Главная >> Информационный сборник >> №22 Март, 2015 >> Б.Харебов. О важности своевременной оценки

Информационный сборник: №22 Март, 2015

Раздел: Южная Осетия

Статья: Б.Харебов. О важности своевременной оценки

О ВАЖНОСТИ СВОЕВРЕМЕННОЙ ОЦЕНКИ

      

В истории любого государства, любого народа бывают события большого, даже судьбоносного значения, которые требуют осмысления, объективной оценки. Чаще такие моменты носят трагический подтекст, приводят к человеческим жертвам, лишениям и народным бедствиям. Вне зависимости от масштабов происшедшего, эти факты  в той или иной форме фиксируются в народной памяти. В прежние времена слагались былины, формировался эпос, собирались предания. Затем появились письменные свидетельства, фактологические подтверждения, архивные материалы. Сейчас к этому прибавились фото-, кино-  и видеосвидетельства, электронная память. Необходимость подобного отношения к пережитому вполне объяснима: подобное не должно быть предано народному забвению, а в случае с трагическими последствиями – никогда более не повторяться.

Вглядываясь в историю южных осетин, такой подход более чем очевиден. Агрессия меньшевистского правительства Грузии против мирного населения Юга Осетии вылилась в откровенный геноцид. Никто не пытался осмыслить масштабы происшедшего, всю глубину человеческой драмы. Остались исторические зарисовки (главным образом грузинских вождей и карателей), воспоминания свидетелей, некоторые цифровые выкладки. В эпоху наступления советизации и объявленного курса на интернационализацию, такие трагические страницы истории или вымаривались, либо замалчивались. Поэтому освещение, глубокое понимание прошлых и недавних событий является не прихотью отдельных исследователей, а настоятельной необходимостью осмысления пережитого.

Кому, как не нам знать, что означает безответственность, скрытие обстоятельств, отказ от ответственных заявлений. Были примеры сходственного типа, когда встал вопрос о геноциде армянского народа. Тогда Турция и ее союзники попытались предать забвению это чудовищное по своим масштабам и жестокости преступление. Последовала реакция мирового армянского лобби, которое поставило вопрос ребром – непризнание турецкого участия в уничтожении армян считать преступлением. После этого, с середины 60-х годов, законодательно факт геноцида был принят рядом государств.

Нам понадобилось время для того, чтобы самостоятельно принимать решения, оценивать ситуацию, делать заявления. После обретения независимости, ничего уже не мешало исправить историческую несправедливость, сказать правду о недавнем прошлом, предъявить свой счет, потребовать справедливости, сатисфакции. И хотя после 20 сентября 1990 года сразу заговорили о настоятельной и оперативной историко-правовой оценке некоторым событиям и прежде всего геноцида южных осетин 20-х годов прошлого века, но и тут сыграл пресловутый человеческий фактор и решение вопроса затянулось. И только Парламент РЮО пятого созыва дал политико-правовую оценку тем событиям. Причем заодно с этим был принят документ об агрессии Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года. А уже следующий созыв законодателей дает политико-правовую оценку деятельности так называемой «Временной административной единицы».

Плохо это или хорошо, но Южная Осетия в последние годы стала индикатором и катализатором многих политических процессов. Здесь случились прецеденты, которые одни пытались повторить, а другие – не допустить. Это касается и провозглашения независимости, и проведение суверенных выборов и референдумов, и многолетняя вооруженная борьба за свободу, и смена политического статуса через международное признание, и многое другое. Кроме того, наш же пример показывает, что на все следует реагировать своевременно и соответственно.

События на Украине еще далеки до полного разрешения, а уже сейчас с разных сторон вооруженному  конфликту дается международно-правовая  оценка. Прежде всего, подчеркивается, что новые киевские власти грубо нарушают международные нормы и договоры, действующие как в мирное время, так и в период военных действий. В первую очередь речь идет об уважении принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе ООН (п. 2, ст. 1), а также в ст.1 Международных пактов о правах человека 1966 года, в которых отмечается, что «… все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие». О праве народов на самоопределение говориться и в декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года. В ней сформулирован принцип, согласно которому «все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава». Более того, в этой декларации указаны пути реализации права на самоопределение: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, делаются способами осуществления этим народом права на самоопределение». Аналогичные положения отражены и в других международных документах.

На Украине грубо попираются и другие нормы о правах человека – проводится политика геноцида в отношении жителей Новороссии вопреки Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказанием за него 1948 года (здесь определена одна из главных целей ООН – «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов»).

Кроме того, систематически нарушается Пакт об экономических, социальных и культурных правах,  гарантирующих: право на справедливые и благоприятные условия труда, право на социальное обеспечение, право на справедливую заработную плату, право на защиту семьи, детей, право на свободу от голода, право на образование. Следует добавить к этому также Международный пакт о гражданских и политических правах, гарантирующих: право на жизнь, право на свободу и личную неприкасаемость, и другие права.

