Главная >> Информационный сборник >> №20 Январь, 2015 >> СКФО: итоги первых пяти лет существования округа

Информационный сборник: №20 Январь, 2015

Раздел: Дайджест

Статья: СКФО: итоги первых пяти лет существования округа

СКФО: ИТОГИ ПЕРВЫХ ПЯТИ ЛЕТ

СУЩЕСТВОВАНИЯ ОКРУГА

 

Итоги первой пятилетки СКФО в экономике свидетельствуют о том, что первоначальные планы по экономическому развитию округа были слишком оптимистичны. Тем не менее, убедительных примеров хозяйственных успехов на Северном Кавказе за последние годы немало, и государство должно приложить все усилия, чтобы помочь уже сложившимся лидерам в своих отраслях.

Подводя итоги первых пяти лет существования СКФО, полпред президента в округе Сергей Меликов сделал акцент на двух наиболее значимых моментах в сфере экономики: сокращение безработицы (с 459 тысяч до 193 тысяч человек) и увеличение средних доходов населения (с 12,8 до 18,7 тысячи рублей с 2011 по 2014 годы).

С этой точки зрения, главная задача, решить которую планировалось при создании СКФО – сократить отставание Северного Кавказа от среднероссийских показателей, – выполняется вполне успешно, хотя и не быстро.

Для сравнения: в 2011 году средняя зарплата в России составляла 23,7 тысячи рублей, то есть на Северном Кавказе население в среднем зарабатывало порядка 54% от этой суммы. А в прошлом году уровень доходов населения СКФО дорос уже до 62% от среднероссийского показателя (примерно 30 тысяч рублей).  

Однако на фоне несомненных достижений в экономике нельзя забывать и о трудностях, с которыми пришлось столкнуться. В первую очередь они были связаны с определением приоритетов развития.

Еще пять лет назад, например, в качестве «прорывной» отрасли экономики Северного Кавказа назывался туризм. Теперь же на эту сферу возлагаются куда более скромные надежды. А в промышленности и АПК воспользоваться специально созданными для СКФО механизмами господдержки новых инвестпроектов смогли лишь единичные компании.

Одним словом, инвестиционного бума в СКФО, несмотря на ожидания и определенные усилия властей, не случилось. А если судить по авторитетному рейтингу инвестиционной привлекательности российских регионов агентства «Эксперт РА», то уровень рисков для инвесторов за годы существования СКФО в ряде субъектов значительно вырос.

Лишь в одной республике – Карачаево-Черкесии – инвестиционный климат заметно улучшился. Для властей это, как минимум, информация для размышления, а для бизнеса – повседневная реальность.

 

Промышленность: рост на старой закваске

Северный Кавказ традиционно не относится к группе так называемых «старопромышленных регионов» типа Урала. Но если взглянуть на список крупнейших промпредприятий СКФО, то сразу становится ясно, что основу индустриального потенциала округа составляют заводы, созданные еще в советскую, а то и в дореволюционную эпоху.

За последние пять лет каких-либо принципиальных изменений не произошло: большинству новых предприятий СКФО пока еще далеко до состоявшихся лидеров.

Но сами лидеры при этом активно вкладывались в модернизацию своих мощностей. И это очень важный позитивный экономический результат последних лет. Северный Кавказ не постигла полная деиндустриализация, крупная промышленность в округе чувствует себя вполне уверенно.

Северный Кавказ не постигла полная деиндустриализация, крупная промышленность в округе чувствует себя вполне уверенно

Среди промышленных предприятий СКФО, реализующих масштабные инвестпрограммы, следует назвать «Невинномысский азот», химический комбинат «Ставролен» (город Буденновск Ставропольского края), компанию «Арнест» из Невинномысска, владикавказский завод «Электроцинк», «Кавказцемент» из Карачаево-Черкесии и ряд других.

Начавшаяся модернизация промышленности СКФО в первую очередь была связана с политикой федеральных холдингов, в структуру которых входит большинство крупнейших промпредприятий округа.

 За последние несколько лет многомиллиардные инвестсоглашения с руководством регионов СКФО подписали такие корпорации, как ЛУКОЙЛ (строительство комплекса по переработке газа Северного Каспия в Буденновске), «ЕвроХим» (развитие производства меламина и минеральных удобрений на «Невинномысском Азоте»), «ЕвроЦемент» (переход к так называемому сухому способу производства на «Кавказцементе»).

Еще один перспективный сегмент кавказской промышленности, доставшейся в наследство от СССР, – оборонка. Укрепление этой отрасли также связано с федеральным трендом: оборонные предприятия в последние годы стали получать крупные госзаказы в связи с начавшейся программой перевооружения российской армии.

На Северном Кавказе в их числе уже оказались такие заводы, как «Победит» (Владикавказ), «Дагдизель» (Каспийск), «Сигнал» (Ставрополь) и другие предприятия, показавшие по итогам 2013 года очень высокую динамику увеличения доходов.

