Главная >> Информационный сборник >> №23 Апрель, 2015 >> Ф.Гутнов. Заметки по истории населенных пунктов Северной Осетии

Информационный сборник: №23 Апрель, 2015

Раздел: Из истории Осетии

Статья: Ф.Гутнов. Заметки по истории населенных пунктов Северной Осетии

ЗАМЕТКИ ПО ИСТОРИИ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ

СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ

(Окончание. Начало см. Информационный сборник №8, октябрь 2014 г. , №1, январь 2015 г., №3 март 2015г.)

Ход

Селение в Ардонском ущелье Алагирского района. Как показали исследования Б.А. Калоева, это селение возникло «в глубокой древности, скорее всего еще в домонгольский период». Об этом свидетельствует большое количество памятников: древнее кладбище, склепы, башни и т.д.

Целая группа раннесредневековых катакомбных могильников находится в горной полосе Северной Осетии – Архон, Верхний Садон, Галиат, Камунта, Кумбулта, Ход. Они расположены на высоте свыше 1300 м. над уровнем моря. Недавно З. П. Кадзаева в районе Верхнего Садона на площади около 600 кв. м раскопала 50 комплексов. Сопровождающий инвентарь богат и разнообразен: оружие, детали конского снаряжения, поясная гарнитура геральдического стиля, кавказские фибулы шарнирной конструкции, зеркала, каменные, стеклянные и полихромные бусины, серьги, перстни, браслеты, туалетные принадлежности и т.д. Отметим большое  количество золотых и серебряных предметов. На наш взгляд, материалы могильника дают основание для их социальной интерпретации. Верхний Садон расположен на Военно-Осетинской дороге, эксплуатировавшейся с древних времен. Начинаясь у входа в Алагирское ущелье, дорога через перевал вела в Закавказье. В аланский период на относительно небольшом ее участке располагалось несколько таможенных застав. Остатки одной из них, называемой «Ворота Чырамад» [«Известковые ворота»], сохранились напротив с. Биз, на правом берегу р. Ардон. Недалеко от этих мест найден серебряный сасанидский кубок, по предположению археологов, в VII в. взятый в качестве платы за проезд через «Ворота Чырамад».

Выше по течению, также на правом берегу Ардона, расположена Нузальская наскальная крепость, состоящая из нескольких труднодоступных башен. По стойкой народной традиции, здесь, будто бы, существовал монастырь с кельями, укрытыми в толще горного склона. В кельях, якобы, хранились древние церковные книги и множество исторических реликвий, в начале XIX в. вывезенных грузинским священником И. Русишвили и затем бесследно исчезнувшие. Местные предания гласят, что в Нузальской крепости некогда жил аланский царь Ос-Багатар со своими сыновьями, от которых, будто бы, происходят почти все фамилии ущелья.

В 2-3 км. к югу от пос. Бурон, на левом берегу Ардона, расположена таможенная застава Зилын дуар «Кривые ворота» - комплекс из заградительных сооружений, подпорных стен и боевой башни, перекрывавших древнюю дорогу. Свое название застава получила из-за кривого, невысокого прохода, в случае нападения становившегося непроходимым препятствием для противника. Перед заставой сохранился относительно большой участок мощенной камнем древней дороги.

В 4-х км. к северу от с. Нижний Зарамаг на правом берегу р. Ардон зафиксированы руины  Касарского оборонительного комплекса, состоявшего из внушительной башни  и мощной заградительной стены 12-м. толщины.

В 1986 г. экспедиция во главе с В. А. Кузнецовым исследовала остатки Касарского оборонительного комплекса, выделив три последовательных строительных периода. После завершения всех работ, итоговая толщина монолитной оборонительной стены составляла 11,8 м.! Сохранившаяся высота комплекса доходила до 5 м. Ничего подобного в практике фортификационного строительства на Кавказе не было. Касарская оборонительная стена вдвое мощнее могучих стен таких крепостей как Дербент и Хумара. Наличием нескольких строительных периодов Касарской заставы объясняются, очевидно,  полученные специалистами различные даты ее возведения. Анализ Н. А. Голодковской древесного угля, взятого у стены на глубине 4-х м., дал дату I в. н.э. Образцы известкового раствора, взятые из стены и исследованные А. О. Наглером, датируются 651 г. Комплекс существовал и позже. Подъемный материал выявил  массу предметов, датируемых временем до XIV в.

Из случайных находок отметим две серебряные монеты с арабскими надписями, чеканенные в 800-808 гг. в Закавказье в городах  Заранг и Баджанис. Здесь же обнаружены стеклянные перстни, относящиеся к VIII-IX вв. В непосредственной близости от башни находится  культовый комплекс Мыкалгабырта – святилище в честь святых Михаила и Гавриила. Возможно, найденные здесь 2 арабские монеты являлись частью пошлины, взимаемой на Касарском укреплении.