Собственно, именно нарушение элементарных прав человека со стороны официального Киева привели к протестам на юго-востоке страны, которые перешли в кризис, а затем и в вооруженные действия.  При этом, свои претензии есть и у России, поскольку вооруженные силы Украины, в ходе «антитеррористической операции», подвергали артиллерийскому обстрелу территорию соседнего государства, нападали на российские таможенные посты. Кроме того, в вооруженном конфликте  не международного характера на стороне Украины выступают не только армия, но и неформальные вооруженные группы (а проще – бандформирования) вроде «Правого сектора», личные армии украинских олигархов, частные вооруженные охранные компании (в том числе и зарубежные), а также иностранные наемники, что само по себе является военным преступлением.

С другой стороны, действия ополченцев Донбасса подпадают под нормы международного гуманитарного права, что соответствует Дополнительному протоколу к Женевской конвенции 1949 года о защите жертв войны. То есть, действия ополченцев Донбасса соответствуют всем признакам воюющей стороны по международному гуманитарному праву. Кроме того, власти Украины и местные СМИ без всякого на то основания, называют их «сепаратистами» и «террористами». Это, по крайней мере, противоречит их же закону «О борьбе с терроризмом». Согласно с этим законом «терроризм – общественно опасная деятельность, заключающаяся в сознательном, целенаправленном применении насилия путем захвата заложников, поджогов, убийств, пыток, запугивания населения и органов власти или совершения других преступлений». Понятно, что ничего подобного ополченцы  не совершают, поэтому, согласно все тому же закону, все обвинения в их адрес не могут служить основанием для преследования, поскольку они защищают свои конституционные права и свободы. Это, в правовом плане, выбивает почву из-под ног у нынешних властей и идеологов профашистского режима.

Согласно все тому же украинскому законодательству, запрещено нанесение ударов по гражданскому населению, отдельным жителям, жилым домам, больницам, детским учреждениям, энерго- и теплосетям, индивидуальному и общественному транспорту, объектам водоснабжения и т.д. А что на самом деле происходит в Донецке, Лисичанске, Славянске, Краматорске, Волновахе, других городах и селах? Запрещено также терроризирование гражданского населения, с применением всех видов оружия. Армия и бандформирования использовали символику ООН, преступно расстреливали раненных и не желающих воевать, совершали убийства, захват в заложники, пытки. Против мирного населения применялось оружие массового поражения и запрещенное орудие: фосфорные и кассетные бомбы, ракеты «Точка У», системы залпового огня «Смерч» и «Град» и т.д.  Все это применялось и против журналистов, что также всячески противоречит всем международным конвенциям.

Вот, что по этому поводу пишет доктор юридических наук Иван Котляров. «Массовые нарушения прав человека киевскими властями, починенными им вооруженными силами и незаконными вооруженными формированиями, каждодневное и систематическое совершение ими военных преступлений спровоцировали большой поток беженцев из украинских городов, находящихся в районе ведения военных действий. По заявлению министра иностранных дел России, на юго-востоке Украины происходит реальная гуманитарная катастрофа.

В соответствии с нормами международного права лица, совершающие международные преступления, привлекаются к индивидуальной уголовной ответственности национальными или международными судебными органами. Учитывая эти факты, в Следственном комитете Российской Федерации было создано специализированное управление по расследованию военных преступлений против человечности, совершенных на территории Украины».

Все, что касается преступного киевского режима, применительно и к властям Грузии. И это не только в плане международного права, но и согласно законодательству все той же Грузии. По сути она, потеряв пятую часть своей территории (вернее, передав ее настоящим хозяевам), имеет проблемную государственность. Глядя на события на Украине, в Тбилиси испытывают фантомные боли. Здесь предпочитают не анализировать, а сравнивать. Приветствуя насилие и подстегивая карателей, новые и старые грузинские власти видимо забыли о том, что с нами произошло всего шесть лет назад. Да и сравнения не всегда в их пользу. Так, Генассамблея ООН 27 марта 2014 года приняла резолюцию «Территориальная целостность Украины», за которую, кстати, проголосовала грузинская делегация. По Грузии такого документа нет. Есть некая резолюция «Положение внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии, Грузии и Цхинвальского региона Южной Осетии», которая носит сугубо гуманитарный характер и направлена на защиту прав и улучшение положения беженцев, пострадавших от конфликтов. А это две большие разницы.

Грузины, в большей части, искренне верят, что их страна восстановит «территориальную целостность», стоит только измениться политической конъюнктуре. Грузинским парламентом принято даже постановление «Об оккупации Российской Федерацией территории Грузии», в которое в Тбилиси верят как в «Отче наш».

