому что будет похоже на «хозяев жизни» с мигалками, - а теперь у нас что, еще и бутербродный экстремизм будет?

Далее. По словам Тулеева, из 28 задержанных работают только двое. Прости господи, каков же уровень безработицы на самом деле в благосло-венной Кемеровской области?

Тулеев официально заявил, что не нужно громить школы и больницы. При этом сообщений о подобного рода погромах не было. То есть он создает впечатление, что люди, пытающиеся защитить свои права от произвола, - бессмысленное быдло, которое может громить больницы и школы?

Он уже говорит о провокаторах.

Создается впечатление, что там уже существует режим ханства, когда люди не могут кашлянуть и не могут куда-то посмотреть. Может быть, у нас там уже такая русская Туркмения сложилась?

При этом нужно понимать, что настоящими провокаторами, то есть людьми, чья деятельность провоцирует массовый протест, являются собст-венники шахт. Потому что именно благодаря их ускоренному обогащению за счет обнищания народа и, кстати, развалу производства в конечном сче-те и происходят акции протеста. И к ним нет никаких вопросов ни у кого из представителей государства: во всем, как обычно, виноваты шахтеры.

Они загнаны в очень простую ситуацию: или подыхай с голоду, или рискуй своей жизнью.

ЧЕЛЫШЕВ: - Только что на лентах информагентств появилось сооб-щение, что премьер-министр Владимир Путин заявил о том, что сомневается в том, что расследование аварии на «Ульяновской» в марте 2007 года было объективным и полным: «В актах технического расследования аварии прямо было указано, что администрация шахты разработала специальную компьютерную программу закругления данных приборов, предупреждающих об опасности. В акте указаны 42 человека, которые этим занимались, а в результате расследования к ответственности привлечены лишь двое второстепенных фигурантов, - это операторы. Знаю, что среди погибших тогда на шахте «Ульяновская» были и руководители. Тем не менее, я сомневаюсь в полноте и объективности этого расследования». Пресс-секретарь премьера Песков заявил, что передача Ростехнадзора обратно в ведение правительства не является следствием плохой работы ведомства в рамках Минприроды.

P.S. От Делягина - вдогонку: - Воистину, никто не смог так опозорить президента Путина, как премьер-министр Путин. Ведь описанные им безобразия творились как раз во время его президентства, - и покрывались его ставленниками, уверенными, по всей видимости, в его безусловной поддержке.

 

радио КП

Игорь Дулаев:

"ЛЮДИ СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ ХОТЯТ

ЭЛЕМЕНТАРНОГО ПОРЯДКА..."

Республика Северная Осетия-Алания заметно выделяется на общем региональном фоне. Свою оценку итогам первого срока правления Таймураза Мамсурова, нынешнему положению и перспективам республики дает владикавказский политолог Игорь Дулаев.

ИА REGNUM: Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров переназначен на второй срок. В свое время уход прежнего главы республики, Александра Дзасохова, был воспринят с облегчением, однако результаты правления Мамсурова радуют далеко не всех. Как бы Вы оценили "первую пятилетку" Таймураза Мамсурова? Что можно отнести к его достижениям, что - к провалам? О чем говорит фактическая безальтернативность Мамсурова?

Если позволите, начну со второго вопроса. Фактическая безальтернативность Мамсурова полностью вытекает из курса, обозначенного в последнее время федеральным центром (мы исходим из федерального законодательства, где безальтернативность Мамсурова - это безальтернативность для Москвы). То есть, Мамсуров был главой региона только один срок, тогда как заменяют руководителей, пробывших у власти три-четыре срока (и то есть исключения). Мамсуров - не "варяг", а в последнее время Москва практически никогда не идет на назначение руководителей со стороны, поскольку это априори означает конфликт с местными элитами, во всяком случае, на первом этапе. Мамсуров был всегда лоялен центру (в одном из публичных выступлений он заметил, что "я - чиновник, назначенный Президентом") и практически никогда не позволял себе выстраивания линии поведения отличной от того, что диктовалась Москвой (единственный раз было обозначено несогласие, когда был предложен план Козака в области финансов). Мамсурову удалось в определенной мере консолидировать элиту, хотя, естественно, что опирается он прежде всего на правобережный клан - тем более, инструментально это несложно в дотационной республике, где степень влияния определяется степенью контроля финансовых потоков, прежде всего бюджетных. Глава достаточно эффективно контролировал регион. И, наконец (как говорят англичане, последнее, но не последнее по значению), Мамсурову после Беслана и рядом с нестабильными регионами удалось сохранить относительную стабильность.

