Главная >> Информационный сборник >> №25 Июнь, 2015 >> Страна с запасом прочности.

Информационный сборник: №25 Июнь, 2015

Раздел: Дайджест

Статья: Страна с запасом прочности.

СТРАНА С ЗАПАСОМ ПРОЧНОСТИ

На пленарном заседании Петербургского международного экономического форума Президент РФ рассказал о том, что страна уверенно проходит полосу трудностей, призвал Запад повлиять на Киев для выполнения минских договоренностей и объяснил, что Россия не агрессор. "РГ" публикует самые значимые фрагменты общения главы государства с участниками.

О ситуации в экономике

Еще в конце прошлого года нам предрекали, и вы это хорошо знаете, глубокий кризис. Этого не произошло, мы стабилизировали ситуацию, погасили негативные колебания конъюнктуры и уверенно проходим через полосу трудностей, прежде всего потому, что экономика России накопила достаточный запас внутренней прочности...

Наша финансовая и банковская системы адаптировались к новым условиям, удалось стабилизировать валютный курс, сохранить резервы. При этом подчеркну, мы не прибегали к каким-либо мерам ограничения свободного движения капитала - напомню, так же как и в 2008-2009 годах.

О санкциях

Я охарактеризовал сегодняшнюю ситуацию: она не является для нас никакой катастрофой. Мы считаем, что мы должны достичь нескольких целей, они менее амбициозны, чем те, которые мы ставили несколько лет назад, но я очень надеюсь, что это будет другое качество - лучшее качество, чем было в прежние годы.

Чего мы хотим добиться: прежде всего мы хотим обеспечить рост нашей экономики в ближайшее время, в ближайшие годы на уровне среднемировых, это примерно 3,5 процента. Первое. Второе, мы, безусловно, должны добиться роста производительности труда в пять процентов в годовом измерении. И третье, очень важный показатель - мы, безусловно, должны снизить инфляцию до показателя 4 процента. Это то, к чему мы должны стремиться - безусловно, при скоординированной и сбалансированной макроэкономической и бюджетной политике.

Все это, те тенденции, которые мы сейчас видим в нашей экономике, позволяют нам утверждать, что эти цели вполне достижимы, и мы это сделаем в ближайшее время. При этом нам бы, конечно, не хотелось отвечать на деструктивные действия, которые нам пытаются навязывать некоторые наши партнеры, причем навязать себе в убыток. Разные были подсчеты у европейских партнеров: кто-то говорил о потерях европейских производителей в 40-50 миллиардов; сейчас последние данные, которые я увидел и услышал из Европы, - считают, что до 100 миллиардов потери могут быть у европейских производителей.

О госуправлении

Необходимо сформировать целый класс государственных менеджеров, которые умеют работать гибко, по-современному, понимают запросы бизнеса к деловому климату, к системе госуправления в целом. Одним из важнейших шагов должен стать запуск механизма постоянного совершенствования управленческих кадров. В этой связи на базе одного из ведущих учебных заведений страны намерены создать центр обмена лучшими практиками госуправления и формирования бизнес-среды в регионах...

Российские компании должны занять ключевые позиции в тех отраслях и на тех рынках, которые будут определять характер экономики, уклад жизни людей через два-три десятилетия - так, как это произошло с IT-технологиями: за последние 20 лет они коренным образом изменили нашу жизнь.

О первопричине ситуации на Украине

Почему мы подошли к этому кризису на Украине? Я глубоко убежден, что после того, как так называемая биполярная система прекратила свое существование, после того, как исчез с политической карты Советский Союз, некоторые наши партнеры на Западе, в том числе и прежде всего, конечно, Соединенные Штаты, оказались в состоянии какой-то эйфории. И вместо того чтобы выстраивать в новой ситуации добрососедские и партнерские отношения, начали осваивать новые, как им показалось, свободные геополитические пространства. Вот отсюда и движение, скажем, Североатлантического блока НАТО на восток, отсюда многие другие вещи.

Я все время думал, почему это происходит, и в конечном итоге пришел к выводу, что, видимо, у кого-то из наших партнеров возникла иллюзия, что после Второй мировой войны был один миропорядок создан - и тогда был такой глобальный центр в мире, как Советский Союз; теперь его нет, появился вакуум, и его надо быстренько заполнить. Мне кажется, что это очень ошибочный подход к решению проблемы. Вот так мы и Ирак получили, а мы знаем, что и в Соединенных Штатах сегодня многие считают, что в Ираке были совершены ошибки. В Ираке были совершены ошибки, многие признают, тем не менее все повторили в Ливии. Добрались теперь до Украины.

Не мы являемся первопричиной тех кризисных явлений, которые имеют место быть на Украине. Не нужно было поддерживать, я уже много раз об этом говорил, антигосударственный, антиконституционный переворот и вооруженный захват власти, который привел в конечном итоге к жесткому противостоянию на территории Украины, фактически к гражданской войне.

Что сегодня нужно сделать? Чтобы долго здесь не распространяться на эту тему, сегодня, безусловно, нужно полностью выполнять договоренности, достигнутые в Минске, белорусской столице. Хочу еще раз подчеркнуть, если бы нас что-то не устраивало, мы никогда бы не поставили свою подпись под этим документом. Если уж он состоялся, а мы поставили там свою подпись, мы будем добиваться его полного исполнения.

