Главная >> Информационный сборник >> №10 Декабрь, 2013 >> Б.Харебов. О человеке, патриоте, музыканте

Информационный сборник: №10 Декабрь, 2013

Раздел: Культура

Статья: Б.Харебов. О человеке, патриоте, музыканте

О ЧЕЛОВЕКЕ, ПАТРИОТЕ, МУЗЫКАНТЕ

 

Одним из особых проявлений нового времени стали перманентные «круглые столы» и бесконечные презентации книг. Надо полагать – это во многом позитивный момент. Получается, что у нас есть о чем поговорить, поспорить, подискутировать. И книг у нас стало издаваться достаточно. И если в советском прошлом книгопечатание было прерогативой государства, то сейчас появились частные издания, книги стали издавать различные общественные объединения, творческие сообщества, научные институты. Это, конечно, обогащает и разнообразит книжный рынок. Раньше издательский план в обеих Осетиях заполнялся большей частью художественной литературой и книгами, рекомендованными партийным агитпропом. Сейчас потоком пошли научные издания, книги по культуре, справочная литература. Предпочтение отдается публикации всего, что касается осетиноведения. Это можно назвать принципом компенсации. Еще недавно не могло быть и речи об издании многих фундаментальных трудов, даже в усеченном виде. Появились и сразу нашли всеобщее признание «Осетинская этнографическая энциклопедия», «Толковый словарь осетинского языка», «Топонимия Южной Осетии», «Осетия и осетины», «Грузинские летописцы и историки о Южной Осетии и Грузии», сборники трудов Ю.Гаглойты, Г.Тогошвили, собрания документов и материалов по событиям последних лет.

Сама по себе презентация книги событие во многом знаковое. Собираются единомышленники, высказывают свое мнение, представляют новое издание. Тем самым создается читательский интерес. Другое дело, когда с этим мероприятием начинают излишне спешить. Еще и тираж не допечатан, книга не прочитана, а народ уже собирают на презентацию. Поэтому стала знаменитой присказка: «Книгу я не читал, но хочу сказать о ней несколько слов».

21 октября во Владикавказе в Осетинском театре состоялась книжная презентация, не имеющая себе равных. Обычно такие события носят, скорее, камерный характер, проводятся в небольших залах и присутствуют на них ограниченное число приглашенных. На сей раз все было иначе. Помещение, которое предназначено для многолюдных действий – театральных представлений, концертов, национальных форумов, юбилейных торжеств – на сей раз было отдано знакомству с книгой.

Вернее, состоялась сразу двойная презентация. Были представлены книги о жизни и творчестве ярких представителей осетинской культуры Шамиля Джикаева и Феликса Алборова. Хотя один из них был писателем, а другой композитором, их многое объединяло. Оба были яркими представителями осетинской интеллигенции, эрудитами, патриотами, успели многое создать, внесли весомый вклад в национальную культуру. Но главное – они исконно народные. Оба весьма уважительно относились друг к другу. Вспоминаются слова Шамиля Федоровича: «Удивляюсь и по-хорошему завидую только композиторам. Из такого малого количества нот они умудряются создавать великие произведения!». Выход книг осуществила издательская мастерская «Перо и кисть», которую основали сестры Анжела и Алена Дженикаевы. Один из реализуемых ими проектов носит название «В мире искусства». В рамках его выпускаются и будут изданы книги о видных осетинских писателях, художниках, музыкантах, артистах. Уже увидели свет пять книг из этой серии.

На презентации, можно сказать, присутствовал весь цвет осетинской интеллигенции, руководство РСО-А, люди, которые хорошо знали и были близки Шамилю Джикаеву и Феликсу Алборову. Было много запоминающихся выступлений, которые перемежались концертными номерами, демонстрацией фотографий, отрывков из фильмов. В концертной программе свое искусство демонстрировали Булат Газданов, Валерия Сабанова, Алла Хадикова, Алан Кадохов, Залина Дзахоева, Вано Бекоев, Евгения Черникова, танцевальные коллективы «Алан», «Маленький джигит», хор «Алутон».

