Главная >> Информационный сборник >> №1 Январь, 2013 >> Хасан Дзуцев. Межнациональные отношения в республиках Северо-Кавказского Федерального округа Российской Федерации

Информационный сборник: №1 Январь, 2013

Раздел: АНАЛИТИКА

Статья: Хасан Дзуцев. Межнациональные отношения в республиках Северо-Кавказского Федерального округа Российской Федерации

Дзуцев Хасан Владимирович, доктор социологических наук, заведующий отделом социологических исследований и политологического мониторинга Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева Владикавказского научного Центра РАН, заведующий кафедрой социологии политических и социальных процессов  Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова.      

 

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РЕСПУБЛИКАХ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Аннотации: В статье на материалах этносоциологического исследования, проведенного летом 2010  года Северо-Осетинским центром социальных исследования ИСПИ РАН совместно с Северо-Осетинским Институтом гуманитарных и социальных исследований имени В.И. Абаева Владикавказского научного Центра РАН,  рассмотрены межнациональные отношения в республиках СКФО РФ

 

На современном этапе социально-экономического и политического обустройства перед управленческой элитой республик СКФО стоит задача изменения сложной социальной ситуации, сложившейся здесь за последние 17–20 лет; в этих условиях стала приемлемой апелляция к различного рода инструментам — авторитету, воле, праву, принуждению, — а также поиск ресурсов. Механизм реализации принимаемых решений требует взаимодействия социума и власти, так как политика преобразования должна опираться на все социальные слои общества, а система властных (государственных) органов в целом должна быть подотчетной гражданам. Эффективному социально-экономическому развитию республик СКФО и их слиянию в единый экономический организм могут способствовать следующие факторы: индустриализация аграрно-промышленного комплекса; развитие на основе новых инновационных технологий малого, среднего и крупного бизнеса; повышение системы управления с целью интеграции республик и участие исполнительных органов власти в выработке общих решений, планирования и реализации инновационных проектов; формирование среднего класса как элемента социальной структуры РФ и современного глобального мира; разработка плана социальной мобильности населения: переезда жителей села в города — своего рода социального лифта, — чтобы ускорить формирование урбанизированного мультикультурного общества, основанного на сосуществовании в рамках единого государства относительно замкнутых социальных сегментов культурных общностей.

Создание национально-государственных и национально-терри­ториальных образований в 1920–1930-е гг. (союзные, автономные республики и области) и многочисленные их реорганизации на протяжении всего советского периода провоцировали претензии одних этнических групп к другим, затяжные этнотерриториальные конфликты. Пик этих противостояний пришелся на конец 1980-х — 1990-е гг. Большая часть этих конфликтов и напряжений к первому десятилетию XXI в. находится в скрытом или замороженном состоянии, вследствие чего сохраняются угрозы и риски стабильности как для всего региона, так и для его отдельных частей.

Ингушско-осетинский конфликт был первым в России вооруженным этнотерриториальным противостоянием, результатом которого стали 1000 погибших, 300 пропавших без вести, 1300 раненых, 4000 разрушенных домов, 50 000 беженцев, противостоянием, в которое были вовлечены официальные власти двух республик. В настоящее время большинство требований одной из сторон конфликта не снято и не получило разрешения. Ингушская конституция законодательно закрепляет в качестве приоритета республиканской политики возвращение «отторгнутых территорий», то есть Пригородного района, ныне относящегося к Северной Осетии. На данном этапе этот конфликт не разрешен и находится в замороженном состоянии.

Ингушетия до сих пор не имеет законодательно определенных административных границ с Чечней. Чеченские власти хотят пересмотреть в свою пользу границы нефтеносного Малгобекского района Ингушетии, а также скорректировать границы Сунженского района, центром которого в Чечне является станица Ассиновская, а в Ингушетии — станица Слепцовская.

Недоверие к этноклановой системе власти, существующей во всех национальных республиках, порождает стремление к этническому обособлению. Абазинцы, ногайцы и другие малочисленные народы создали с согласия официальной власти свои органы управления, национальные муниципальные образования, что фактически означает дальнейшее дробление России по национально-территориальному признаку и культивацию очагов этнической напряженности.

Поводом к возникновению в Карачаево-Черкесии этнотерриториальных проблем на уровне республики послужило несправедливое, с точки зрения абазинцев, установление границ муниципальных образований. Образование в КЧР Ногайского административного района рассматривается лидерами ногайцев как первая победа на пути создания Ногайской республики.

В Кабардино-Балкарии балкарцы протестуют против включения своих территорий в состав муниципалитетов с преимущественно кабардинским населением. Аналогичные требования раздела административных районов на этнически однородные сохраняются и в других республиках. Национально-территориальные образования везде становятся источником затяжного конфликта.

На Юге России по-прежнему имеют место межэтнические конфликты между мигрантами и старожильческим населением переселенческих районов. Начинаясь на бытовом уровне, они нередко перерастают в митинги с политическими требованиями о выселении мигрантов. Структурные причины этих конфликтов — экономическая конкуренция мигрантов и старожильческого населения в сельских районах и утрата авторитета местной власти и правоохранительных органов в результате коррупции. Паллиативные действия местных администраций лишь усугубляют ситуацию.