Вместе с тем хочу обратить и ваше внимание, и всех наших партнеров, мы не можем это сделать в одностороннем порядке. Мы постоянно, каждый день слышим одно и то же - как мантру повторяют, одно и то же, что Россия должна повлиять на юго-восток Украины. Мы влияем. Но решить эту проблему только с помощью нашего влияния на юго-восток невозможно. Нужно влиять и на сегодняшние официальные власти в Киеве, а этого мы сделать не можем. Это та дорога, по которой должны пройти наши западные партнеры - европейцы и американцы. Давайте вместе работать.

О шагах к миру на Украине

Мы считаем, что для урегулирования нужно, как я сказал, исполнить Минские соглашения. И ключевой момент здесь, безусловно, это элементы политического урегулирования. Они состоят из нескольких составляющих.

Первое - это конституционная реформа, и в Минских соглашениях так прямо про это и написано: с предоставлением автономии либо, как они говорят о децентрализации власти, пускай по пути децентрализации. Понятно, что это такое, наши европейские партнеры, французы и немцы, расшифровали, нас это вполне устраивает, так же как устраивает в целом и представителей Донбасса. Это первое.

Второе, что нужно сделать, - нужно распространить принятый ранее закон об особом статусе этих территорий - Луганска и Донецка, непризнанных республик, применить его, начать применять этот закон. Он принят, но до сих пор не реализуется. Для этого нужно было принять постановление Верховной рады - парламента Украины, и это тоже в Минских соглашениях прописано.

Наши друзья в Киеве исполнили формально это решение, но одновременно с принятием постановления Рады об имплементации этого закона они в сам закон внесли изменения - по-моему, в статью 10-ю, - которые полностью дезавуировали это действие. Просто это манипуляция и ничего больше, а нужно переходить от манипуляции к практической работе.

Третье, что нужно сделать, - нужно принять закон об амнистии. Невозможно вести политический диалог с теми людьми, которые находятся под угрозой уголовного преследования. Наконец, нужно принять закон о муниципальных выборах на этих территориях и осуществить эти выборы. Но все это - и в Минских соглашениях это прописано, обращаю на это ваше особое внимание, - все должно быть сделано по согласованию с Донецком и Луганском.

Никакого прямого диалога, к сожалению, мы до сих пор не видим, есть только наметки того, что он начинается, но прошло уже слишком много времени с подписания Минских соглашений. Сейчас нужно, еще раз повторяю, наладить прямой диалог между Луганском, Донецком и Киевом - вот чего не хватает. И, наконец, нужно, безусловно, начать экономическую реабилитацию этих территорий.

О "холодной войне"

Вы знаете, к "холодной войне" приводят не локальные конфликты, а глобальные решения - например, такое как выход Соединенных Штатов в одностороннем порядке из Договора по противоракетной обороне. Вот это действительно шаг, который толкает всех нас к новому витку вооружения, потому что он меняет глобальную систему безопасности.

Что касается региональных конфликтов, то где бы они ни происходили, почему-то противоборствующие стороны всегда, я хочу это подчеркнуть, всегда где-то находят оружие. Это также справедливо и для восточных регионов Украины...

Ведь до тех пор, пока подразделения армии и так называемые батальоны, националистические вооруженные формирования не появились на этих территориях, там не было никакого оружия - и не было бы, если бы с самого начала пытались решать вопросы мирными средствами. Оно там появилось только после того, как людей начали убивать с помощью танков, артиллерии, систем залпового огня и авиации. И там появились те, кто сопротивляется. Как только будет предпринята попытка политическими средствами решать вопрос, там и оружия этого не будет.

Об отношениях с Вашингтоном

Начнем с проблем. Проблемы заключаются в том, что нам постоянно пытаются навязывать свои стандарты и свои решения, не сообразуясь с нашим пониманием собственных интересов. Нам, по сути, говорят, что в Соединенных Штатах лучше знают, что нам нужно. Позвольте нам самим определить наши интересы и наши потребности, исходя из нашей собственной истории, из нашей культуры...

Я упоминал, допустим, о проблеме, с которой мы столкнулись первый раз, и это сразу охладило наши отношения, - Ирак. Вы помните тезис: "Кто не с нами, тот против нас"? Это что, диалог? Это ультиматум. С нами не надо разговаривать языком ультиматумов.

Но теперь все-таки позвольте сказать, что нас объединяет, такое ведь тоже есть. Объединяет наше желание все-таки работать против общих угроз, какими являются терроризм, распространение наркоугрозы и очень опасная тенденция к возможному распространению средств массового уничтожения. Но есть и вопросы в сфере гуманитарного взаимодействия, например борьба со сложными и очень тяжелыми, поражающими целые регионы мира инфекционными заболеваниями. Есть вопросы, связанные с мировой экономикой, это касается, прежде всего, той области, на которую мы серьезно и значительным образом влияем: это энергетика. Есть и другие сферы, в которых мы в целом наладили очень неплохое взаимодействие, и я рассчитываю, что это послужит той базой, которая позволит нам восстановить прежний уровень отношений с Соединенными Штатами и двигаться дальше.