Собственно, это в значительной мере ответ и на первый вопрос. Кроме того, при Мамсурове в Северную Осетию пришли федеральные игроки (Уральская горно-металлургическая компания, Базэл, М.Видео). И потом, первый срок Мамсурова пришелся на "тучные годы", когда высокая стоимость нефти позволяла за счет федеральных трасфертов и субвенций увеличивать зарплаты бюджетников: для региона государство - основной работодатель. Рос бюджет, росли зарплаты, аффилированные с чиновниками предприятия развивались. Элита консолидировалась - в том числе таким итогом стали убийства и покушения на высокопоставленных чиновников. Даже группы, которые конкурировали с Дзасоховым ранее, были инкорпорированы в правящие кланы. Другим важным моментом стало признание Республики Южная Осетия. Несмотря на неоднозначное отношение к осетинам-выходцам из Южного Кавказа, признание было воспринято как огромное достижение. И признательность Медведеву и Путину переносилась и на Мамсурова.

Что касается провалов... Я могу говорить о банкротстве крупных предприятий, росте безработицы, но, с моей точки зрения, важнее другое. Вы упомянули Дзасохова, и мне кажется, что именно Дзасохов заложил ту мину, с которой не удалось справиться Мамсурову. Когда Дзасохов выиграл первые выборы, за него действительно голосовала вся республика, все надеялись на перемены ("мы хотим перемен"), полагали, что европеец Дзасохов избавит регион от трайбализма, непотизма и коррупции, что будет господствовать закон. Но стало еще хуже, продавалось все, что можно и что было нельзя. Население стало уходить во "внутреннюю эмиграцию". Эти же тенденции нарастали и при Мамсурове. Это подтверждается и в целом по стране социологическими опросами (в регионе есть только "придворная социология"). По одному из последних опросов ВЦИОМа (если не ошибаюсь), в Российской Федерации 62% граждан не хотят иметь дела с государством, в Северной Осетии такой процент гораздо выше (по проведенным фокус-группам). То есть, отчуждение государства (в данном случае, республиканских властей) от граждан стало тотальным. Единственное, в Северной Осетии как дотационном регионе есть свои, специфические особенности. Например, нет власти, но решение можно сделать через "своего чиновника". Нарастает и реальная миграция, причем сейчас уже речь не идет о миграции русскоязычных (утрируя, можно сказать, что здесь, скорее, кто мог, уже уехал), а о миграции титульного населения (у нас есть такой термин, хотя я его не понимаю). В социуме нарастает апатия и безысходность.

ИА REGNUM: Что можно сказать о других кандидатах, предложенных "Единой Россией"? Среди политически активной осетинской молодежи в качестве желаемого руководителя назывались фамилии Таймураза Боллоева, Арсена Фадзаева и даже Ахсарбека Галазова (упоминающегося в связи с жесткой позицией по проблеме Пригородного района). Каким народным чаяньям отвечают эти политические фигуры, несмотря на то, что не участвуют в "кастинге" на пост главы республики?

Что касается других кандидатов, то на сегодняшний день они были статистами. Если говорить о Сергее Меняйло, то это реверанс в сторону русскоязычной части социума и федерального центра. В регионе о нем до последнего времени ничего не знали. Кроме того, времена военных-губернаторов (Лебедя, Шпака...) прошли, и это все прекрасно осознавали. У Олега Хацаева действительно есть амбиции и претензии на пост главы Северной Осетии, но и он сам отдавал отчет, что это не его выборы. К тому же, в определенной мере геронтократической республике такой молодой кандидат не воспринимается адекватно. И у него была слишком быстрая карьера, чтобы он мог "укорениться" среди элитных групп и восприниматься ими как арбитр.

Таймураз Боллоев активно упоминался перед первым избранием Мамсурова. Было масса слухов о том, что его уже фактически назначил Путин, но, приехав и оценив сложившуюся ситуацию, Боллоев якобы отказался. Он отвечает запросу на перемены, это технократ, который будет выбирать по профессиональным критериям, а не по родственным или взяткам. Но именно его фигура подтверждает то, что было написано выше: население уже не ждет никаких перемен. К тому же, для большинства жителей хорошая работа за пределами Осетии воспринимается как успех, а возвращение на историческую Родину - как неудача.

Ахсарбек Галазов воспринимается (точнее, воспринимался) как защитник осетинских интересов в столкновении с грузинами и ингушами. Возник миф о его принципиальной позиции в вопросе решения Пригородного района. Ни у Дзасохова, ни у Мамсурова такого мифа нет (хотя Мамсуров и пытался его создать - история с Калоевым принесла ему скорее отрицательный результат). Но Галазов - это "политический труп", потому что после своего ухода он уехал из Северной Осетии и уже как политик не возвращался. Боллоев же реально никогда как глава региона и не виделся, это такой технократический миф (кроме своего родного села, он и не посещал Осетию).