Количество терактов в СКФО за последние 20 лет составляет 84 % от общего по России. Социально-политическая ситуация на Северном Кавказе демонстрирует признаки дестабилизации. Учащение случаев терроризма в Восточном Предкавказье свидетельствует о сохраняющемся социальном, политическом и людском потенциалах терроризма и возможности его распространения на сопредельные территории; расширяются и зоны интересов террористической активности на Северном Кавказе — все это угрожает безопасности не только Чечни, но и Ингушетии, Дагестана, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Ставропольского края.

И без того непростые межнациональные отношения коренных народов усугубляются таким фактором, как геополитические интересы могущественных государств, ведущих борьбу за сырьевые рынки и господство в Северо-Кавказском регионе. РФ укрепляет южные рубежи, учитывая риск возобновления войны Грузии за непризнанные республики, возможность партизанской войны и деятельность организованного подполья на Северном Кавказе. Российская Федерация должна иметь силы быстрого реагирования, адекватные нарастающим угрозам. Однако расширение военного присутствия России сталкивается порой с серьезным противодействием местного населения (например, блокирование автодорог), не довольного изъятием земель сельскохозяйственного назначения (пастбища, сенокосы, индивидуальные строения) под военные нужды (60 га земли в районе аула Ботлих в Дагестане, 5,5 тыс. га земельных угодий в районе аула Кобу-Баши в Карачаево-Черкесии).

Народы Кавказа ощущают всю драматичность напряженности межнациональных отношений. И если кто-то и оценивает обстановку как стабильно спокойную, то только в сопоставлении с еще более напряженными 1990-ми гг.

Для полноценной реализации целей и задач исследования в каждой республике в январе–феврале 2010 г. был проведен репрезентативный опрос жителей. Целесообразный объем выборки в каждой республике составил 500 респондентов и 5 экспертов. Общий объем выборки для семи республик составил соответственно 3500 респондентов (из них 50 % — коренное население и 50 % — русские и русскоязычные) и 35 экспертов. Математическая погрешность такой выборки не превышает 1,4?%, то есть обеспечивает надежную репрезентативность для каждого обследуемого субъекта Российской Федерации. Для проведения опроса в каждой республике выборка строилась как территориальная, стратифицированная по типам населенных пунктов, маршрутная, квотная по социально-демографическим и национальным признакам. Конкретные параметры выборки, построенные на основании данных государственной статистики по каждой республике, приведены ниже.

При анализе результатов массового опроса авторы пришли к выводу: среди тех, кто считает, что межнациональные отношения стабильны, большую часть составляют респонденты коренных национальностей республик СКФО, а среди тех, кто отмечает существенную национальную напряженность, преобладают русские и русскоязычные респонденты (таблица 1.12 и диаграмма 1.7).

Среди тех, кто считает межнациональные отношения стабильными, больше всего чеченцев ЧР (67,2 % от числа опрошенных респондентов ЧР), на втором месте адыгейцы РА (47,6 %); затем идут русские и русскоязычные КЧР (45,3 %), меньше всего тех, кто разделяет такое мнение, среди респондентов — осетин РСО-А (18,8 %).

Существует незначительная национальная напряженность — так считают в основном кабардинцы и балкарцы КБР (50,3 %), русские и русскоязычные РД (43,9 %), наименьший процентный показатель по данной строке у русских и русскоязычных респондентов РИ (16,7 %).

Ощущают сильную межнациональную напряженность, возможность конфликтов главным образом респонденты РСО-А обеих национальных подгрупп (36 % и 30 %), респонденты РИ коренной (22,5 %) и некоренной (27,8 %) национальностей; наименьший процентный показатель имеют чеченцы ЧР (1 %).

Затруднились ответить на данный вопрос большей частью ингуши РИ (20,7 %), русские и русскоязычные ЧР (17,3 %).

 

 

 

Таблица 1.12

Как Вы оцениваете состояние межнациональных отношений в республике? (в %)

Код

ответа

Варианты ответа

 

РА*

 

КБР

 

КЧР

 

Адыгейцы

 

Русские и русско-язычные

 

Кабар-динцы, балкарцы

 

Русские и русско-язычные

 

Карача-евцы, черкесы

 

Русские и русско-язычные

 

1

 

Межнациональные отношения стабильные (без напряженности)

 

47,6

 

41,5

 

24,9

 

26,0

 

43,2

 

45,3

 

2

 

Имеется незначительная национальная напряженность

 

35,4

 

43,4

 

50,3

 

41,7

 

37,8

 

32,6

 

3

 

Налицо сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты

3,7

 

8,0

 

14,5

 

17,3

 

10,8

 

8,4

 

4

 

Затрудняюсь ответить

 

13,4

 

7,1

 

10,4

 

15,0

 

8,1

 

13,7

 

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

* В настоящее время (на основе Указа Президента Российской Федерации от 10 января 2010 года) создан Северо-Кавказский федеральный округ, в состав которого Адыгея не вошла, но полученные результаты по республике Адыгея в данной работе авторами были включены для получения более полной картины по Северному Кавказу, и далее она будет упоминаться на ряду с республиками СКФО.