О дружбе с КНР

Весь мир смотрит на Азию, и Европа тоже ищет возможности развивать отношения, но нам-то сам Бог, как говорится, велел, мы-то соседи, это естественное движение. Кроме всего прочего, у нас есть некоторые ценности, которые мы отстаиваем на международной арене совместно и весьма эффективно, - это равноправный доступ к решению ключевых международных вопросов...

Мы не строим союзов "против", мы строим союз "за" - за то, чтобы реализовывать свои национальные интересы.

О ядерной программе Ирана

Мы очень рады тому, что иранская позиция претерпела существенные изменения и позволила выйти на тот уровень договоренностей, которые мы сегодня имеем. Мы, безусловно, поддержим эти договоренности. Единственное, что, мне кажется, было бы контрпродуктивным - это специально, хочу это подчеркнуть, специально, чтобы сорвать договоренности, требовать от Ирана каких-то вещей, которые для него являются абсолютно неисполнимыми и несущественными для решения главной проблемы - проблемы нераспространения. Но я надеюсь, что до этого не дойдет.

О Сирии и ее президенте

Наша позиция основана на опасении, что Сирия может погрузиться в такое же состояние, как Ливия или как Ирак...

Этим прежде всего продиктована наша позиция по поддержке президента Асада и его правительства. И мы считаем, что это правильная позиция. Трудно было ожидать от нас чего-либо другого. Более того, как мне кажется, многие сегодня соглашаются с такой позицией, как наша.

Я упоминал уже несколько раз про Ирак, а мы знаем, что там происходит. Соединенные Штаты поддерживают Ирак, поддерживают и вооружают армию, обучают армию. Двумя-тремя ударами ИГИЛ захватил столько оружия, что, наверное, у иракской армии его нет в таком объеме: и бронетехнику, и ракеты (широкая общественность мало об этом знает) вот совсем недавно. Сейчас ИГИЛ вооружен лучше, чем иракская армия. И это при поддержке Соединенных Штатов все происходи.

 Мы призываем найти путь политического урегулирования, который должен заключаться в том, чтобы, конечно, была обеспечена трансформация политического режима, это само собой разумеется, и мы готовы об этом дискутировать и с президентом Асадом.

Об уважении

Я все время это слышу: Россия хочет, чтобы ее уважали. А вы не хотите? А кто не хочет? Кто хочет, чтобы его унижали? Странная даже постановка вопроса. Как будто это какой-то эксклюзив Россия для себя требует, чтобы нас уважали. А кому-то приятно, чтобы на него плевали, что ли? Но дело даже не в уважении, дело совершенно не в уважении или отсутствии такового - дело в том, что мы стремимся к обеспечению своих интересов, не нанося никакого вреда нашим партнерам. Но мы, естественно, рассчитываем на конструктивный, прямой и содержательный диалог. Когда мы сталкиваемся с отсутствием такового или с нежеланием разговаривать с нами, то это, конечно, вызывает какую-то ответную реакцию.

О политике России в мире

Мы не ведем себя агрессивно - мы более настойчиво и последовательно начали отстаивать свои интересы. Мы долгое время, можно сказать - десятилетия, спокойно молчали и предлагали всякие элементы сотрудничества, но постепенно нас все отжимали, уже поджали к такой черте, за которую дальше мы не можем отступить. Это должно быть понятно.

Я уже говорил в самом начале нашей дискуссии: не нужно заниматься переустройством мира - нужно исходить из того, что есть, с уважением относиться друг к другу и совместно работать, искать общие решения общих проблем.

Россия не претендует на какую-то гегемонию, не претендует на какой-то эфемерный статус сверхдержавы, мы никому не навязываем своих стандартов и моделей поведения или развития. Мы хотим равноправных, равноценных отношений со всеми участниками международного сообщества.

Кстати

На полях ПМЭФ Владимир Путин провел встречи с греческим премьер-министром Алексисом Ципрасом, президентом Киргизии Алмазбеком Атамбаевым, бывшими премьер-министрами Франции и Италии Франсуа Фийоном и Романо Проди. В формате рабочего обеда глава государства побеседовал также с главами крупнейших иностранных компаний и деловых ассоциаций

 

Между тем

Завершил работу на ПМЭФ Владимир Путин беседой с главами ведущих мировых информагентств. По большей части она шла в закрытом режиме, несколько высказываний президента опубликовали издания, с руководством которых он встречался. В частности, о том, что в мире нет серьезной ядерной опасности. Кроме того, Путин заметил, что если США скажут, что Россия нужна в G8, Канада изменит свое мнение. Заявил он и о готовности решить все проблемы с руководством Японии, а также заверил, что Москва честно боролась за право принять ЧМ-2018 по футболу. Еще президент объяснил, что РФ будет защищать свои интересы "в рамках цивилизованного юридического процесса" в ситуации с арестом активов в Европе по делу "ЮКОСа".

 

Кира Латухина,

 «Российская газета» 22.06.15 г. 

 

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.