Главная >> Информационный сборник >> №21 Февраль, 2015 >> Б.Харебов. Разные взгляды на схожие политические процессы

Информационный сборник: №21 Февраль, 2015

Раздел: Южная Осетия

Статья: Б.Харебов. Разные взгляды на схожие политические процессы

После того, как Российская Федерация признала Республику Южная Осетия и Республику Абхазия, политические процессы в мире потекли в новом направлении. Право нации на самоопределение стало вровень и даже стало превалировать над принципом территориальной целостности. Россия стала выходить из политического небытия, восстанавливать утраченные позиции, показала, что отныне намерена действовать, не поддаваясь давлению, а исходя из своих собственных интересов. Был фактически положен конец проекту «однополярный мир».

Несмотря на оказанное на Москву колоссальное давление извне, Россия осталась верна союзническим обязательствам и в отношении Южной Осетии и Абхазии вела себя твердо и последовательно. И поскольку международное признание состоялось в отношении двух новых стран одновременно, то и последующие политические шаги проходили синхронно, практически однопланово. Создавалось впечатление, что для Российской Федерации обе республики имеют одинаковый внешнеполитический интерес, и отдавать кому-то предпочтение, определять приоритеты тут не будут. Принимались самые разные межправительственные договора и соглашения, в том числе политического и военного содержания. Самые различные российские министерства, ведомства, общественные организации, культурные, научные и спортивные структуры, творческие союзы укрепляли связи со своими югоосетинскими и абхазскими коллегами.

И так было до того времени как пошли разговоры  о том, что Россия намерена подписать новый Договор о сотрудничестве и интеграции с Абхазией. При этом речь о Южной Осетии уже не шла, хотя прежнее соглашение с двумя республиками Москва подписала в один день. В Цхинвале подобный поворот событий восприняли с некоторой ревностью и даже беспокойством. Но потом стала проходить информация о том, что и с Южной Осетией готовится новый межгосударственный договор, но поскольку он качественно иной и предполагает некую более высокую степень интеграции, то на его подготовку уйдет больше времени.

Но пока о том, как развивались события в Абхазии. До поры вопрос о Договоре отошел на второй план, а на передний вышли парламентские и досрочные президентские выборы. И уже после того как Рауль Хаджимба стал четвертым абхазским президентом, вопрос о новом союзническом документе встал со всей остротой. Обсуждать его в республике стали еще тогда, когда проект договора  еще не дошел до Сухума. Но тут следует указать на одну особенность абхазского общества: ни одно важное событие, имеющее для республики важное значение – разве что вопросы обороны и безопасности – не бывает воспринято однозначно. Различные партии, движения, общественные структуры нередко по-разному трактуют события, имеют свой взгляд на происходящее. Есть властные структуры и есть оппозиция. Правительство и Парламент могут иметь разночтения по ряду вопросов. Временами подобные противостояния приводили к кризисам, имеющим разную остроту. К счастью, всегда удавалось прийти к компромиссу и вырулить ситуацию. Еще совсем недавно, при президенте Сергее Багапше, даже вокруг ныне действующих российско-абхазских договоров, не имеющих такой важности и остроты (такие, скажем, как о совместной охране границы с Грузией). Эти договоры подписывались после августа 2008 года без каких-либо предварительных общественных и парламентских обсуждений, и их следовало только ратифицировать. Но и тогда разгорались жаркие споры о том, что отдельные пункты соглашений и договоров ущемляют «национальный суверенитет» Абхазии. Сейчас власть и оппозиция поменялись местами, но полемика менее острой не стала.

13 октября минувшего года проект договора  между Россией и Абхазией о сотрудничестве и интеграции, подготовленный администрацией Президента РФ, был вынесен на обсуждение абхазского парламента и тогда же был опубликован в печати. Этот ход и сторонники, и противники Хаджимбы назвали смелым и необходимым. Таким образом, к обсуждению договора приглашалось все абхазское общество. И надо сказать, что этой возможностью воспользовались самые разные политические силы. Страсти разгорались нешуточные. Были случаи, когда в одно и то же время в Сухуме проводились сразу два митинга – в поддержку и против договора.