 

 

Код

ответа

РД

 

РИ

 

РСО-А

 

ЧР

 

Коренные народы

 

Русские и русско-язычные

 

Ингуши

 

Русские и русско-язычные

 

Осетины

 

Русские и русско-язычные

 

Чеченцы

 

Русские и русско-язычные

 

1

 

33,7

 

22,2

 

36,9

 

38,9

 

18,8

 

20,9

 

67,2

 

38,3

 

2

 

35,6

 

43,9

 

19,8

 

16,7

 

40,4

 

37,2

 

18,2

 

42,0

 

3

 

14,1

 

19,3

 

22,5

 

27,8

 

30,0

 

36,0

 

1,0

 

2,5

 

4

 

16,6

 

14,6

 

20,7

 

16,7

 

10,8

 

5,8

 

13,5

 

17,3

 

5

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

Власть занимается «наведением камуфляжа», т. е. всячески пропагандирует тезис, что в СКФО в сфере межнациональных отношений все очень хорошо. Но если копнуть поглубже, то в условиях, когда имеет место такое различие в уровне социально-экономического развития, когда республики занимают последние позиции по показателям заработной платы, по уровню доходов по сравнению с другими регионами РФ, то как раз эти характеристики и являются уровнем развития теневого бизнеса, коррупции. Следовательно, не приходится рассчитывать на успешное развитие межнациональных отношений. Напряженность в этой сфере напрямую связана с бедностью населения.

У нас нет государственной идеологии, но развита система кланово-родственных отношений. Руководитель ведомства — будь то русский, осетин, ингуш — собирает вокруг себя команду не по профессиональным качествам, а на основе личной преданности, землячества, национальной принадлежности и т. д. Все это создает сильный негативный фон и неблагоприятно отражается на отношениях между различными этносами — жителями региона.

Эксперты считают, что состояние межнациональных отношений нормальное, нет ни явных, ни скрытых конфликтов. Другое дело, что практически во всех республиках СКФО периодически возникают проблемы, во многом связанные с тем, что их руководство респуб­лик не ведет должной работы ни на низовом уровне — нет частных контактов между простыми гражданами хотя бы на уровне торговли сельхозпродуктами, так и на уровне руководства — руководители регионов не встречаются с целью выработки каких-то комплексных модернизационных проектов, т. е. нет понимания того, что для поднятия экономики в каждой республике необходимо участие огромной массы населения, должна вестись активная торговля, нужна ликвидация пресловутых терминалов, которые создают видимость квазигосударств во главе с квазифеодалами.

Проблемы еще существуют, но власть не любит говорить об этом, в частности проблема русскоязычного населения, что негативно сказывается на экономике, и во многих местах это уже привело к созданию мононациональных республик. Если вести речь об оттоке русскоязычного населения, то надо сказать, что республики СКФО перестали быть привлекательными даже для коренного населения. А если говорить о молодежи, то она вообще старается уехать при каждом удобном случае. Уезжают, как правило, самые талантливые, «утечка мозгов» из республик СКФО сказывается на положении в экономике, идет ее стагнация. Во многом выезд за пределы республик связан с тем, что все социально престижные ниши здесь уже заняты «своими» людьми. И другие «свои» также ждут своей очереди на занятие таких мест в будущем.

Анализ результатов исследования с учетом гендерного аспекта показал, что межнациональные отношения считают стабильными респонденты в большей степени мужского пола, чем женского (таблица 1.12.1).

Так, по мнению 70 % чеченцев-мужчин и 64,7 % респондентов-чеченок, межнациональные отношения в ЧР стабильны; так же считают большинство адыгейцев РА мужского пола (52,8 %); меньше всего выбравших данный вариант ответа среди респондентов — осетинок РСО-А (11,8 %).

Среди тех, кто считает уровень национальной напряженности незначительным, большинство кабардинок, балкарок КБР (53,8 %), русских и русскоязычных женского пола ЧР (52,3 %), наименьший процентный показатель по данной строке имеют русские и русско­язычные женщины РИ (11,1 %).