Некоторый итог мероприятия подвел заслуженный деятель искусств России, художественный руководитель государственного, национального оркестра им. К.Суанова Николай Кабоев: «Вечер не должен быть скорбным и траурным. Мы являемся свидетелями знаменательной даты, появления замечательных книг. Надо радоваться жизни, тем более, что это послание заключается в произведениях личностей, которые нас сегодня собрали».
Сегодня наш разговор только об одной книге из звездного собрания – «Феликс Алборов», автором которой является Анжела Дженикаева. Она познакомилась с композитором намного позже того, как узнала и полюбила его музыку. Уже первая встреча произвела неизгладимое впечатление. Тогда же появилось твердое желание написать книгу. «Я поняла: мне выпала редкая удача. Интуиция подсказала, что я стою на пороге открытия для себя чего-то совершенно нового и не только в области искусства».

Замысел и исполнение издания вызывает всяческое уважение. Книга скомпонована таким образом, что авторский текст перемежается воспоминаниями людей, хорошо знавших Феликса Шалвовича, и которые сами преуспели в сфере культуры. Такое решение можно считать полностью оправданным. Как призналась автор, она меньше хотела рассказать о жизни и творчестве композитора, больше – о встречах с ним, но основное внимание уделить вкладу героя книги в национальную культуру.

«Данная книга – рассказ о великом осетинском композиторе Феликсе Шалвовиче Алборове. Писать о таком человеке – непросто и ответственно. Феликс Шалвович – один из лучших представителей нации. Он вписал свою, сугубо алборовскую страницу в историю осетинского музыкального искусства», - говорится во вводной части издания.

Обычно, когда пишут о какой-то известной личности, чаще всего делают ее биографичной. Каждый раздел рассказывает о каком-то отдельном периоде жизни. Такой подход вполне прост, но не всегда оптимален. В данном случае этого нет. Биографические данные собраны в один из многих разделов книги. При этом, о многих фактах рассказывает сам Ф. Алборов. Здесь же, помимо воспоминаний, в отдельные главы объединены некоторые факты и события, которые характеризуют Феликса Шалвовича как музыканта и общественного деятеля.

По всей видимости, и нам не обойтись без некоторых биографических зацепок, поскольку они на многое проливают свет. Феликс Алборов родился в сентябре 1935 года в Цхинвале, в дружной, многодетной семье. То, что ему уготовлено музыкальное будущее было предрешено на генетическом уровне. «Я с детства знал, что я должен стать музыкантом, потому что чувствовал, если брошу музыку, она меня никогда не бросит», - писал впоследствии Ф.Алборов. Он рано овладел игрой на народных инструментах, был принят в Цхинвальскую музыкальную школу. Здесь он за три года прошел класс скрипки и продолжил свою учебу в центральной музыкальной школе при Тбилисской консерватории. Отсюда была прямая дорога в саму консерваторию на отделение хорового дирижирования. Но учеба была продолжена по классу композиции в Тбилисской государственной консерватории им. В.Сараджишвили. Тбилисский период жизни композитора завершился преподаванием в Тбилисской музыкальной школе №8.

За этим последовал цхинвальский этап жизнедеятельности. Недолгое руководство Государственным ансамблем «Симд» (кстати, это название дал коллективу сам Феликс Шалвович), тем не менее, было отмечено важным событием – ансамбль с блеском выступил в Кремлевском театре Москвы.
Пять лет Феликс Шалвович был директором Цхинвальской музыкальной школы. И здесь, как автор рецензии, возьму на себя смелость поделиться собственными впечатлениями. В то же время в музыкальной школе работала моя сестра. Больше всего она мечтала о том, чтобы я получил музыкальное образование. Все говорили, что у меня есть «способности». Первая попытка закончилась полным провалом. С трудом добытую скрипку я благополучно потерял. Сестра со слезами пошла к Феликсу Шалвовичу. Тот придумал хитрый ход. Перевел меня на фортепьяно. Эту махину потерять весьма сложно. Но, кроме того, на уроки музыки я стал ходить не в школу, а к нему домой. Можно сказать, что тогда Феликс Шалвович был молодожен, у него тогда только родился сын Вова. Так вот, его супруга – учитель музыки – стала обучать меня музыке на дому. Но этот креативный ход результата не дал. Моего преподавателя больше волновал новорожденный, а я выторговал себе академический отпуск. Так состоялось знакомство с Феликсом Шалвовичем.

В 1968 году Ф.Алборов основал и стал первым директором Цхинвальского музыкального училища. Сейчас оно носит его имя. О тех днях вспоминает завуч училища Карина Саркисян: «Просто сказать, что Феликс Шалвович – основоположник училища и его директор – это ничего не сказать. Он многому научил не только меня, своего непосредственного заместителя, но и наш коллектив, всех наших учеников. Прежде всего, он научил нас по-настоящему любить свою родину. Он научил нас общению друг с другом, умению сотрудничать. Я бы назвала его учителем с большой буквы. Он обладал огромным житейским и профессиональным опытом. Это все вызывало уважение и желание подражать ему».