На правой стороне реки, в ущелье Архоныдон, на древнем  кладбище Е. Г. Пчелина вскрыла множество катакомб VII в. К этому же времени относятся и предметы из нижнесадонского могильника; среди них обнаружена золотая византийская монета императора Фоки [602-610 гг.]. Предметы аланской культуры найдены и в верховьях Ардона.

С учетом изложенного, можно предположить, что какая-то часть богатых погребений раннесредневекового аланского катакомбного могильника возле с. Верхний Садон связана с аланской знатью разных рангов, осуществлявших контроль над таможенными  заставами на важнейшей в военном и торговом отношениях дороге. Подтверждает это и наличие в садонском могильнике византийского импорта и монет.

Показательно и наличие в могилах большого количества серебряных предметов  местного изготовления – свидетельство разработки садонских серебряно-свинцовых руд в раннем средневековье. О разработке полиметаллических руд в Алагирском ущелье Северной Осетии сохранились скупые сведения письменных и фольклорных памятников. В преданиях упоминаются богатые серебром горные владения алан в период царствования в Грузии Вахтанга Горгасала [V в.] и богатых дарах серебром Давида Сослана, второго мужа царицы Тамары [XII в.].

Анализ восточных источников (Масуди, Ибн Рустэ, «Худу ал-Алам»), привел Е. Жимански к выводу о расположении золотых и медных рудных источников недалеко от  мощной горной крепости, которую каждый день охраняют 1000 воинов.

В эпитафии начала  XIV в., сохранившейся на стене часовни, расположенной чуть выше рудника по течению Ардона, говорится: «Руды золота и серебра имею в таком изобилии, как вода». Отметим, что в осетинском языке avzist «серебро» относится, согласно В. И. Абаеву, к исконно осетинским словам. Тогда как общеарийское название серебра arzat в осетинском получило значение «руда». Возможно, «на осетинской почве оно применялось первоначально именно к серебряной руде, а потом к руде вообще».

Существенным источником укрепления элитного слоя аристократии алан являлся сбор пошлин и контроль над важнейшими транспортными коммуникациями, проходившими через их территорию. В аланских памятниках второй половины I-го тысячелетия обнаружены предметы импорта, среди них такие социально-значимые как шелковые ткани из Китая [примерно 20% от всего от общего объема], Византии [25%], Согда [50%].

В средние века какое-то время Садон являлся родовым «гнездом» Кайтуковых. Исторические предания основателем аула называют Кайтука – жителя этих мест. Во второй половине XVIII в. Ход был самым крупным селом Алагирского ущелья. Здесь насчитывалось 150 дворов, принадлежавших Кайтуковым, Едзиевым, Саулоховым и др.

В Ходе в 1859 г. насчитывалось 42 двора Кайтуковых. Эта фамилия обращала на себя внимание многочисленными памятниками материальной культуры. Причем, интерес представляют не только оборонительные сооружения и комплексы. На кладбище наряду с наземными и полуподземными склепами обращают на себя внимание надгробные стелы, как правило раскрашенные, с барельефными изображениями покойных и членов их семей. Большинство стел создано самобытным осетинским художником и скульптором С. Едзиевым.

 

ХОЛСТ

Отдельное сельское поселение на правом берегу р. Ардон в Алагирском р-не, в 9 км. от пос. Мизур, в 82 км. от Владикавказа.

К середине XIX в. Холст представлял собой небольшое село в 14 дворов, с населением в 187 чел. Основная часть населения поселка была занята на горных разработках в Мизуре и Садоне, а также занималась приусадебным земледелием. Холст входил в Дагомский приход, но подчинялся при этом Мизурской администрации. 21 июля 1896 г. в районе с. Холст было открыто месторождение меди, и  к началу ХХ в. поселок насчитывал 28 дворов, численность населения которых достигала 258 чел.  В 1910 г. по всей Осетии начался процесс переселения осетин из горных сел на плоскость, не обошел этот процесс и Холст. Так, отмечалось, что в 1910 г. 1 семья Бекузаровых составом 4 чел., и 1 семья Теховых из 3-х чел., родом из с. Холст участвовали в переселении на земли Алагирского лесничества, и были затем переселены в с. Црау.