 

 

Таблица 1.12.1

Как Вы оцениваете состояние межнациональных отношений в республике? (в %)

Код

ответа

Варианты ответа

 

РА

 

КБР

 

Адыгейцы

 

Русские и русскоязычные

 

Кабардинцы, балкарцы

 

Русские и русскоязычные

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

1

 

межнациональные отношения стабильные (без напряженности)

 

52,8

 

43,5

 

47,3

 

37,0

 

32,5

 

18,7

 

26,8

 

26,9

 

2

 

имеется незначительная национальная напряженность

 

33,3

 

37,0

 

35,5

 

49,6

 

45,0

 

53,8

 

44,6

 

38,8

 

3

 

налицо сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты

 

2,8

 

4,3

 

8,6

 

7,6

 

13,8

 

15,4

 

16,1

 

17,9

 

4

 

затрудняюсь ответить

 

11,1

 

15,2

 

8,6

 

5,9

 

8,8

 

12,1

 

12,5

 

16,4

 

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

Код

ответа

КЧР

 

РД

 

Карачаевцы, черкесы

 

Русские и русско­язычные

 

Коренные народы

 

Русские и русско­язычные

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

1

 

38,2

 

47,5

 

48,5

 

43,5

 

33,3

 

34,1

 

15,8

 

27,4

 

2

 

47,1

 

30,0

 

33,3

 

32,3

 

29,6

 

41,5

 

43,4

 

44,2

 

3

 

8,8

 

12,5

 

6,1

 

9,7

 

16,0

 

12,2

 

27,6

 

12,6

 

4

 

5,9

 

10,0

 

12,1

 

14,5

 

21,0

 

12,2

 

13,2

 

15,8

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Код

ответа

РИ

 

РСО-А

 

ЧР

 

Ингуши

 

Русские и русскоязычные

 

Осетины

 

Русские и русскоязычные

 

Чеченцы

 

Русские и русскоязычные

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

муж.

 

жен.

 

1

 

31,0

 

43,4

 

44,4

 

33,3

 

27,7

 

11,8

 

19,4

 

22,0

 

70,0

 

64,7

 

43,2

 

34,1

 

2

 

27,6

 

11,3

 

22,2

 

11,1

 

39,4

 

41,2

 

33,3

 

40,0

 

21,1

 

15,7

 

29,7

 

52,3

 

3

 

20,7

 

24,5

 

22,2

 

33,3

 

23,4

 

35,3

 

44,4

 

30,0

 

0,0

 

2,0

 

2,7

 

2,3

 

4

 

20,7

 

20,8

 

11,1

 

22,2

 

9,6

 

11,8

 

2,8

 

8,0

 

8,9

 

17,6

 

24,3

 

11,4

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Отмечают наличие межнациональной напряженности в основном русские и русскоязычные мужчины (44,4 %) и осетинки РСО-А (35,3 %), меньше всего таковых среди чеченок ЧР (2 %).

Затруднились ответить на данный вопрос русские и русскоязычные мужчины ЧР (24,3 %), русские и русскоязычные женщины РИ (22,2 %) и т. д.

Как уже отмечалось выше, руководство республик СКФО утверждает что в сфере межнациональных отношений в регионе все в порядке. Однако мы видим, что в едином государстве социально-экономический уровень регионов отличается в разы, что северокавказские республики занимают последние позиции по уровню оплаты труда и доходов — все это свидетельствует о значительной бедности населения, и она напрямую связана с межнациональными разногласиями, не характерными для развитых государств. Когда человек начинает интересоваться национальностью, вероисповеданием, фамилией другого — это свидетельствует о том, что таким образом он ищет ответ на вопрос, почему ему так плохо живется.

Анализ результатов опроса с учетом такой переменной, как возраст респондентов, привел нас к следующему заключению: межнациональные отношения как стабильные чаще оценивают респонденты старше 35 лет, а опрошенные в возрастной когорте до 35 лет чаще всего затруднялись с ответом на этот вопрос (таблица 1.12.2).

 

Таблица 1.12.2

Как Вы оцениваете состояние межнациональных отношений в республике? (в %)

Код

ответа

Варианты ответа

 

РА

 

КБР

 

Адыгейцы

 

Русские и русскоязычные

 

Кабардинцы, балкарцы

 

Русские и русско-язычные

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

1

 

Межнациональные отношения стабильные (без напряженности)

 

48,0

 

47,4

 

30,4

 

44,6

 

22,5

 

26,5

 

16,1

 

29,2

 

2

 

Имеется незначительная национальная напряженность

 

40,0

 

33,3

 

52,2

 

41,0

 

53,5

 

48,0

 

54,8

 

37,5

 

3

 

Налицо сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты

 

 0,0

 

5,3

 

10,9

 

7,2

 

11,3

 

16,7

 

9,7

 

19,8

 

4

 

Затрудняюсь ответить

 

12,0

 

14,0

 

6,5

 

7,2

 

12,7

 

8,8

 

19,4

 

13,5

 

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Код

ответа

КЧР

 

РД

 

Карачаевцы, черкесы

 

Русские и русско­язычные

 

Коренные народы

 

Русские и русско­язычные

 

до 35 лет

 

старше 35 лет

 

до 35 лет

 

старше 35 лет

 

до 35 лет

 

старше 35 лет

 

до 35 лет

 

старше 35 лет

 

1

 

39,6

 

52,4

 

37,9

 

48,5

 

29,4

 

36,8

 

19,0

 

22,7

 

2

 

35,8

 

42,9

 

27,6

 

34,8

 

38,2

 