С Арсеном Фадзаевым иная ситуация. Он действительно популярен среди части молодежи (борцовский клуб "Аланы", например, который он содержит), это человек, который сделал себя сам сначала как борец, потом как политический деятель. Фадзаев технологичен и обучаем, но для руководства - он маргинален, не всегда системен. Это подтверждается его первыми выборами в Государственную Думу, когда он выступил против руководства региона и, воспользовавшись неумелыми действиями оппонентов, выиграл выборы, несмотря на противодействие административного ресурса. Но его позиции резко ослабли после поражения его "новой команды" на выборах в городское собрание Владикавказа, когда он не смог "прикрыть" своих сторонников. Это, впрочем, отдельная и очень большая тема. К тому же, вероятно, у Фадзаева не сложились отношения в Москве, а в республике он не совсем "свой" для власти. Можно также сказать, что против него есть компромат, который в нужный момент будет использован.

ИА REGNUM: Какова главная проблема Осетии на сегодняшний день? Можно ли назвать таковой тяжелую социально-экономическую ситуацию, коррупцию, социальную незащищенность значительной части населения - или не стоит сводить все исключительно к экономике?

Едва ли можно выделять одну-единственную проблему. Скорее, правильно будет сказать, что необходимо рассматривать социум и вызовы, которые перед ним стоят, системно, в комплексе. Невозможно решать что-то одно - другие проблемы тогда быстро выйдут на передний план. Что касается моего мнения, то я его уже высказал выше. Не стоит все сводить исключительно к экономике, тем более, что с учетом "серой" экономики социально-экономическое положение в Северной Осетии не хуже, чем в какой-нибудь центральной губернии. Перед социумом стоит проблема модернизации, но мы попали, как и вся страна, в "клюшку модернизации", когда от реформ уже выиграла часть населения, и она не хочет дальнейших изменений, в то время как основная часть населения от этих реформ проиграла.

ИА REGNUM: Полпред президента РФ в Северо-Кавказском округе Александр Хлопонин указал четыре приоритетных пути развития северокавказской экономики - реализуемы ли они в Северной Осетии?

Те направления, которые обозначил Хлопонин как приоритетные, могут и должны быть реализованы в Северной Осетии. В регионе развивается гидроэнергетика - для этого есть база и "РусГидро", и другие компании вкладывают значительные инвестиции. В советское время в Осетии был значительный потенциал в электронной промышленности, сейчас, используя наработки, можно создавать инновационный кластер. Рекреационные возможности региона огромны - это и горнолыжный, и горный, и санаторный, и этнографический, и экстремальный туризм. А если удастся объединить их с Южной Осетией и Грузией (пока это нереально), то эти возможности станут фактически беспредельны. В сельском хозяйстве уже сейчас возможности для ведения пермагрокультуры, экологически чистого производства позволяют развивать сельские районы. Кроме направлений, обозначенных Хлопониным, для республики важным может стать и ее транзитный, логистический потенциал.

ИА REGNUM: Как можно охарактеризовать долговременные последствия бесланской трагедии, в особенности в духовной сфере?

Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос, с Вашего разрешения.

ИА REGNUM: Осетинская интеллигенция и национально-ориентированная молодежь видят одну из основных проблем своего народа в депопуляции, постепенной утрате осетинского языка, размывании культуры. Насколько серьезна ситуация в этой сфере? Каковы пути ее преодоления - или процессы глобализации, а значит, и постепенной утраты национальной самобытности, неостановимы?

Ассимиляция осетинского этноса происходит, но это явление не сегодняшнего дня. Примечательно, что один из руководителей национальной организации, проповедовавшей идеи национальной самобытности, еще в 1980-е годы, преподавая на кафедре научного коммунизма, утверждал, что держаться за осетинские традиции не стоит. Поэтому процессы, протекающие в этой сфере, неоднозначны. Во всяком случае, то, что эта проблема уже обозначена, дает шанс на ее решение. Сейчас осетинский язык звучит гораздо чаще, чем это было ранее. Люди более ревностно сохраняют обычаи и традиции. Единственное, чтобы за формой мы не теряли содержание, как зачастую происходит. Пути же преодоления - они только формируются. Есть тупиковые, с моей точки зрения - когда мы держимся за старое, когда эталоном объявляется прошлое и оно заменяет и настоящее, и будущее. Есть и попытки синтеза локального и глобального. Есть и желание, будучи открытыми внешнему миру, сохраниться такими, какие мы сейчас. Мне кажется, что ответа на этот вопрос нет, как нет и ответа на вопрос: а что есть наша, российская (русская) национальная идея?

