Главная >> Информационный сборник >> №27 Октябрь, 2015 >> Батрадз Харебов. Из истории проведения референдумов в Республике Южная Осетия

Информационный сборник: №27 Октябрь, 2015

Раздел: Южная Осетия

Статья: Батрадз Харебов. Из истории проведения референдумов в Республике Южная Осетия

ИЗ ИСТОРИИ ПРОВЕДЕНИЯ РЕФЕРЕНДУМОВ В РЕСПУБЛИКЕ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ

 

Главным политическим событием последних дней вне всякого сомнения является заявление Президента РЮО Леонида Тибилова о инициировании проведения референдума о вхождении Республики Южная Осетия в состав Российской Федерации. Произошло это 19 октября во время встречи главы государства с помощником Президента РФ Владиславом Сурковым. Президент РЮО отметил, что воссоединение с Россией является вековой мечтой осетинского народа, который выстрадал эту идею на протяжении двух столетий противостояния грузинскому шовинизму и фашизму.

Сегодняшние политические реалии таковы, что необходимо сделать свой исторический выбор, должны воссоединиться с братской Россией и на долгие века обеспечить безопасность и процветание Республики, всего югоосетинского народа. Леонид Тибилов также отметил, что проведение референдума необходимо с юридической точки зрения – ввиду особенностей республиканских референдумов, состоявшихся в 1992 и 2006 годах. Так, если в 1992 г. жители Южной Осетии согласились с решением Верховного Совета РЮО от 1 сентября 1991 года о воссоединении с Россией, то на референдуме 2006 г. граждане выступили за сохранение статуса независимого государства. Несмотря на то, что идеей референдума 2006 г. была независимость от Грузии, а не от какого-либо иного государства, с правовой точки зрения результаты референдума 2006 г. нивелируют результаты референдума 1992 г. В связи с этим нам обязательно необходимо проведение нового референдума по вопросу о вхождении в состав Российской Федерации.

Было сказано о том, что к организации проведения референдума будут привлечены самые широкие слои населения, политические партии, общественные организации. Уверен, что политические партии и общественность меня поддержат. Референдум, в положительном исходе которого не приходится сомневаться, позволит сплотить народ, привести к обновлению и оживлению всех положительных процессов в обществе. Леонид Тибилов подчеркнул, что все шаги по реализации результатов референдума будут осуществляться только по согласованию с Российской Федерацией.

Заявление вызвало эффект разорвавшейся бомбы, хотя очевидность такого решения была предсказуема. Решение Президента РЮО поддержали все политические партии, прежде всего те, кто входит в Парламент, видные политики внутри Республики и за ее пределами, общественные организации, творческие союзы. Все были едины в том, что это верный и своевременный шаг и к нему следует ответственно подготовится. Вопрос уже обсуждался в СМИ, различных «круглых столах», заседаниях и этот процесс несомненно найдет продолжение.

Пока не ясно, когда пройдет референдум, но опыт организации плебисцитов в Южной Осетии имеется – уже состоялись три таких мероприятия, которые, по мнению наблюдателей, были хорошо подготовлены и их результаты позволили определить основные ориентиры на будущее молодой республики. Вопрос о референдуме еще не согласован с российской стороной. Но Президент РЮО видит ситуацию таким образом: «Я провожу четкую границу между двумя различными вопросами. Первый вопрос - это вопрос о референдуме, и второй вопрос – это обращение к руководству России с предложением о включении Южной Осетии в состав России. Первый вопрос является внутригосударственным, ответ на который нужен нам внутри и, который сам по себе не влечет каких-либо международно-правовых обязательств для российской стороны. Второй вопрос – это уже серьезный внешнеполитический шаг, который, естественно, должен быть согласован с российской стороной».

Нынешний референдум - четвертый по счету в недолгой истории Республики. Значит, и здесь мы набираемся опыта. И сейчас в преддверии, возможно, самого судьбоносного референдума, самое время вспомнить о трех предыдущих, которые прочно вошли в нашу летопись и обросли подробностями. К сожалению, многие нюансы не сохранились, поскольку никто не ставил цель фиксировать в мелочах все происходящее, а пресса схватила только официальную верхушку. Тем не менее, есть возможность вспомнить главное - то, что стало определяющим.

Первый всенародный референдум в истории Республики Южная Осетия состоялся 19 января 1992 года. Проводился он в очень непростое время, когда грузинская агрессия против мирного населения Южной Осетии была в самом разгаре. Обстрелам подвергались Цхинвал и другие населенные пункты, дороги во многих местах были перекрыты. И, тем не менее, референдум прошел организационно на очень высоком уровне. И это несмотря на то, что опыт в этом деле был мизерный. Правда, население Южной Осетии успело «размяться» на референдуме СССР от 17 марта 1991 года, но то был союзный референдум. Кстати, Грузия тогда отказалась участвовать в союзном референдуме и провела свой по вопросу восстановления государственной независимости Грузии. В итоге большая часть населения Южной Осетии приняла участие в союзном ре­ферендуме 17 марта и проголосовала за сохранение Союза ССР, а меньшая часть (грузинские села ЮО) участвовала в грузинском референдуме 31 марта и голосовало за государственную независимость Грузии. После этого, Верховный Совет Грузии под председательством З.Гамсахурдиа постановляет результаты референдума «на территории Абхазской АССР, в г. Цхинвал, Джавском районе, и выборов народных депутатов СССР, состо­явшихся на Сухумском территориальном избирательном округе считать не имеющими юридической силы». По логике ВС Южной Осетии должен был принять соответствующий документ о неправомочности грузинского референдума на территории РЮО, но до этого нисходить не стали.