33,7

 

47,6

 

43,3

 

3

 

13,2

 

4,8

 

20,7

 

3,0

 

14,7

 

13,7

 

23,8

 

18,7

 

4

 

11,3

 

 0,0

 

13,8

 

13,6

 

17,6

 

15,8

 

9,5

 

15,4

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Код

ответа

РИ

 

РСО-А

 

ЧР

 

Ингуши

 

русские и Русскоязычные

 

Осетины

 

Русские и русскоязычные

 

Чеченцы

 

Русские и русскоязычные

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

до 
35 лет

 

стар-ше 35 лет

 

1

 

34,6

 

39,0

 

71,4

 

18,2

 

20,6

 

17,1

 

20,0

 

21,4

 

51,5

 

75,8

 

31,0

 

42,3

 

2

 

19,2

 

20,3

 

14,3

 

18,2

 

43,1

 

37,8

 

40,0

 

35,7

 

26,5

 

13,7

 

34,5

 

46,2

 

3

 

26,9

 

18,6

 

 0,0

 

45,5

 

25,5

 

34,2

 

33,3

 

37,5

 

1,5

 

0,8

 

3,4

 

1,9

 

4

 

19,2

 

22,0

 

14,3

 

18,2

 

10,8

 

10,8

 

6,7

 

5,4

 

20,6

 

9,7

 

31,0

 

9,6

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

Межнациональные отношения оценивают как стабильные три четверти чеченцев ЧР старше 35 лет (75,8 %), половина карачаевцев, черкесов КЧР старше 35 лет (52,4 %), чеченцев ЧР до 35 лет (51,5 %) и т. д.

В республиках существует незначительная национальная напряженность — считают в основном русские и русскоязычные респонденты из КБР в возрасте до 35 лет (54,8 %); кабардинцы и балкарцы КБР до 35 лет (53,5 %); самый низкий процентный показатель по данной строке имеют чеченцы ЧР старше 35 лет (13,7 %).

Сильную межнациональную напряженность отметили русские и русскоязычные РИ старше 35 лет (45,5 %), русские и русскоязычные РСО-А старше 35 лет (37,5 %), меньше так полагают респонденты-чеченцы из ЧР старше 35 лет (0,8 %).

Затруднились ответить на поставленный вопрос в основном русские и русскоязычные респонденты ЧР в возрасте до 35 лет (31 %), ингуши РИ старше 35 лет (22 %), чеченцы ЧР до 35 лет (20,6 %).

В России как политики, так и различные неофициальные организации разделяют националистические взгляды. Особенно это сказывается на отношении к мигрантам, что является очевидным проявлением политического национализма. Политический национализм — всегда опасное орудие в руках политических лидеров: коренная нация превращается в партию большинства, оборотной стороной этого процесса является маргинализация нацменьшинств, люди чувствуют себя исключенными из национального сообщества. В то же время реальной угрозы для национальных меньшинств политический национализм не представляет. Государства трансформируются, они уже не те, что были, и идея этнической интеграции не является темой политичекого дискурса. Хотя в России и наблюдается рост политического и экономического национализма — как на низовом уровне, так и государственной риторике, — в долгосрочной перспективе, как представляется, всерьез опасаться проявлений национализма не следует. Думаю, на следующем этапе, при более стабильной политической системе, в более благополучной экономической ситуации придет время других лозунгов: терпимости, толерантности, разно­образия. Я думаю, что мы к этому придем, и довольно скоро.

Эксперты считают, что в таких республиках, как Дагестан, межнациональные отношения развивались сбалансированно именно потому, что он всегда был многонациональным и многоконфессиональным. К межнациональным конфликтам ведет радикализация некоторых течений ислама, в результате нарушается социальный баланс.

На бытовом уровне межнациональные отношения остались такими же, как и прежде. Если не вмешивается власть, то и вражда не разжигается. Простые люди всегда находят общий язык. Ни один российский регион не может существовать в отрыве от общих тенденций развития межнациональных отношений. А они настораживают. Конечно, в республиках СКФО наблюдаются относительно стабильные межнациональные отношения. Да, на бытовом уровне случаются какие-то конфликты, но в масштабе республик они незначительны. Ситуацию нельзя считать более нестабильной, чем в целом по стране.

Анализ эмпирических данных, полученных в ходе исследования, в частности по вопросу о межнациональной напряженности — в зависисмости от уровня образования, — не выявил существенного влияние этого фактора на позиицию респондента.

Межнациональные отношения в республиках оцениваются как стабильные главным образом респондентами-чеченцами ЧР со средним специальным (68,8 %) и неполным высшим и высшим образованием (62,9 %), меньше всех разделяющих этот мнение среди респондентов-осетин РСО-А со средним специальным образованием (10,1 %).

Как незначительный оценили уровень национальной напряженности прежде всего русские и русскоязычные респонденты РА с неполным высшим и высшим образованием (56,6 %), кабардинцы и балкарцы КБР с неполным высшим и высшим образованием (49 %); меньше всех среди респондентов этот вариант ответа выбрали русские и русскоязычные РИ со средним специальным образованием (12,5 %).