ИА REGNUM: Как можно охарактеризовать религиозную ситуацию в республике? Уместно ли говорить о существенном росте численности мусульман (как о том заявляют в руководстве ДУМСО) и расширении сферы влияния традиционной религии осетин (пропаганда которой достаточно заметна)?

Конфессиональную ситуацию в Северной Осетии можно характеризовать как достаточно спокойную (но это отнюдь не значит, что нет проблем). Проблемы существуют внутри самих конфессий, но не между ними. Для православия характерно осознание угрозы со стороны протестантских течений, прежде всего иеговистов. Их миссионерская деятельность вызывает определенную нервозность со стороны иерархов. Другой проблемой стало намерение части мирян требовать выделения Владикавказской епархии из Ставропольской и Владикавказской, что привело к имущественному конфликту. Для мусульман характерно слабое влияние ДУМСО на процессы, протекающие среди кумыков Моздока и ингушей.

Да, ДУМСО заявляет о росте числа мусульман. Да, случаи прозелитизма имеют место, но их не так много, как хотелось бы управлению. Поэтому стандартный ход для них - это объявить мусульманами всех, кто живет в так называемых мусульманских селах. Доходит до того, что всех проживающих записывают в мусульмане: так, по заявлению ДУМСО, в теракте в Беслане погибло 182 ребенка-мусульманина из 184 погибших. То есть они записали в мусульмане поголовно всех осетин, русских, армян, греков и оставили только евреев!

Характерной чертой стало то, что быть верующим перестало быть модным, как в 1990-е, поэтому это более осознанное решение. Но здесь необходимо отличать то, что называется "воцерковленным" человеком и верующим. В Осетии регулярно происходит массовое крещение людей, но на обычных службах число верующих растет незначительно.

Отсюда и синкретизм верований осетин, среди которых и православные и мусульмане исполняют традиционные обряды, посещают "святые места". Пропаганда т.н. традиционной религии осетин идет, есть отдельные адепты, но говорить о выделении из монотеистических религий не приходится.

ИА REGNUM: Далеко не все в Северной Осетии одобряют программу осетино-ингушского сотрудничества, утвержденную президентами республик в конце прошлого года. Некоторые даже оценивают ее как фактическую сдачу ингушам Пригородного района и прогнозируют обострение ситуации вокруг этой проблемы. Каков Ваш прогноз?

Действительно, в республике неоднозначно воспринимается соглашение, подписанное между Северной Осетией и Ингушетией. Но никто не изменит того, что мы соседи, и мы должны договариваться. Что касается прогноза, то "дьявол в деталях". Мне, как и большинству, не известны статьи подписанного соглашения, республиканские СМИ, контролируемые властями, не освещают его, комментариев политиков тоже нет. Что же касается заявлений ингушских публичных деятелей, то они вызывают настороженность. Мне непонятно, как 7 млрд рублей (по утверждениям ингушей) будут израсходованы только на улучшение положения ингушей, как ингуши, уже получившие компенсации и выехавшие в другие регионы, вновь будут строиться в Пригородном районе, как ингуши, не имеющие никаких документов о проживании до 1992 г на территории РСО-А, будут селиться здесь.

ИА REGNUM: Волнуют ли Северную Осетию проблемы построения независимого осетинского государства на Юге, да и вообще - проблемы южных братьев? Насколько популярна на Севере идея воссоединения Осетии в границах Российской Федерации или просто вхождения Южной Осетии в РФ?

Восприятие Южной Осетии дихотомично: все поддерживают построение государства на Юге, большинство волнует этот вопрос. Необходимо учитывать, что, по большинству оценок, до четверти всего населения, а не только осетинского, по происхождению - выходцы с Южного Кавказа, поэтому гуманитарный аспект играет значительную роль. К тому же восприятие конфликта (большой и сильный нападает на маленького) также определяет отношение. Но необходимо разделять отношение элитных групп и населения. У властей более сложное отношение к Южной Осетии (у них четкая ассоциация этой страны с руководством). Идея воссоединения обеих Осетий обсуждается, но только в очень далекой перспективе. Здесь играет роль и неоднозначное отношение к беженцам и вынужденным переселенцам в Северной Осетии (отсюда и дихотомия).

ИА REGNUM: Два года назад в Осетии пытались (безуспешно) раскручивать идею создания независимого осетинского государства вне российских границ, однако тогда этот проект потерпел фиаско. Возможна ли его реанимация на фоне нынешней депрессивной ситуации на Северном Кавказе, отчасти и России в целом, а также повышенной активности зарубежных структур?