В аналитической записке, подготовленной МГИМО говорится: «Усредненная позиция, представленная в грузинской прессе по украинскому вопросу, выглядит примерно так: Россия вынудила прежнюю украинскую власть вопреки чаяниям народа отказаться от европейского выбора, спровоцировала кризис в Украине путем давления на юго-восточные районы и аннексировала Крым, как и в 2008 году в Грузии, нарушив нормы международного права и поставив под угрозу весь мировой порядок, гарантом которого должна быть. Грузия выражает поддержку украинскому народу и новой власти и надеется на мирное урегулирование конфликта, выступая за целостность украинского государства.

Очевидно, что украинский кризис, с одной стороны, должен был сплотить грузинские элиты. С другой – даже с учетом магистрально похожего отношения в элитных группах Грузии имеются нюансы. Наличие нескольких центров силы определяет их. Во-первых, играющая важную роль в конкурентном политическом и электоральном процессе сильная оппозиция в лице «Единого национального движения» (ЕНД). Во-вторых, царствующий, но неправящий президент Маргвелашвили. В-третьих, правительство под руководством премьера Гарибашвили, внутри которого активными действиями выделяется МИД во главе с министром Панджикидзе (что естественно) и министр обороны Аласания. Наконец не менее важна позиция двух субъектов, не участвующих официально в политическом процессе: экс-президента Саакашвили, который не может вернуться на родину из-за вероятности смены статуса свидетеля на обвиняемого по девяти уголовным делам, которые ведет Генпрокуратура, и экс-премьера Иванишвили, ушедшего из публичной  политики, но остающегося наиболее влиятельным ее деятелем. Соотношение позиций всех этих актеров и составляет суть общего расклада по украинскому кризису».

В самой Грузии сейчас наблюдаются хаос  и брожение. Первые лица государства -  Георгий Маргвелашвили и Ираклий Гарибашвили  (соответственно президент и премьер-министр) – находятся в полном раздрае. Продолжается межпартийная грызня. Юмористы свирепствуют: «Любого грузина могут схватить на улице и отправить по этапу в Украину. Министром и еще кем». Так вот этим «еще кем» оказался экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. На родине его ищет полиция, а сам он, проживая в США, вдруг становится нештатным и главным советником президента Украины. Свое нынешнее состояние он  вкратце описывает так: «Я все еще чувствую, что нахожусь в большой политике. Мне звонят сенаторы, министры, действующие президенты… Я активно работаю, принимаю наиболее деятельное участие в украинских событиях …Многие ошибались, полагая, что убрали меня из политики и навсегда». Теперь руки у внештатного работника развязаны, можно спокойно поедать галстуки и нести ересь. Находясь в изгнании, Саакашвили представляет себя активным сторонником Украины и поднаторел в антироссийской риторике. Его оппозиционный ставленник Давид Бакрадзе вообще привязал вопрос деоккупации Грузии (т.е. возвращение Абхазии и Южной Осетии) к деоккупации Крыма (?). Парламент, несмотря на свою пестрость высказал «полную солидарность стремлению украинского народа стать полноценным членом европейской семьи» и уверен, что «Россия не сможет вынудить ни Украину, ни Грузию изменить свой европейский выбор путем отказа от соглашения от ассоциации».

Несколько диссонансом к этим высказываниям звучат слова премьер-министра Грузии Гарибашвили, что «мы уважаем выбор украинского народа: построить европейскую, демократическую, цивилизованную страну; мы осуждаем любое посягательство на суверенитет государства. Это наша твердая позиция – позиция дружественной страны, и мы не намерены соревноваться с кем-либо в радикальных заявлениях. У нас должен быть прагматичный, разумный и в то же время решительный подход к любому вопросу». И тут же звучит пассаж о дистанционировании с М. Саакашвили: «Саакашвили не смог избежать войны 2008 года в Грузии… Если Украина в такой кризисной ситуации будет иметь советником такого авантюриста, думаю, это большая ошибка, которая принесет катастрофические результаты».

Свое мнение высказал и президент страны Георгий Маргвелашвили: «Проблемы Украины не начались в 2013-2014 годах. В 2008 году Россия осуществила военную интервенцию на территории нашей страны, чем был создан прецедент, который, к сожалению, повторился и в Украине». Но даже этот «голубь» формулирует свой постулат:

- конфликт 2008 года не привел и не может привести к положительному результату

- Россия все еще находится на третьем месте в списке стран – торговых партнеров Грузии;

- в России живет самая крупная грузинская диаспора;

- около 75 процентов населения страны недовольны нынешними взаимоотношениями с Россией.

И это все известно. Украинский кризис вновь поставил вопрос перед союзниками. Грузии срочно необходимы могущественные союзники. Торцом поставлен вопрос о «европейском» и «трансатлантическом» выборе.

Что дальше?

 

 

Батрадз Харебов

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.