Сильная межнациональная напряженность в первую очередь отмечена русскими и русскоязычными респондентами РСО-А со средним специальным образованием (37,5 %) и неполным высшим и высшим образованием (35,2 %); наименьший процент у чеченцев ЧР со средним специальным образованием (1,6 %). Затруднились ответить на поставленный вопрос русские и русскоязычные РИ со средним специальным образованием (25 %), ингуши РИ со средним специальным образованием (24,6 %) и т. д. (таблица 1.12.3).

Некоторые эксперты — работники центральных СМИ — отмечают нестабильность межнациональной обстановки в регионе. Что же это такое — нестабильная обстановка? Это ситуация, которая характеризуется высоким уровнем межэтнической напряженности. По данным некоторых социологических исследований, проводившихся в регионе, межнацилональные отношения здесь можно охарактеризовать как нормальные, стабильные, но возможно их ухудшение. Отток из региона трудоспособной части населения всех национальностей, борьба за ресурсы могут дестабилизировать ситуацию. Кроме того, есть национальные лидеры, поддерживаемые извне, которые провоцируют конфликты в сфере межнациональных отношений. Это всегда связано с борьбой за власть, но преподносится как отстаивание национальных интересов: возврат исконных земель, реализация закона о репрессированных народах. И это происходит порой при игнорировании интересов государства — единого, суверенного государства с единым экономическим и правовым пространством.

 

Таблица 1.12.3

Как Вы оцениваете состояние межнациональных отношений в республике? (в %)

Код

ответа

Варианты ответа

 

РА

 

КБР

 

Адыгейцы

 

Русские и русско-язычные

 

Кабардинцы, балкарцы

 

Русские и русско-язычные

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

1

 

Межнациональные отношения стабильные (без напряженности)

 

48,1

 

44,8

 

44,5

 

32,1

 

40,0

 

31,4

 

32,7

 

28,3

 

2

 

Имеется незначительная национальная напряженность

 

34,6

 

37,9

 

38,7

 

56,6

 

40,0

 

49,0

 

32,7

 

39,6

 

3

 

Налицо сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты

 

3,8

 

3,4

 

9,0

 

5,7

 

11,4

 

11,8

 

20,4

 

15,1

 

4

 

Затрудняюсь ответить

 

13,5

 

13,8

 

7,7

 

5,7

 

8,6

 

7,8

 

14,3

 

17,0

 

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Код

ответа

КЧР

 

РД

 

Карачаевцы, черкесы

 

Русские и русско­язычные

 

Народы Дагестана

 

Русские и русско­язычные

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс–

шее

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

1

 

47,4

 

41,8

 

45,8

 

44,1

 

38,3

 

28,4

 

20,2

 

26,8

 

2

 

31,6

 

40,0

 

35,6

 

26,5

 

33,0

 

38,8

 

47,4

 

37,5

 

3

 

5,3

 

12,7

 

3,4

 

17,6

 

9,6

 

20,9

 

17,5

 

21,4

 

4

 

15,8

 

5,5

 

15,3

 

11,8

 

19,1

 

11,9

 

14,9

 

14,3

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

Код

ответа

РИ

 

РСО-А

 

ЧР

 

Ингуши

 

Русские и русскоязычные

 

Осетины

 

Русские и русскоязычные

 

Чеченцы

 

Русские и русскоязычные

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

ср.

спец. и ниже

н/в, выс-шее

 

1

 

32,8

 

47,7

 

37,5

 

33,3

 

10,1

 

25,8

 

18,8

 

22,2

 

68,8

 

62,9

 

41,4

 

31,8

 

2

 

21,3

 

13,6

 

12,5

 

22,2

 

43,8

 

37,5

 

31,3

 

40,7

 

16,4

 

22,6

 

43,1

 

40,9

 

3

 

21,3

 

22,7

 

25,0

 

33,3

 

34,8

 

26,7

 

37,5

 

35,2

 

1,6

 

 0,0

 

0,0

 

9,1

 

4

 

24,6

 

15,9

 

25,0

 

11,1

 

11,2

 

10,0

 

12,5

 

1,9

 

13,3

 

14,5

 

15,5

 

18,2

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Результаты исследования показали, что стабильными межнациональные отношения считают большей частью респонденты, живущие в городе, а напряженными — сельские жители (таблица 1.12.4).

Среди тех, кто считает межнациональные отношения в республике стабильными, чеченцы ЧР, живущие в селе (69,2 %) и городе (64,8 %), адыгейцы РА, живущие в городе (52,9 %); меньше всего сторонников этого мнения среди осетин сельчан РСО-А (13,4 %).

Как незначительную оценивают межнациональную напряженность в основном русские и русскоязычные респонденты РСО-А, живущие в селе (58,8 %), горожане кабардинцы и балкарцы КБР (52,1 %); минимальное количество респондентов, считающих так же, среди сельчан-чеченцев ЧР (16,3 %).