В прошлом году на уровне руководства СКФО много говорилось о необходимости ускоренного развития кавказской оборонки в рамках программ импортозамещения, и не приходится сомневаться, что без внимания государства эта отрасль не останется.

Что же касается новых промпредприятий округа, то здесь о несомненных успехах можно говорить лишь в единичных случаях. Наиболее характерный пример – карачаево-черкесский автозавод «Дервейс», который в последние годы стал одним из ведущих производителей легковых машин в России

 Завод, основанный в 2002 году, несколько лет потратил на поиск собственной стратегии развития, пока не остановился на партнерстве с китайскими производителями (марки Lifan, Geely и Haima). Как оказалось, эта продукция соответствовала ожиданиям российского рынка, и всего за 3-4 года «Дервейс» стал крупнейшим машиностроительным предприятием СКФО.

Кроме того, необходимо перечислить ряд значимых промышленных предприятий, которые появились на Северном Кавказе уже после образования СКФО и были построены с использованием различных форм господдержки.

Это Каспийский завод листового стекла в Дагестане, фабрика по переработке шерсти компании «Квест-А» и фабрика группы компаний «Обувь России» в Карачаево-Черкесии, ряд предприятий в Невинномысском индустриальном парке, несколько новых заводов в Ингушетии и др.

Однако этим предприятиям еще нужно выйти на проектную мощность. К тому же в новых экономических реалиях для недавно стартовавших проектов могут возникнуть непредвиденные риски, связанные с удорожанием кредитных средств и валютной составляющей.

Наконец, нужно напомнить и о том, сколько громких деклараций о намерениях за последние несколько лет так и остались на бумаге. Характерный пример: регулярно возникающие планы различных регионов СКФО (Ставропольского края, Дагестана, Чечни, Ингушетии) по созданию собственных автопроизводств.

С точки зрения новых рабочих мест, это идеальный вариант развития промышленности Северного Кавказа. Но реальная «история успеха» пока только одна – завод «Дервейс».

 

Сельское хозяйство: риски перевешивают потенциал

Все надежды на будущее у аграриев Северного Кавказа сегодня связаны с госпрограммами развития импортозамещения. Что это такое, объяснять им не требуется, поскольку во многих регионах собственные конкурентоспособные производства в сфере АПК появились уже давно.

Например, в Кабардино-Балкарии еще в прошлом десятилетии стартовала программа развития интенсивного садоводства, в Дагестане был начат проект «Дагагрокомплекс», предполагающий обеспечение республики собственным сахаром и продукцией сельхозпереработки, в Северной Осетии было создано чуть ли не единственное в России производство семян картофеля и т.д.

 Но основные проблемы отрасли, как и прежде, связаны с доступом аграриев к земле и капиталу – двум важнейшим факторам производства. При этом пресловутая проблема малоземелья на Северном Кавказе зачастую заключается не в том, что земли объективно не хватает, а в том, что доступ к ней ограничен в силу других обстоятельств: межкланового противостояния, отсутствия современной техники и технологий для ее обработки, коррупционного фактора и т.д.

В результате сельское хозяйство СКФО за последние годы так и не раскрыло свой несомненно высокий потенциал. В ноябре прошлого года на очередном совещании правительственной комиссии по социально-экономическому развитию СКФО прозвучала такая статистика: нынешняя доля Северного Кавказа в российском производстве продукции АПК составляет от 6 до 14% по разным видам.

Сельское хозяйство СКФО за последние годы так и не раскрыло свой несомненно высокий потенциал

Туристический мегапроект на глазах становился все менее амбициозным или же – все более реалистичным

«Это мало. Лучшие места на самом деле в стране», – прокомментировал показатели председатель правительства Дмитрий Медведев. А глава Минсельхоза РФ Николай Федоров добавил, что от всех регионов СКФО его ведомство получило за три последних года заявок на поддержку инвестпроектов в два раза меньше, чем от одной только Курской области.

По мнению экспертов, для активизации сельского хозяйства Северного Кавказа необходим комплекс мер. Нужно пересмотреть принципы земельных отношений в тех регионах, где наложен мораторий на приватизацию сельхозземель, наладить инфраструктуру АПК в сферах переработки и хранения продукции, а также упростить доступ селян к кредитным ресурсам.

Все это по-прежнему задачи на перспективу, которые не имеют однозначных решений. Например, в области земельных отношений за последние годы не раз звучали предложения упростить приватизацию земли в Кабардино-Балкарии и Дагестане, но эти инициативы так и остались инициативами. Хотя первые признаки больших денег в сельском хозяйстве СКФО появились.

В качестве крупных начатых проектов в отрасли можно назвать тот же «Дагагрокомплекс», проект поливного земледелия Irrico в Ставропольском крае, успешное развитие предприятий групп «Ресурс» и «Агрико» и др.