 13 октября 1922 г. произошло сильное землетрясение и летом 1923 г. правительственная комиссия по оценке ущерба от землетрясения  признало, что в с. Холст были разрушены все 25 хозяйств, которые были в селе. В денежном выражении ущерб от землетрясения составил 10 000 руб.  К 1926 г. жизнь в селе восстановилась, однако часть людей  были переселены в другие села, и на момент переписи населения 1926 г.  в селе жило 173 чел. В советский период отток населения из села стал еще заметнее. К 90-м гг. ХХ в. село практически опустело.

 

Дзуарикау

 

Дзуарикау – букв. «Святых мест селение». Село имеет вековую историю. На том месте, где расположено село, несколько веков назад был построен монастырь с небольшой церковью, призванной возродить христианство в Осетии. Многолетняя этого подворья не могла бесследно исчезнуть из памяти народа, тем более, что здесь было окрещено около 10 тыс. человек.

Существовало два аула с таким названием, в переводе означавшим «селение святого». Один из них, Горный Дзуарикау, представлял собой «небольшое, но некогда густо населенное селение». Архитектурный облик аула, несмотря на серьезные разрушения, весьма красочен. Почти все сооружения расположены на правом берегу р. Ханыккомдон, образуя три довольно компактные группы.

В первую входят архитектурные сооружения юго-восточной окраины аула. Здесь на берегу реки отмечены остатки ганаха и боевой башни Цопановых. Все они пристроены друг к другу. Башня фасадом ориентирована на запад. Примерно в 20 м. к западу и в 50 м. от дороги, идущей через аул, находятся развалины ганаха Черджиевых и башня Цопановых. Фасадом они ориентированы на запад и юг.

Наибольшая по числу памятников вторая группа сосредоточена на северо-восточной окраине села. Сразу за дорогой находятся развалины наземного склепа Кудзиевых; в 3,5 м. к северо-востоку от него зафиксирован полуподземный склеп с гладкой фасадной стеной; в 4 м. к юго-западу – двухскатный склеп Бесаевых; в 3,5 м. к северу от него отмечен полуподземный склеп Газдановых. В 30-40 м. к юго-западу зафиксирован двухкамерный полуподземный склеп; примерно в 50 м. дальше (в том же направлении) – еще один полуподземный склеп; юго-восточнее склепа – фамильное кладбище Дзидзоевых, а в 50 м. юго-западнее – развалины башни Кудзиевых и ганаха Дзидзоевых, расположенных на краю балки «Кудзиаты адаг».

В третью группу вошли постройки западной окраины села. В 70 м. к западу берег рассекает овраг «Богъаты адаг». Сразу же за оврагом отмечены башня Боговых и два ганаха Дзобеловых. В 40-50 м. к северо-западу от них археологи зафиксировали полуподземный склеп; по словам старожилов в нем в конце XVIII в. были погребены Дзагло Кудзиев и Ислам Богов. В 30 м. юго-восточнее – полуподземный склеп с гладкой фасадной стеной.

Один из побывавших в Дзуарикау путешественников поделился своими впечатлениями с читателями «Терских ведомостей». Жители Дзуарикау – «осетины, выселившиеся недавно из глубины ущелья». На другом берегу «виднеется поляна среди леса под названием Хуск-адаг. Эта поляна находится под влиянием лиц, оказавших услуги правительству, но она замечательна не этим, а тем, что там еще в 1770 г. образовано подворье для участнитков меновой торговли с горцами и построена первая русская школа для обучения детей тех же горцев-куртатинцев… Нужно еще упомянуть, что через Куртатинское ущелье русские войска впервые перешли в Закавказье в начале XIX столетия (отряд генерала Несветаева)».

Дорога от Дзуарикау по берегу Фиагдона шла «в живописной лесной местности». По дороге путники встретили «большую сталактитовую пещеру, а около пещеры древние, уже заросшие дремучими лесами, могилы». Тремя верстами далее «в отвесной скале на высоте около 60 сажен видна пещера, наружная стенка которой выложена на цементе. Внутри пещеры видна висячая цепь. Войти в пещеру нет возможности без специальных приспособлений». Но «самое интересное место ущелья» находится между селениями Даллагкау (центр Куртатинского общества) и Дзуарикау. На вершине безлесой горы «высятся древние башни и постройки, командующие над окружающей местностью. По преданию, здесь жили когда-то два брата, Тага и Курта, родоначальники современных тагаурцев и куртатинцев».

Другой источник назвал таубиев Дзуарикауа: Цопановых, Боговых и Кудзиевых.