Респонденты РИ, живущие в селе (50 %), русские и русскоязычные РСО-А, живущие в городе (40,6 %), ингуши сельчане РИ (39 %) и т. д. отмечают сильную межнациональную напряженность.

Затруднились ответить на поставленный вопрос в основном русские и русскоязычные горожане КЧР (22,4 %), горожане-ингуши РИ (21,4 %) и т. д.

 

Таблица 1.12.4

Как Вы оцениваете состояние межнациональных отношений в республике? (в %)

Код

ответа

Варианты ответа

 

РА

 

КБР

 

Адыгейцы

 

Русские и русско-язычные

 

Кабардинцы, балкарцы

 

Русские и русско-язычные

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

1

 

Межнациональные отношения стабильные (без напряженности)

 

52,9

 

43,8

 

40,4

 

42,9

 

19,7

 

28,7

 

28,9

 

17,2

 

2

 

Имеется незначительная национальная напряженность

 

35,3

 

35,4

 

43,9

 

42,9

 

52,1

 

48,5

 

40,2

 

48,3

 

3

 

Налицо сильная межнациональная напряженность, возможны конфликты

 

5,9

 

2,1

 

3,5

 

13,3

 

14,1

 

14,9

 

15,5

 

24,1

 

4

 

Затрудняюсь ответить

 

5,9

 

18,8

 

12,3

 

1,0

 

14,1

 

7,9

 

15,5

 

10,3

 

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Код

ответа

КЧР

 

РД

 

Карачаевцы, черкесы

 

Русские и русско­язычные

 

Народы Дагестана

 

Русские и русско­язычные

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

1

 

40,5

 

46,9

 

44,8

 

45,9

 

30,0

 

37,3

 

20,7

 

24,1

 

2

 

33,3

 

43,8

 

25,9

 

43,2

 

40,0

 

31,3

 

43,5

 

44,3

 

3

 

14,3

 

6,3

 

6,9

 

10,8

 

17,5

 

10,8

 

15,2

 

24,1

 

4

 

11,9

 

3,1

 

22,4

 

 0,0

 

12,5

 

20,5

 

20,7

 

7,6

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Код

ответа

РИ

 

РСО-А

 

ЧР

 

Ингуши

 

Русские и русскоязычные

 

Осетины

 

Русские и русскоязычные

 

Чеченцы

 

Русские и русскоязычные

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

город

 

село

 

1

 

45,7

 

22,0

 

50,0

 

16,7

 

23,3

 

13,4

 

21,7

 

17,6

 

64,8

 

69,2

 

43,8

 

36,9

 

2

 

20,0

 

19,5

 

16,7

 

16,7

 

37,1

 

44,3

 

31,9

 

58,8

 

20,5

 

16,3

 

43,8

 

41,5

 

3

 

12,9

 

39,0

 

16,7

 

50,0

 

29,3

 

30,9

 

40,6

 

17,6

 

2,3

 

0,0

 

0,0

 

3,1

 

4

 

21,4

 

19,5

 

16,7

 

16,7

 

10,3

 

11,3

 

5,8

 

5,9

 

12,5

 

14,4

 

12,5

 

18,5

 

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

100,0

 

 

 

Как видно из материалов массового опроса и анализа переменных, межнациональную напряженность особенно сильно ощущают респонденты РСО-А, РИ, РД. Это во многом объясняется тем, что до сих пор, несмотря на обращение парламента РСО-А к ГД и президенту РФ, в республиках не произошла корректировка закона о реабилитированных народах в той ее части, где говорится о территориальной реабилитации: именно этот пункт способствовал появлению ингушско-осетинского конфликта в 1992 г. И сейчас граждане также опасаются вспышки нового конфликта. По мнению респондентов и экспертов, напряженность межнациональных отношений в той или иной степени существует во всех республиках СКФО, питательной средой для нее является низкий уровень жизни населения этих республик. Многие эксперты считают, что, хотя в настоящее время межнациональная напряженность находится в некотором латентном состоянии, при определенных условиях межнациональный конфликт может стать реальностью.

Помимо всего прочего, после 1990 г. общественная жизнь в республиках Северного Кавказа в историческом плане была отброшена далеко назад, они вернулись к традиционным обществам, к характерному для них опыту социальной жизни. Руководство республик вписалось в медленный ритм, забыв о развитии экономики, поддерживая национально-культурные движения и декларируя свою приверженность национальным ценностям. Лидеры национальных движений культивируют уникальность происхождения того или иного этноса, создается впечатление, что народы Кавказа отказались от приоритета общечеловеческих ценностей в пользу ценностей национальных. И итог такой популистской идеологии — мононациональные парламенты и правительства, круговая порука.

С вытеснением из властных структур представителей русско­язычного населения оно почувствовало себя незащищенным, идет массовый отток русских и русскоязычных жителей региона из респуб­лик Северного Кавказа. Все это происходит на фоне декларативных выступлений руководителей республик о толерантном отношении к русскоязычному населению. Однако фактически управленческая элита складывается из представителей коренных национальностей.