Идея независимого осетинского государства с самого начала была маргинальной, сейчас, после признания РЮО, тем более. Необходимо учитывать, что население действительно воспринимает регион как форпост России, иногда во враждебном окружении. Помимо этого и русские, Россия воспринимаются как гарант определенной стабильности в регионе: всем памятна де-факто независимая Ичкерия, флибустьерская территория, и повторения никто не хочет. Одновременно Москва - это и арбитр, который (на это надеются) может одернуть зарвавшихся местных баронов.

ИА REGNUM: Именно в Северной Осетии (хотя и в других республиках Северного Кавказа тоже) от самых разных людей нередко приходилось слышать: "Сталина бы сейчас!...". Что, на Ваш взгляд, означает этот выплеск коллективного бессознательного - осознание бессилия перед самовластием чиновничьих структур, желание решительных перемен или просто фигуру речи?

Только не фигуру речи!!! Люди хотят элементарного порядка, что связывают с фигурой Сталина. Кроме того, социальное расслоение превосходит все разумные пределы, при этом все это выражается в демонстративном потреблении и поведении. И, естественно, это вызывает огромное недовольство, ведь необходимо учитывать как национальные традиции (справедливость, равенство, определенный аскетизм), так и советское наследие.

www.regnum.ru

Яна Амелина
 

 

ПОЭТ КАСАТЫ БАТРАДЗЫЛ 60 АЗЫ

 

Рацарæзты фыдракæндты дуджы де знаг — ахæм у китайаг æмбисонд-æлгъыстаг. иу амонд ис ирон хъуыды, дзырдаивады уидæгты рухс нæма ахуыссыд. Фæскъæвда хурбоны хуызæн бахъарм кæны ирон зæрдæты, арвы дуар фегом вæййы арвæрттывды тугдадзинтыл удтæм æрхизы. Гъе ахæм хауы Касаты Батрадзы сфæлдыстадон хахх дæр. Цыдæр æнахуыр "Удцырагъы" тых гуыры рæнхъытæй хоны Лæджы цы хъæуы?!

Хорз ныхас ын зæгъ,

Сындз къухтæй йын

рагон  ма 'внал,

сабитæ,

къабæзтæй  йын иу арахъ

Фæндагамондæн бадар.

Лæджы цы хъæуы?!

Хорз ныхас ын зæгъ...

Раст зæгъы поэт, — бæрзонд дзырдаивад æрдзон хуызы фæндаг хъарм бынæй райдайы. дунейы рухс куы фены, "Уды дзæнгæрджытæ" — царды æмбæлццонтæ — ризгæ алыварс, "денджызау абухгæ" зилын райдайынц "хъысмæты цалх". Уды дзæнгæрджытæ "зæрдæйы аргъуаны", ард "уаздæр, рæбинагдæр агурынц рухсдæр уæларвмæ".

Уды тухитæ автор адарддæр кодта "Хъæууон къæсы". Лирикон хъайтары "фæллад удыл хъарм къæвда фæуарыд", сабидуг дзæнгæрджытæ цæгъды". Архайд цæуы хъæууон изæры поэты сæнтты. Уыдон ахæссынц рагсæнтты тыгъдады уылæнтæм. Ногæй банкъары ирон хæдзары — ирон зарын. ныййарæджы де знаг ныккæсæд: "Фæдисæй кафынц их-цæкуытæ зæххыл". Уалдзæджы фæллой — фæззæджы бæркадмæ куы рахиза, уымæй тæссаг у. Сабитæн æхсызгон у ихуард — тызмæг къæвдамæ бацайдагъ хъазт. Æрдзон тызмæг ми мур нымад, цыма фыстой донластæй зæронд — сабидуджы æнæрхъуыды змæлд. ("Сæ цинты фæхъхъау ихдзæрна фæуа") æхсызгон дисæй: "Уæддæр, адджын хъæууон къæс, / Цæлхæмбырдæй дзы бинонтæ куы уа".

"Удцырагъы" автор диссидент йæхи никуы хуыдта, сæрибар хъуыдыйыл хæст уыдис алкæддæр. Ацы хатдзæг скæныны размæ йын йе ногæй бакастæн дзы никуы ссардтон козбау быдзæу зонды фæстиуджытæ. Уый адыл поэтикон сфæлдыстад цæсты фæкадджындæр. уымæн ис йæхи æмбарынад: удыхъæды уарзт рæстдзинад æдзухдæр кæнынц æмдзу хаххæй хизын уадзынц. канд уыцы хорзæх дæттынц поэтæн, ма поэзийы, рæнхъæвæрды сатæг, æнкъарæнты хъарм, рæстдзæвин уынынад. Уыдоны та сæхи раргом кæнынц хъуыды, куырыхон цæстæнгас, ранывæзты хæрдгæхуыд. Аивадон фæлгонцад иуæгты нывæфтыд та йын йе дæтты æнцойады æнкъарынад:

Хохаг нæртон хъæуыл рахатт Хуыцау —

Хуыссæнæй нал хизы зæронд фыййау,

Мидбылхудт цæсгомæй  алыгъд тæргай,

Цæстыты уазалæй рухс уат фæхай.