Из разрозненных сообщений обратим внимание на фрагмент беседы Императрица Екатерины II с астраханским губернатором Кречетниковым. На состоявшейся весной 1775 г. встрече губернатор коснулся вопроса о восстановлении осетинского подворья. Оно размещалось вблизи от Дзуарикауа, но в 1769 г. было разрушено. Кречетников «высказал мнение, что на этом же месте следует учредить русскую военную крепость. Такая крепость могла бы… не только гарантировать безопасность Северной Осетии, но и стать центром горных работ, а также местом строительства плавильного завода».

 

ДЗУАРИКАУ (РАВНИННЫЙ)

Селение в Алагирском районе, в 25 км от  города Владикавказ. Основано в 20-х гг. ХХ в.

Переселение осетин на плоскость было чревато большой опасностью для жизни переселенцев, так как Осетинская равнина считались вотчиной кабардинских князей.

Нельзя было попасть в Куртатинское ущелье, не пройдя кабардинское с. Борукино. Оно располагалось на правом берегу р. Фиагдон, у самой границы ущелья, недалеко от современного с. Дзуарикау. Поэтому горцы просили царское правительство защитить их от нападений кабардинских феодалов. Для этого необходимо было построить  крепости и форпосты. Куртатия имела важное значение в планах русского правительства. У входа в ущелье, на месте нынешнего с. Дзуарикау, в 1745 г. был построен монастырь «Осетинское подворье».

В 1780-1790-е гг. были сооружены крепости Шелковская, Кавказская, Усть-Лабинская. В 1784 г. по инициативе осетин на месте с. Дзуарикау была заложена крепость, которая должна была стать «центром русско-кавказских связей и столицей Осетии». Таким образом, до утверждения власти русского государства в центральной части Северного Кавказа, переселение куртатинцев на плоскость носило ограниченный характер. К началу 1900-х гг. лишь отдельные семьи из Куртатинского ущелья на свой страх и риск стихийно переселились на предгорные участки у самого входа в Куртатинское ущелье, на левом берегу р. Фиагдон. Это были Долатмурза Гуриев, Гади Тохтиев и Цопан Бритаев (отец выдающегося осетинского драматурга Елбыздыко Бритаева).

В 1909 г. жителям горного Дзуарикау грозила опасность снежной лавины, и царское правительство разрешило горцам переселиться на место нынешнего села. Каждому дому выделили 0,4 га земли.

Переселившись на плоскость, они решили сохранить старое название села Дзуарикау, что в переводе с осетинского означает «Село святого места». Таков буквальный перевод топонима, объяснений которому найдется в фольклоре немало. И среди них – история «Осетинского подворья», призванного возродить христианство в Осетии. Многолетняя деятельность монастыря с небольшой церковью не могла бесследно исчезнуть из памяти народной, тем более что здесь было окрещено около 10 тыс. человек. А «крест» – значит «дзуар». Большинство переселенцев были из Горного Дзуарикауа, поэтому когда встал вопрос, как назвать новое село на плоскости, все жители единодушно высказались за название «Дзуарикау».

До революции в селе было всего 80 дворов. Массовое переселение из горных селений Куртатинского ущелья началось после 1920 г. В нем было уже  около 190 дворов. Это были Кудзиевы, Арбиевы, Боговы, Фарниевы, Газдановы, Дзобеловы, Цопановы, Черджиевы, Хаматовы, Кцоевы, Тотровы, Парсиевы, Хадарцевы, Ваниевы, Хаутовы, Баразговы, Бесаевы, Сокаевы, Гкаджиновы, Дзахоевы, Мулуховы.

Жизнь сельчан была не обустроена. У жителей на правом берегу не было воды, не было моста через р. Фиагдон. Организовав «зиу» сельчане построили шлюз, чтобы поднять воду из реки на высокий правый берег. Они прокопали глубокий канал длиной почти в три километра (от входа в Куртатинское ущелье до конца селения, где проходит трасса на Владикавказ).

Второй жизненно важной проблемой для села было отсутствие моста через Фиагдон, который делил село на две части. Инициатором и организатором строительства моста выступил Федыр Томаев. Он организовал бригаду строителей. В нее вошли: Газе Черджиев, Тузар Хадарцев, Арисхан Хадарцев, Цара Черджиев, Арскамаг Цопанов, Цомак Гуриев и др. Строили береговые укрепления, вбивали крепкие сваи, на них плели ограждения из плетней, а изнутри заполняли их огромными камнями. Для большей прочности моста использовали рельсы, железные сваи. Мост прослужил долгие годы. По обе его стороны на всю его длину для пешеходов были сделаны красивые навесы. Чуть выше этого моста был построен лесопильный завод. Среди памятников истории и культуры выделяется памятник семи братьям Газдановым, погибшим на фронтах ВОВ (скульптор Санакоев).

 

 

Феликс Гутнов,

доктор исторических наук, профессор

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.