Обозреватели тогда писали, что налицо, как водится, и внутриполитическая составляющая полемики: сторонники пришедшей к власти команды Рауля Хаджимба говорят о том, что в целом заключение договора необходимо и важно, но нужно изменить ряд положений проекта, в парламенте была создана рабочая группа по подготовке соответствующих предложений; противники же новой власти заявляют о неприемлемости проекта в целом, используя это для атаки на нее. Последнее мнение не раз прозвучало в ходе привлекшего большое внимание общественности «круглого стола» на абхазском телевидении. Ушедшая после президентских выборов в оппозицию партия «Амцахара» заявила о возможности проведения по данному вопросу народного схода, и это с очевидностью свидетельствует, что обсуждение договора стало главным инструментом во внутриполитической борьбе. Впрочем, есть на сей раз и другие примеры,  когда с яростной критикой проекта выступали и те противники  любых покушений на суверенитет Абхазии, которые последовательно поддерживали на выборах Хаджимбу.

Парламенту дали две недели для подведения первых итогов. При этом все считали, что принять документ в том варианте, в котором он представлен, нельзя, необходимы поправки. При этом диапазон оценок оказался весьма широк, особенно вокруг того, что касается суверенитета Абхазии. Многие вспоминали высказывания отдельных российских политиков и экспертов о том, что России нужно именно независимое и дружественное абхазское государство. Тогда ставился вопрос: а куда в таком случае торопится Москва. Сторонники договора в ответ приводили четыре основных довода. Первый – военный – это дать «симметричный ответ» Грузии на ее стремление любыми путями проникнуть в НАТО. Второй – дипломатический: «Дестабилизация не нужна». «Чем дольше мы будем тянуть, тем больше вокруг договора в международном сообществе будет раздуваться антироссийская истерия – и Запад постарается оказать на Россию через этот договор давление по другим конфликтным вопросам», - считали близкие к Кремлю источники. Мотив третий – технический (но очень важный), чтобы оговоренные в случае подписания дополнительные 5 миллиардов рублей «попали в финансовый год». Мотив четвертый – нормативный. В мировой практике трудно найти прецеденты, когда международные договоры выносились бы на суд общественного мнения. К тому же, общественное обсуждение имеет одну особенность – оно может длиться достаточно долго.

Многих волновали вопросы дальнейшего военного сотрудничества, а точнее, кто будет в случае необходимости принимать решения по вопросам обороны и безопасности. Смущала и статья 14 договора – об упрощенном получении гражданства. Обсуждалась опасность того, что многие проживающие в России грузины пожелают получить абхазское гражданство, что может серьезно изменить этнобаланс, и отнюдь не в пользу абхазов. Что касается упрощения таможенных процедур, то здесь все, конечно, за нее, но никто не выступает за полностью открытую границу.

30 октября Парламент РА вновь вернулся к обсуждению договора и тогда же был опубликован новый вариант документа с учетом мнения абхазской стороны. И сразу бросилось в глаза, что название его претерпело серьезные изменения. Если в российском варианте Договор именовался «… о сотрудничестве и интеграции», то сейчас стал «… о сотрудничестве и стратегическом партнерстве». Надо сказать, что поначалу у документа было достаточно критиков среди парламентариев. Но в ходе внесения поправок число их стало уменьшаться.

На том рабочем совещании Парламента РА были высказаны некоторые любопытные мнения депутатов, что, в общем, характеризует нынешнее состояние абхазского общества.

«Мы должны наращивать, углублять и развивать взаимоотношения с Россией, - сказал глава Комитета НС по образованию, науке, культуре, религии, делам молодежи и спорту Ахра Бжания. – Все стороны заключают договоры подобного рода, расписывают формы взаимодействия и стратегического партнерства. В представленном проекте договора соблюдены базовые интересы Республики Абхазия. Мы не поступились своим суверенитетом и независимостью», - считает А. Бжания.

«В проекте договора затронуты вопросы, связанные с безопасностью Абхазии, социально-экономическим развитием республики, предусматривается увеличение размера пенсий до уровня средних пенсий по Южному Федеральному округу России, а также повышение заработной платы работникам бюджетной сферы, - подключился к обсуждению глава Комитета по правовой политике, государственному строительству и правам человека Валерий Агрба. – Предусматривается введение медицинского страхования граждан и получение материнского капитала».