Как правило, общество раскачивает самоуправленческая элита. Если по каким-то каналам тот или иной руководитель края, респуб­лики узнает, что у центрального руководства есть твердое намерение убрать данного руководителя, он тут же способен развязать межнациональный конфликт и затем доказывать центру, что только он способен потушить межнациональный пожар. И в результате благополучно сохраняет свою должность. У простого человека нет ни возможности, ни необходимости расшатывать ситуацию, межнациональная напряженность выгодна тем лидерам, которые рвутся к власти. Они в состоянии придумать любую ситуацию, в том числе для дестабилизации межнациональных отношений в республиках. В межнациональных отношениях есть старательно скрываемые проб­лемы, бытовой национализм, с которым довольно часто приходится сталкиваться русскому населению. Естественно, лозунгов, обращенных непосредственно против русского и русскоязычного населения, здесь нет, зато приветствуются экономические и этнические барьеры, которые затрудняют трудоустройство, препятствуют карьерному росту. Кого устраивают на работу? Прежде всего «своих». Из этих «своих» в первую очередь выпадает русское население и жители других республик СКФО. Как уже было отмечено выше, русское и русскоязычное население покидает северокавказские республики, но уезжает и коренное население — из-за провальной экономической политики властей.

Руководителям СКФО нужно быть очень аккуратными в некоторых заявлениях и действиях. Ни одна политическая сила, ни один народ не заинтересован в кровопролитии, войнах. Только некомпетентные, безответственные руководители способны поставить под удар общественное спокойствие. Власти должны уметь упреждать удары и предотвращать взрывы в межнациональных отношениях. Должна быть создана система мониторинга, диагностики и других механизмов противодействия любым деструктивным факторам. Межнациональные отношения накладываются на сложности в политической и социально-экономической сферах. Поэтому в условиях неурегулированности грузино-югоосетинского и ингушско-североосетинского конфликтов существует реальная опасность обострения ситуации. Есть мнение: все убийства, произошедшие за последнее время якобы на почве межнациональной вражды, являются серией провокаций, разработанных спецслужбами для того, чтобы возбудить ненависть одного народа против другого. А сегодня у нас работают представители всех спецслужб — турецких, американских и др.

В отсутствие эффективной власти могут проявиться как внутренний, так и внешний факторы. Внешний — это проблемы Ингушетии и Южной Осетии. Понятно, что ситуация с Южной Осетией и в целом с Грузией является отражением существующего дисбаланса сил на мировой арене. Есть некие крупные политические игроки, которым выгодна консервация этого политического дисбаланса, потому что, когда им необходимо, они в любой момент могут «дернуть за ниточку» и использовать ту же Грузию в качестве средства политического шантажа. Поэтому в условиях, когда этот регион входит в сферу интересов крупных мировых держав, не стоит делать какие-либо прогнозы с учетом отсутствия на местах эффективной власти.

Несмотря на то что внешне ситуация вроде бы стабильна, при желании эту стабильность можно легко нарушить. Но опыт показал, что жители, например, Адыгеи умеют быть выше политических сплетен и провокаций. Отрадно, что республике удалось сохранить за собой репутацию самой мирной республики Северо-Кавказского региона.

Этого нельзя сказать о ЧР. Правда, вполне возможно, что обострение межнациональных отношений связано с территориальными проблемами между Чечней и Ингушетией. Имеет место ущемление прав чеченцев в Дагестане, особенно в ходе выборов в местные органы власти. Обострение ситуации там может отразиться на жителях Чеченской Республики.

В межнациональных отношениях в РСО-А имеется некоторое обострение. В тех населенных пунктах, куда вернулись ингуши, где они расселены не анклавно, а вместе с осетинами, обстановка стабильная. Вывод: нельзя разрешать мононациональные анклавы.

Таким образом, по материалам исследования можно сделать следующие выводы. Мнения по поводу межнациональной напряженности разделились в каждой из рассматриваемых республик СКФО. Сильную межнациональную напряженность ощущают около трети населения РСО-А и около четверти населения РИ. Состояние межнациональных отношений как стабильное в основном оценивают жители ЧР, РД, КЧР и РА. Незначительным считают уровень межнациональной напряженности в своих республиках жители КБР, РД и РА. На наш взгляд, межнациональные противоречия в регионе существуют и без адекватной национальной политики могут стать серьезным дестабилизирующим фактором. К сожалению, вызовы межнациональных конфликтов, терактов на Северном Кавказе пока не приняты ни управленческой элитой, ни обществом. У федерального центра нет четкой национальной политики — в Российской Федерации, где почти два десятка национальных республик, автономных образований, нет Министерства национальностей. Региональная власть исчерпала свой кредит доверия. Политическая обстановка может взорваться в один момент, причем это может произойти как через три месяца, так и через три года — все будет зависеть от воздействия внешних факторов и от того, какую политику будет проводить руководство страны.

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.