Сыхæгтæ, къабæзтæ, бинонтæ — 'нкъард...

Хæдзары — карзтох...

 цард.

Агуры цæстытæй зæронд Уарзон, уæздан чындз...

 гъеуый ма уæддæр...

уæздан чындз  æнхъæлцау хуыссы,

Хæдзармæ катай бырсы.

Афтæ райдыдта чиныджы хуыздæр иу — "Цард". Ис ын диссаджы мидисамад. Хохаг нæртон къонайы алыварс æруатон сты дыууæ адæймаджы — бинонты хистæр бинонты чындз. Хæдзары хистæры йæхи нал ис, ма базонын фæнды, æнхъæлцау чындз цы бацис, уый. йын хъысмæт уыцы фадат радта: бацыд, афтæ — Зæронд æрæнцад..." Адæмы маройæ фæтарст, — чындз фæтыхсти... Адæм — æмыр. Саухъæу ныррызти — Райгуырди тыр: "Айхъуыст æгас хъæуыл царды цъæхахст, / Айста тыхст адæмы рыст маст". фæстаг дыууæ поэт махæн раргом кодта царды философи æцæгдзинады тыгъдады.

Ацы рæнхъыты комулæфт автор адарддæр кодта царды тыххæй фыст иннæ дыууæ уацмысы. "У алчидæр мадæн уарзон"-ы "Лæджы риуы цы рухс бæллиц ысхъазы". Фыццаджы ныхас цæуы сыхбæсты арæнты фæлгæты. Царды уаг, поэты хъуыдымæ афтæ арæзт у, дзы алчидæр "йæхионæн, барон у", та — Лирикон хъайтар "царды ныхмæ асинтæ"  аразы, — хуымæтæгæй, сыгъдæгудæй цæры. цинтæй" — "Мах цинтæ", чи зæгъы, уыдонæн æргом уайдзæф кæны, уымæн кæстæрты хоны фидæн, сомбон", царды уыдонæн кæны нывондаг. фылдæр та домы йæхицæй: "Кæд искуы сыгъдæг æнкъарæн бамбæхсон / амондæн, басудзæд конд".

Дыккаджы сты. Царды хорзæхтæ бирæ сты, лæджы риуы цы рухс бæллиц ысхъазы, на вæййы уымæн алы фæндаг æцæгдзинады арфмæ. Автор хатыр куры сонт митæ" рæдыдтыты тыххæй, сæтты, алы хатт-иу раст уыдис, ууыл. Куы-иу дзæгъæйлаг фæндæгтыл фæцыдис, куы та-иу маст. Ныр кары куы бацыд, хатыр куры: Къæмдзæстыг разы, / уын бакодтон удвæндон лæггад. / Ныббарут мын, сонтæй тынг арæх рæдыдтæн, / цины бæсты хастон маст, / фыдæхагур цыдтæн, / хивæнд ми саст".

"Удцырагъы" автор нын чиныджы сконды размæ рахаста бæркадджын поэзийы Уыдон, хæххон дон быдыры хицæн къабæзтыл          куыд адих вæййы, афтæ поэты чиныгкæсæджы фæндагыл адих вæййынц авд хуызыл: æрдз, цард, хъысмæт, фыдыбæстæ (комбæстæ, уарзт, сфæлдыстад, хъуыды. Зæххы къорийы æрдз адæймаджы æрдзыхъæдимæ цы æнахуыр сусæг  бастдзинад ис, уый зарæггæнджыты дисы æфтауы зæххон царды Уымæ æрвылæнус уый поэтты стыр цымыдисы æппары, уымæн ис йæхи æмбарынад. Батрадз уыцы цымыдисы хайджын у. уыцы бастдзинад куы "Хосгæрсты" бæлæууын кæны, куы "тырсыйаг нывы" уацары бакæны, куы "фæззæджы" уацайраг, куы "денджызы былы" нывондаг, куы "изæрыгон хæхты" хъæбысы амæттаг, куы... Автор æрдзы тыххæй цы рæнхъытæ ныффыста, уыдоны ис тыхджын удхъомыс, раст цыма алыварс дунейы бавæрдта, афтæ. Фыццаг рæнхъытæй банкъарæм æрдзы сатæг комулæфт æрвонггæнгæ ахъары буары, удварны, зондахаст зæрдæйы. Ахæм чи кæны, уыдонæн фыццаг у "Хосгæрсты" тыххæй фыст цыппаррæнхъоны дзы нæй, дзы зыны психологи, уымæн йын автор хъуыды сисы уды сæрибары бæрзондмæ, уый фæрцы та йын радты  цæстфеныны тых:

Рагъыл мæкъуылтæ —  тохы мæсгуытау...