По словам депутата Даура Аршба, складывающаяся геополитическая обстановка и формирование вокруг России некоего пояса неблагонадежности вынуждает принимать новый договор. «Подобного рода соглашения Россия предлагает странам Центральной Азии, Казахстану, Узбекистану, республикам Кавказского региона, Белоруссии, - сказал он. – Отказ от подписания договора – это недружеский выпад, демарш. Вопрос не должен стоять так: договор нужен или не нужен? Я убежден, что договор нужен, мы должны остаться составной частью общего пространства, которое формируется в перечисленных регионах».

В начале декабря новый президент Рауль Хаджимба провел большую пресс-конференцию для местных СМИ. На ней он особо коснулся российско-абхазского Договора о сотрудничестве и стратегическом партнерстве. В нем он в частности сказал, что документ придаст новый импульс взаимоотношениям Абхазии и России, будут решаться проблемы безопасности и расширения списка стран, признавших независимость РА, должна произойти перезагрузка социально-экономического сотрудничества с Россией. «Хочу прямо сказать, у наших российских коллег накопилось серьезное недоверие к абхазской стороне. Это следствие печального опыта освоения нами средств российской помощи». Президент сообщил, что по настоянию абхазской стороны удалось на последнем заседании межправительственной комиссии перенаправить значительную часть российской помощи на развитие реального сектора экономики. «Это очень важное изменение и мы должны максимально его использовать, это позволит изменить вектор нашего взаимодействия с Россией, - сказал глава государства. – В этом заинтересована и российская сторона. У нее много своих трудностей, особенно в настоящее время, она хотела бы, чтобы Абхазия состоялась и могла сама решать свои экономические  проблемы».

А уже 22 декабря Парламент Абхазии ратифицировал Договор между Республикой Абхазия и Российской Федерацией о союзничестве и стратегическом партнерстве.

Договор внес на ратификацию в Парламент президент Рауль Хаджимба. Его представитель в Народном Собрании Дмитрий Шамба сказал: «24 ноября 2014 года президентами двух стран был подписан Договор между Республикой Абхазия и Российской Федерацией о союзничестве и стратегическом партнерстве. В соответствии с Договором основными сферами сотрудничества будут являться проведение скоординированной внешней политики, создание общего пространства обороны и безопасности, содействие социально-экономическому развитию Республики Абхазия, создание условий для полноценного участия Республики Абхазия в интеграционных процессах на постсоветском пространстве».

Д. Шамба остановился на тех моментах первоначального проекта Договора, с которыми не согласилась абхазская сторона. В первую очередь, это касалось Объединенной военной группировки, в которую должны были войти вооруженные силы Абхазии, а командование должно было осуществляться руководством, назначенным российской стороной. После редакции, с которой согласилась российские переговорщики, в Объединенную группировку войск будет делегирована одна военная часть, а Вооруженные силы  Абхазии будут подчиняться в соответствии с Конституцией Абхазии Верховному главнокомандующему. Вопрос применения Объединенной военной группировки на территории Абхазии будет согласовываться с главнокомандующим Вооруженными силами РА. В  договоре отражена и модернизация Вооруженных сил РА, обеспечение их современным вооружением и военной техникой.

Серьезные нарекания вызвало создание Координационного центра органов внутренних дел. Первоначально предусматривалось, что это будет наднациональный орган с компетенцией высших органов внутренних дел России и Абхазии, но после редакции для него был определен статус информационно-координационного  центра для содействия органам Внутренних дел в реализации их полномочий.

В части унификации законодательства первоначально предполагалось «приведение в соответствие», что в абхазской редакции было заменено на «гармонизацию» и предлагает иную степень взаимодействия. Абхазская сторона разрабатывает свое законодательство самостоятельно при методической помощи российской стороны. Законодательство будет «схожим», но не «идентичным», сказал Шамба.