В конце 70-х Ф.Алборов назначен заведующим отделом культуры Облисполкома Южной Осетии (по нынешним временам – это министр культуры). А затем становится научным сотрудником Юго-Осетинского научно-исследовательского института. Когда он пришел в институт, я уже работал там. И из плоскости «учитель-ученик», мы стали сослуживцами, где и сблизились. Коллектив тогда у нас был спаянным, и свободное время мы часто проводили вместе. Нередко это были застолья. Феликс страдал избытком сахара, поэтому должен был соблюдать диету. Наши посиделки пропускать он не хотел, поскольку был очень компанейским товарищем. Поэтому, когда мы позволяли себе всякие излишества, он сидел перед своим стаканом белого вина, но живо участвовал в застольных беседах. Об этих днях вспоминает Нафи Джусойты: «Феликс был очень хорошим собеседником, веселым человеком. Жизнь трудна, она поворачивается к нам не только розами, но и шипами. И, несмотря на это, он всегда оставался оптимистом, потому что считал, что мы живет только один раз, и надо горести и радости переносить по-человечески. Он был хорошо известен не только как блестящий музыкант, но и как большой ученый, который на протяжении всей своей творческой деятельности скрупулезно занимался исследованием традиционной музыкальной культуры осетин».

Когда Советский Союз стал разваливаться, а в Южной Осетии было не до музыки, Феликс Шалвович переезжает во Владикавказ. Свой поступок он объяснил так: жить осталось недолго, а сделать предстоит много. Здесь он в одно время был музыкальным руководителем Северо-Осетинского академического государственного ансамбля танца «Алан». Но больше проработал научным сотрудником Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований. Так сложилось, что здесь мы опять оказались в одной обойме. Он был постоянным работником, а я – так называемым «заочником» - находясь в Цхинвале, я должен был раз в квартал посещать СОИГСИ. Здесь я первым делом посещал кабинет Феликса. Он умел создавать вокруг себя уют, и у него всегда кто-то находился, здесь можно было встретить кого угодно. И планируя заскочить на пару минут, незаметно задерживался на часы. Трудно было оторваться от его завораживающих историй, искрометного юмора, потока добра. Здесь ему многое удалось, несмотря на проблемы со здоровьем, особенно в плане завершения «долгостроя». Была закончена и издана монография «Музыкальная культура осетин» (тираж разошелся мгновенно. Самому удалось достать ее только при помощи супруги Феликса Шалвовича – Ларисы Антоновны), сильно продвинулся он и в работе над оперой «Фатима», были написаны научные труды, созданы музыкальные произведения.

О двух эпизодах следует поведать особо. Феликс Алборов всегда считал, что орган создан для исполнения осетинской музыки. И это убеждение однажды нашло магическое подтверждение. Находясь в Лейпциге, он посетил церковь, где стоял орган, на котором играл сам Иоганн Себастьян Бах. К инструменту, понятное дело, допускались только свои. Но обаяние Феликса Шалвовича и его страстное желание прикоснуться к клавишам возымели действие. Ему разрешили в ночное время сыграть на историческом инструменте. Здесь, помимо классики, он исполнил осетинскую музыку и даже заслужил аплодисменты. Кстати, вскоре Феликсу Шалвовичу вновь улыбнулась фортуна. В Веймаре, в музее Ференца Листа ему дали возможность сыграть на рояле великого композитора. После таких мистических свершений можно было решать самые фантастические задачи. А затем был проведен эксперимент, когда осетинская музыка, написанная Ф.Алборовым для кинофильма «В день праздника», была исполнена симфоническим оркестром, органом и осетинской гармошкой. Результат был весьма впечатляющим. А затем свершилось чудо – в Цхинвале чешские специалисты построили орган, в единственном приспособленном для этого зале Облисполкома. Во многом это была заслуга тогдашнего первого секретаря обкома партии Феликса Санакоева и не исключено, что с подачи Феликса Алборова. В 1982 году он устроил в Цхинвале первый органный концерт осетинской музыки. А во время вооруженной агрессии 90-х годов, захватчики просто расстреляли орган. «Как будто бы стреляли в меня самого», - говорил Феликс, когда узнал о случившемся. Уже когда наступило некоторое перемирие, армянские специалисты подремонтировали орган. Но в августе 2008 года те же музыконенавистники окончательно спалили орган. В тот же день был сожжен и дом, где раньше жил Феликс Алборов.