Хур æрныгуылд, ма кæрдынц…

Уистæ хуссары, хъулон кæлмытау,

Рагъæй комы  бырынц.

"Удцырагъы" нын куыд равдыстой, Касаты Батрадз ацы чиныджы хуыздæр уацмысты йе сфæлдыстадон агурæнты тыгъдадмæ ("Уды дзæнгæрджытæ", "Цæй мæгуыр уастæн, дуне", "Федтон арвыл иунæг стъалы...", "Ивы рæстæг"). раздæры æмбырдгæндтæ хъуыдыйы куыд баззадысты (иутæ дзы уыдысты æргом фыст, — зæрдæргомгæнæн), поэзи урцырагъы зынгæй         ссыгъд фæстаг чиныджы. Поэт зынг ирвæзт рæнхъыты кувы куры ирон зæххон амонд ("Лæджы риуы цы рухс бæллиц ысхъазы", "Бæллиццаг сæнттæ", бафæллад кæуынæй..."). "Удцырагъ" — чиныджы иумæйаг сæргонд кæсы кувын зарыны æмиуады хуызæн. Уый адæймаг хъуамæ монон æгъдауæй  сыгъдæг уд агуырыны зондмæ:

—  алцы æнкъарæг,

Цинтæ, масты къæбиц.

Мастæй райгуыры зарæг,

Зардæй атайы рис.

Автор куры амонд, исбон бонтæ. цин, тыхст, бæллицтæ баст сты Ирыстоны æртхуроны тыгъдадимæ.      Куывддон лæгау, ныхас цадæггай райдайы "хъæууон къæс", "тырсыйаг ныв" арвы быдыртæй. дзы ферох вæййынц суанг "Иры хъалтæ" дæр. "Ирон лæджы" кад рад тынг бынат ахсынц "зæрдæйы дыргъдоны.  Уый уымæн афтæ рауад, Батрадз ацы зæххыл цы рацард, уый нывæст у фæлварæн бонты амондæй. чиныджы мидисамады мах уæвынады вазыгджын миниуджыты (цард рухс тар, кад æгад, хорз фыд, сæрыстыр козбау) цы иугæндзон тох цæуы, ууыл:

Кæйдæртау  цардæй цæрын,

хъуыддæгтæ нымæт ехсæй рæзынц,

фæндæгтыл мын байтауынц хæрæгсындз,

уд мысайнагæн Куы сфæлмæцын  цард рардæй,

Ыстыхсын куы 'мбарынц, уæд.

Ныссуйтæ кæнынц, амарынц фæнд,

та рухс тых раивылы дардæй.

Сыгъдоны норст æвзаргæ,

Цæуын куыстдзагъд лæгау рыстæй,

та алæгæрдын  заргæ.

Поэтты цард азтæй баргæ нæу; уыдон зæронды бæсты свæййынц куырыхон. хистæр минæвар Батрадз лæуд у куырыхон зондахастмæ фæндагыл:

царды Алæууыд уæлхъус,

Рæууон ыстъалы дзир-дзуртæ кæны.

Авторы алыварс алыхуызон къуылдымтыл дарынц царды  вазыгджын Уыдонæн ис мидзæххон бастдзинад. Афтæ куы уаид, рауаид æцæгдзинад. Тынг вазыгджын миниуæг кæсы, Батрадзмæ мидцæстæнгас хъусынмæ) ис, уый. Уыимæ цы ныффыссы цы фæзæгъы, уый алыхатт раст куы рæдыдыл комкоммæ басæтты. Сфæлдыстадон удгоймæгтæ хъуамæ уой æргом хицæуттæ. миниуджыты раздзæуæг та  хъуамæ уа хæс, фыццаг — адæймаджы хæс, уый та — дзыллæйы хæс. Касаты Батрадзæн цæсгом хуымæтæджы æмбарынæдтæ не сты. Уыдон ын нысан кæнынц цардхъомысы бирæвæрсыг Лæджы хъуыддаг фыссын нæу: "зылыны растæй хатын", "цъыфдзасты хуры тын уынын", сабийы рæвдауын", уд сæрыл хæссын",  — та уыдæттæм тырнын":

Лæджы хъуыддаг

у ахæм,

фыссæгау,

Хуыцауай Алы гуырдæн,

Алы лæгау нæу.