Особый интерес вызвали доводы тех депутатов, которые голосовали против ратификации. Отари Цвижба отметил, что в обществе до сих пор существует неоднозначное отношение в Договору. Одни поддерживают его, но у них есть оппоненты. Любой межгосударственный договор несет в себе угрозу нашему суверенитету. Договор нужен, но  в каком виде – это вопрос. На его взгляд, в тексте Договора присутствует ущемление суверенитета, поэтому он будет голосовать против его ратификации.

Юрий Зухба сказал: «У нас есть договор 2008 года, который также подразумевает и там четко прописано, что туда могут вноситься дополнения. Я остаюсь при своем мнении. Я хочу поблагодарить депутатов, они провели немалую работу. Я всех депутатов услышал, надеюсь, что я тоже был услышан. Данный договор предусматривает множество дополнительных соглашений, конечно, там есть полезные вещи касаемо безопасности. Если депутаты ратифицируют данный договор, я готов принимать участие непосредственно относительно вопросов безопасности».

Итак, ситуация с российско-абхазским Договором подошло к некоему завершению. Хотя дебаты вокруг документа сохраняются, и разные политические силы нет-нет да будут напоминать о своих подходах при его принятии, подчеркивая правильность своих позиций и ошибочность решений своих оппонентов. А сейчас самое время приглядеться к тому, как выполняются статьи Договора, насколько он помогает социально-экономическому развитию Абхазии, развитию и укреплению межгосударственного развития.

Что касается Южной Осетии, то здесь все впереди, предстоит со многим еще определиться. Делать какие-то выводы уже сейчас – преждевременно. Пожалуй, каждый новый день что-то меняет в плане работы над Договором. С большой вероятностью можно сказать только о том, что само название документа «… о сотрудничестве и интеграции» сохранится.

Нельзя сказать, что новый российско-югоосетинский Договор был всецело благосклонно воспринят всем обществом. Нашлись у него и противники.  У одних было объективное непонимание или недопонимание каких-то моментов. Другие, по устоявшейся уже привычке, выступили с позиции неприятия всего, что в Южной Осетии происходит. Но с кем бы ни пришлось обсуждать происходящее, соглашались, что Договор необходим, но в его текст следует внести изменения. Тут прежде всего говорилось о степени интеграции. Мнения разделились: от скорого вхождения  Южной Осетии в состав России – до объединения Осетий – или оставаться на какой-то период независимыми, но от идеи национального единства не отказываться. К тому же в Программах всех без исключения политических партий выделен раздел, где особо прописаны особые отношения с Россией, развития с ней интеграционных процессов, сотрудничество на всех уровнях.

Сразу после того, как в Цхинвал поступил российский вариант Договора, 15 декабря 2014 года начал работу Политсовет республики при Президенте РЮО, который  в короткий срок принял и обсудил все предложения по внесению изменений и дополнений в текст проекта Договора о сотрудничестве и интеграции. За две недели были рассмотрены четыре варианта документа, их тексты направлялись в Москву.

По сообщению пресс-службы Президента и Правительства РЮО, в настоящее время создана совместная рабочая группа Южной Осетии и России, которая приступит к обсуждению предварительного проекта Договора между РЮО и РФ о союзничестве и интеграции. Взяв за основу предварительный проект Договора российской стороны, представители югоосетинской стороны в составе совместной рабочей группы будут руководствоваться и положениями проекта Договора от 12 января 2015 года. В работе над проектом будут учтены предложения соответствующих министерств и ведомств, деятельность которых будет затрагиваться будущим Договором.

Руководство республики твердо намерено довести работу над документом до логического завершения, исходя из двух главных принципов: его интеграционной направленности и соответствия интересам обоих государств.

Следует также отметить, что помимо обсуждения Договора членами Политсовета по нему проведены совещания, консультации, круглые столы, на которых были высказаны самые разные мнения, предложения и пожелания, направленные на доведение текста Договора до устраивающего всех состояния. Широко обсуждается Договор и в Интернете. В целом, можно прийти к выводу, что вопрос российско-югоосетинского сотрудничества и интеграции интересует каждого и подавляющая часть населения РЮО связывает с Договором большие надежды и ожидания.

После того, как парламенты двух стран ратифицируют Договор, газета вернется к обсуждению данного вопроса.

 

Батрадз Харебов

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.