После того, как в сентябре 1990 года Южная Осетия объявила о своей независимости, стал вопрос о государственной символике. Вопрос с флагом решился быстро: осетинский триколор был без особых споров принят в обеих Осетиях. Гербы в республиках были разные, но и их достаточно скоро идентифицировали. С гимнами все оказалось сложнее. Гимн Республики Южная Осетия поручено было написать Феликсу Алборову. С заданием он справился быстро. В своем дневнике (запись от 24 января 1993 года) он пишет: «Вчера и сегодня написал («создал»!) гимн Осетии. Давно подначивало, да и руки чесались, но никак не решался. Оказывается «не так страшен черт, как его малютка». Текста нет пока! Значит надо будет писать уже под музыку самого же, т.к. все что мне показали – слишком не «гимнистическое». Текст гимна, его слова должны идти от души народной, чтобы он отражал его духовную суть до мелочей». В конечном итоге текст гимна написал поэт Тотраз Кокаев. Когда гимн впервые прослушали в Цхинвале, то это произвело ошеломляющий эффект. Также восприняли его на концерте по случаю 60-летия Ф.Алборова. В 1995 году в зале не все знали, что слушают гимн, а не симфоническое произведение. Поэтому не могли понять, почему некоторые присутствующие встали. В одно время стали говорить и о том, что у двух Осетий должен быть один гимн (самым ярым сторонником этой идеи был Михаил Гиоев). Но в Южной Осетии уже вряд ли откажутся от государственной мелодии Феликса Алборова.

Остается дать слово тем, кто хорошо знал и по-настоящему ценил Феликса Алборова. Сами они-люди достойные-яркие представители осетинской интеллигенции. Взять хотя бы кинорежиссера Германа Гудиева. Это весьма противоречивая фигура, но несомненно-самородок. Добиться от него похвалы или хотя бы одобрения сложно. Но он однажды написал: «Алборов-знамение. Он как Хъуыбады эпический…. Почти все вещи Алборова-из музыкального архетипа осетин, они словно уже существовали и их надо было только расшифровать как последние плоти-духа, а духа –плоти…. Эта эстафета веков, краеугольный, несущий камень культурной башни нации, и если другие композиторы, бывшие и настоящие, строители этой башни–искусные импровизаторы и фантазеры, то Алборов–зодчий, руководящий этим строительством, ибо только ему вверил Бог осетин и магию камня и замысел проекта».

Долгое время Феликс Алборов был дружен с семьей композитора Николая Кабоева, который сейчас является художественным руководителем и главным дирижером Государственного национального эстрадного оркестра им.Кима Суанова. Приезжая в Орджоникидзе, он останавливался у Кабоевых, здесь же, всего за месяц, им была написана музыка к фильму «Ах любовь!». Николай пишет о своем старшем друге : «Это ярко выраженный романтик с прекрасным ощущением того, что происходит сегодня. И ни смотря ни на что, он ухитряется вот этот фантастический ритм преломлять так по-своему, что мы не видим ухабов, не видим тяжелых изломов… Мы все время обращены к прекрасному…». Здесь еще одно собственное отступление. В то время, когда мы вместе работали в ЮОНИИ, пришел Феликс Алборов и просил в просьбе не отказать. Отказать такому человеку было делом нереальным. Тем не менее… Дело было в том, что ему стало известно о наличии у меня фундаментального издания о джазе. Попросил обменять его на музыкальную энциклопедию. Он сказал, что книга нужна ему для Коли Кабоева, который начал преподавать спецкурс по джазу в музыкальном училище. Феликс Шалвович прекрасно знал, что я отдам ему книгу без всякого обмена, поэтому пошел на небольшую хитрость. Он сказал, что энциклопедии у него две. Сделка состоялось. Энциклопедия до сих пор хранится в моей библиотеке. Надеюсь книга о джазе все еще у Николая Кабоева.

Трудно в это поверить, но более 40 лет художественным руководителем Северо-Осетинской государственной филармонии был Павел Ядых. Он не раз исполнял музыку Феликса Алборов, высоко его ценил. Его музыка– «серебряные звуки Осетии», это–олицетворение возвышенного лирического духа осетинского народа»,–писал дирижер.