Цард у драмон зиллаччы тымбылæг хынцинæгты хордзенимæ. Уыцы уаргъ балцы размæ сæппарын зын нæу, сæйрагдæр, базонын хъæуы дзæкъулæн мидис. Тыхст, фæлварæн уавæры та поэтмæ фидар социалон-эстетикон принциптæ куы уа, æвзарын сагъæс кæнын бон нæу. Царды "драмон тымбæлæгæн" дæрддзæф цæстыл куы уайа, ын кæрон ссарæн нæй. Æцæгдзинады дуне дзаг у сусæгдзинæдты алдымбыдæй. сагъæсты уаргъæй Батрадзы лирикон хъайтар скæсын нал уæнды ("Сыфтæртæ, царды фæстаг бонтау..."): рæстдзинадмæ, тырныдта йын йе 'взонг удæй цард фæхъазыд. бон цардынывмæ кæсын нал у; зæдбадæн рухс бынæттæй хынджылæг кæнынц, аргъуаны цæуы", цъæх арт æфтауынц кувæндæттыл ("Реком"), — лæджы хуызы — "царды бартæ райста". дзы фарн агурæн нал ис. Ахæм автор кæны карз тæрхон:

О Сфæлдисæг!

бынтон фесафын зæрды,

ма исты ныфс фервæзынæн ис?!

бынтон сафын зæрды, —

фæндагыл

Рæдыд дзыллæты ма ауадз сæхи бар.

сын рухс уарзтмæ ныггом кæн,

Ныфсы мæгуыр удты бауадз:

Куырмæн — цæстырухс, хъустæ радт къуырмайæн,

ма ыслæууид раст фæндагыл цард.

Уарзгæ чи кæны, уыдон Зæххы къорийы цард дарддæр кæнынц. та дарддæр кæны цард. Дзыллæтæн сæхи уæвынад, абон фидæн баст   сты уарзты зынгимæ. Къонайы уарзтæй "зынг хуысгæ" кæны. риуы уарзты фæйлауы, уый цæуы æвзарыны фæндагыл. Цавæр сты ахæм адæймагæн царды хæзнаты нысæнттæ? Ахæм фарстытæ дæтты Касаты Батрадз дæр... йын дзуапп агурынæн хъысмæт-тæрхонгæнæг уайтагъд баппары "Уарзты айзæлды" фæлварæнты уылæнты. райхæлы, — поэты  хуызæн, — "сыгъдæг дудаг зын", скæны йыл урс   къаба бæрз бæласы "раст цыма у рухс хъуыдытæн се 'лвисæг". Лирикон хъайтарæн "йе стыр цин уæлдунемæ фæцæйтæхы", цыма йын сусæг уарзт хæссы:

Касаты Батрадзы поэтикон чиныг "Удцырагъы" мах сæмбæлдыстæм алыхуызон фæзилæнтыл, миниуджытыл фæстиуджытыл. поэзийы астæумагъзы (хъуыдыйы) тезгъо кæнынц "афæйлыдæй" — "æрбафæйлыдмæ". Уый чиныгкæсæджы куы ныууадзы сфæлдыстадон процессы чъылдыммæ, куы та комкоммæ ныццæвы кæрон зонды рухс. уымæй  ногдзинадмæ æнкъуысæн нæй. О, бæгуыдæр, Батрадзмæ ис — эстетикон этикон мæсгуытæ. Уыдоны — къухы бынæй — поэты лирикон хъайтар. нысан куы 'рцахсы, ныллæууы агурыны фæндагыл. Сфæлдыстады мидæг та агурын — алыхатт нысан кæны рæсугъд, хорзы æмбарынад.

 

 

ХОЗИТЫ Барис

 

 

 

КЪАДЗАТЫ Станислав

 

 

КАСАЙЫ-ФЫРТÆН

тæвд у, у уазал —

Гъе уый дын хос кæрдынæн бон!

та разæй

Ныффыстон ном…

Батрадз, Батрадз, ныууадз —

у Хосхæрæны рагъ,

'рфæндыд

Ысбарын ног дæргъ, уæрх.

— зиууæтты гуыл хом у,

та, цæй, нымæтын худ,

Кæс-ма: комыл

Куы бандзыг худт…

Æвгъау у ахæм бон сахарæн,

ныббардзæни махæн сæрд,

та Хосхæрæн рагъмæ,

Пъæззыйæн акъуырæм сæр!..

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.