 

Туризм: трудный выбор приоритетов

Туристическая отрасль стала, наверное, самой показательной с точки зрения тех сложностей, которые возникли при реализации планов по экономическому развитию Северного Кавказа.

Еще в 2010 году, в момент появления проекта курортного кластера Северного Кавказа, туризм рассматривался в качестве магистрального направления, который принесет региону инвестиции и рабочие места. Однако спустя всего три-четыре года амбиции в этой сфере стали значительно скромнее, а реальные результаты пока оставляют желать большего.

Напомним, что первоначально проект туристического кластера включал пять горнолыжных курортов: «Лаго-Наки» в Адыгее и Краснодарском крае, «Архыз» в Карачаево-Черкесии, «Эльбрус-Безенги» в Кабардино-Балкарии, «Мамисон» в Северной Осетии и «Матлас» в Дагестане.

Регионы, оставшиеся за бортом проекта, срочно включились в процесс, и уже через пару лет в рамках кластера были представлены все регионы СКФО.

Амбициозные новички демонстрировали готовность развивать туризм фактически с нуля. В Ингушетии, например, силами группы «Акрополь» сенатора от республики Ахмета Паланкоева были быстро построены первые горнолыжные склоны, а в Чечне приближенный к Рамзану Кадырову бизнесмен Руслан Байсаров объявил о строительстве VIP-курорта в своем родовом селе Ведучи.

Но судьба кластера, как оказалось, слишком сильно зависит от политических факторов. После скандальной отставки председателя совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа» Ахмеда Билалова в феврале 2013 года туристический мегапроект на глазах становился все менее амбициозным или же – все более реалистичным.

 Туристический мегапроект на глазах становился все менее амбициозным или же – все более реалистичным

Выступая в Совете Федерации в июне прошлого года, вице-премьер Александр Хлопонин сообщил, что в ближайших приоритетах у правительства всего три кавказских курорта. Это Архыз, где в прошлом году заработали первые подъемники и гостиницы, Приэльбрусье, где горнолыжная инфраструктура существует еще с советских времен, и Ведучи (тут явно не обошлось без лоббистских возможностей главы Чечни). Остальные – по мере очередности.

А в конце года в развитии событий вокруг туристического кластера добавился еще один фактор неопределенности, поскольку «Курорты Северного Кавказа» покинул гендиректор компании Сергей Верещагин, который полтора года занимался тем, что приводил проект в соответствие с реальными возможностями государства и инвесторов.

Вместе с тем развитие туризма в СКФО не ограничивается мегапроектами – многое зависит от активности как властей, так и предпринимателей на уровне отдельных регионов и муниципалитетов.

Благодаря этой «инициативе снизу» на Северном Кавказе постепенно развиваются такие не самые массовые виды туризма, как паломнический, гастрономический или этнографический, не говоря уже о вполне состоявшихся горнолыжном и оздоровительном.

Объективно этому процессу должны способствовать три фактора.

Во-первых, повышение транспортной доступности региона: в последние два-три года произошло значительное снижение стоимости авиабилетов из Москвы и Санкт-Петербурга в главный аэропорт СКФО – Минеральные Воды.

Во-вторых, снижение террористической напряженности: успехи в борьбе с экстремизмом вполне реальны, и образ Северного Кавказа как сплошной «горячей точки» постепенно уходит в прошлое.

В-третьих, переориентация россиян на внутренние направления в связи с «санкционной войной» и падением курса рубля.

Так что перспективы развития туризма в СКФО по-прежнему весьма оптимистичны. Главное, как и в других отраслях, чтобы государство увидело, что уже реально сделано, и помогло тем, кто добился высоких результатов своими силами.

Попытка реализовать на Северном Кавказе стандартные схемы экономического развития отсталых территорий очевидно не удалась

Собственно, это и есть главная дилемма, перед которой оказались власти, объявив о намерениях ускоренного развития экономики Северного Кавказа, – кого поддерживать?

Новые мегапроекты, теоретически, в долгосрочной перспективе способные выступить «якорями модернизации» – или же тот бизнес, который сам сформировался в регионе без помощи государства, но при этом во многих случаях несет на себе местную специфику, причем не только позитивную?

Попытка реализовать на Северном Кавказе стандартные схемы экономического развития отсталых территорий очевидно не удалась.

В самом регионе инвесторов, готовых предложить проекты по мировым стандартам бизнеса, можно пересчитать по пальцам. Это, в частности, продемонстрировала деятельность «Корпорации развития Северного Кавказа», которая за несколько лет не смогла сформировать внушительного портфеля проектов.

А крупные инвесторы из других регионов на Северный Кавказ пока так и не потянулись – их отношение к перспективам работы в СКФО по-прежнему во многом определяет известная специфика региона.

И этот опыт еще предстоит осмыслить, чтобы вторая пятилетка оказалась для экономики СКФО более успешной, чем первая.

 

Филипп Громыко,

 «Кавказская политика», 20.01.15  г.

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.