Еще одним младшим собратом Ф. Алборова является Ацамаз Макоев. Сейчас он заслуженный деятель искусств РСО-А, лауреат премии имени Коста Хетагурова, председатель Союза композиторов Северной Осетии. Он вспоминает: «Мой коллега Николай Кабоев подарил мне несколько сборников фортепианной музыки Ф. Алборова. Этот драгоценный подарок я прятал и хранил под подушкой много-много лет. Играю с тех пор и по сей день произведения Алборова и считаю его музыку самой божественной и гениальной, какая только была написана осетинским композитором. И хочу искренне заявить, что «музыка Феликса Шалвовича сыграла решающую роль в выборе моей профессии».

Многие музыкальные проекты объединяли Ф. Алборова с еще одним выдающимся талантом – Булатом Газдановым. Их судьбы не могли не пересечься, ведь делали они одно дело: поднимали до небес осетинское музыкальное искусство. Булат Гаппоевич вспоминает о своем друге: «Добрейший, светлый, изумительно богатый душой человек – таким видится мне сегодня Феликс. А каким он обладал чувством юмора, неподражаемо рассказывал в дружеской компании анекдоты и смешные байки… Перед глазами и сейчас, и всегда – его улыбка».

С Рафаэлем Гаспарянцем – кинорежиссером, заслуженным деятелем искусства Северной Осетии и Дагестана, лауреатом премии им. К.Л. Хетагурова – Феликса Алборова свели кино и музыка. Надо сказать, что никакое из искусств не создает предпосылок для всенародной известности. Писателю еще надо достучаться до своего читателя. Художнику до поры придется пылится в хранилищах. А вот артист может проснуться знаменитым. «Великий немой» (это раньше) и «Звучащий цветной» (это сейчас) сделали Феликса и Рафаэля всенародно любимыми. Впервые музыка Ф.Алборова прозвучала в фильме «В день праздника» по рассказам Арсена Коцоева. Первый опыт был настолько впечатляющий, что приглашения посыпались в избытке. Феликс пишет музыку к фильмам «Ах, любовь!», «Сбереги башню», «Мужское самолюбие», «Во всем виновата Залина», «Обида старого охотника», «Легенда горы Тбау» и другим. За последний фильм Феликс Алборов и Рафаэль Гаспарянц получили Государственную премию РСО-А имени Коста Хетагурова. Говорит Рафаэль Гаспарянц: «Уверен, что высокохудожественная музыка Феликса Шалвовича не оставит равнодушным любого слушателя и всегда будет образцом мелодической красоты, непосредственности и образности».

В книгу также включены воспоминания звукорежиссера Зои Газаевой, искусствоведа и кинокритика Татьяны Батаговой, заслуженного врача РСО-А Шалико Тедеева, художественного руководителя и дирижера мужского хора Северо-Осетинской госфилармонии Ольги Джанаевой, журналиста Арбеляны Абаевой, молодых артисов Алана Кокаева и Сослана Дзуцева.
Позволю себе еще одно отступление. При встрече со мной Феликс Шалвович, зная мое происхождение по материнской линии, переходил на дигорский. Причем это была не просто фраза, а целая речь. Позже это проделывал он и с полноценными дигорцами. Те удивлялись: он чисто говорит по-дигорски, но мы его плохо понимаем. Подозреваю, что Феликс, обладая абсолютным слухами и глубокой музыкальной памятью, сотворял словесный ряд, основанный на одном звучании, не особо заботясь о содержании.

Книга прекрасно оформлена. Со вкусом исполнена суперобложка. В зависимости от текста использованы разные шрифты. Текстовая часть обильно перемежается фотографиями. Много и другого иллюстрированного материала – афиши, газетные страницы, партитуры, телеграммы, наградные листы, страницы дневника. Приводятся также список сочинений и библиография. Обилие вспомогательного материала несомненно является свидетельством бережного отношения к наследию композитора. И в этом великая заслуга супруги Феликса Шалвовича – Ларисы Антоновны Остаевой.

Остается еще раз выразить великую благодарность сестрам Дженикаевым, всем тем, кто отозвался на их призыв и принял участие в издании книги – памятника. Можно не сомневаться, что издательская мастерская «Перо и кисть» еще не раз нас порадует продолжением серии книг о выдающихся людях Осетии.

 

 

Батрадз Харебов

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.