Референдум состоялся в январе следующего года. Как вспоминает непосредственный участник тех событий Председатель Парламента РЮО Знаур Гассиев (по стечению обстоятельств под документами о его проведении как тогда, так и сейчас стоит его подпись), идея референдума не вызрела сама собой, а была продуманным шагом. Тогда Южная Осетия оказалась в том положении, которое устроили ей «исторические соседи-братья», которые «под звон колоколов не молились, а творили насилие». Но народ продолжал верить в СССР, оставался при своем мнении. Развал державы никто не принимал, не хотел в это верить. Сама Россия находилась в тяжелейшем положении, где правила не новая власть, а хунта, пришедшая к власти на «толповой» волне, ведомая ярыми антисоветчиками. Под шумок была предпринята попытка подключить и народ Южной Осетии к «всеобщему ликованию». Но он инстинктивно не воспринимал эти новые веяния, поскольку знал историческую значимость России для нас, которой никогда не изменял - ментальность была другой.

Тогда соотношение сил было явно не в нашу пользу. Но народ проявил стойкость духа, самоотверженность - это естественная реакция на самосохранение, противостояние злу и насилию. В этих условиях появилась настоятельная потребность наличия твердой политической воли. И хотя время и обстоятельства, когда речь идет о выживании, не особо располагали к размышлениям политическими категориями, надо было искать формы не только для сопротивления, но и для политического обоснования этого сопротивления.

И вот тогда была задумана и реализована идея первого референдума. Для населения Южной Осетии само понятие референдума было во многом абстрактным, в Союзе такая форма не практиковалась, а народ в своем большинстве знал об этом понятии разве что по словарям. И, тем не менее, прошедшие 15 лет показали насколько правильным и своевременным было проведение референдума.

«Сейчас сам дивлюсь, - говорит 3. Гассиев, - как мы грамотно и взвешенно обошлись с этим вопросом будучи слабо осведомлены об его сути. Молодежь воевала, но надо было этим заниматься - и нашлись идеологи, которые подготовили идейную базу плебисцита, наполнили ее содержанием».

3 января 1992 года Верховный Совет Республики Южная Осетия выносит решение о проведении всенародного голосования (референдума). В постановительной части сказано: «1. Назначить проведение всенародного голосования (референдума) Республики Южная Осетия на воскресенье 19 января 1992 года; 2. Внести на референдум два вопроса: а) Согласны ли Вы, чтобы Республика Южная Осетия была независимой? б) Согласны ли Вы с решением Верховного Совета Республики Южная Осетия от 1 сентября 1991 года о воссоединении с Россией».

Была создана Центральная комиссия по проведению референдума РЮО. Ее председателем стал Юрий Дзиццойты, заместителем председателя - Заур Джиоев, секретарем комиссии - Бэла Плиева. В состав комиссии вошли В. Гобозов, В. Габараев, X. Габуев, В. Джиоев, А. Зассеев, Ю. Икаев, Л. Кокоева, В. Кочиев, Т. Кочиев, В. Петоев, А. Тезиев, В. Толкачева, Г. Хугаев и Ж. Цховребова.

В протоколах центральной комиссии зафиксировано, что в голосовании приняло участие 55 151 человек. Учитывая продолжающиеся военные действия и бойкот со стороны части грузинского населения, эту цифру следует считать предельной, что говорит о высокой организации референдума и исключительной активности граждан. 53 308 человек ответили «да» на первый вопрос, а 53 297 - ответили «да» на второй вопрос. Столь высокий процент вполне объясним, да и особых сомнений даже у наших недругов не вызывал и не вызывает.

В специальном заявлении Центральной комиссии референдума РЮО сказано: «19 января 1992 года в Республике Южная Осетия состоялось всенародное голосование (референдум) по вопросу о независимости Республики Южная Осетия и о ее воссоединении с Россией. Итоги референдума убедительно показали законность национальных и политических программ, реализуемых правительством Республики Южная Осетия на основе неотъемлемого права нации на самоопределение и в соответствии с признанными мировым сообществом нормами права.

Одним из главных политических итогов референдума является полная несостоятельность утверждений противников политических преобразований в Южной Осетии. Как показал референдум, 99 процентов из внесенных в списки для голосования высказались за независимость Республики Южная Осетия и ее воссоединение с Россией.

К равенству и независимости не принуждают, и мнение народа не может быть безответственным, как это утверждают отдельные средства массовой информации, вольно или невольно поддерживающие грузинский неофашизм.

Активное участие в голосовании беженцев из Грузии - жертв антиосетинских погромов и гонений, находящихся в Северной Осетии, также опровергает информацию о негативном отношении осетин, проживавших в Грузии за пределами Республики Южная Осетия, к программе национального самоопределения южных осетин и воссоединения их с Россией.

Таким образом, референдум Республики Южная Осетия в очередной раз убедительно подтвердил законность демократических преобразований, реализуемых Верховным Советом и Правительством Республики Южная Осетия, основанных на строгом соблюдении норм международного права».

Этот документ, подписанный Председателем Центральной комиссии референдума Юрием Дзиццойты, датирован 24 январем 1992 года. А 30 марта того же года последовало обращение Верховного Совета Республики Южная Осетия к VI Съезду народных депутатов Российской Федерации. В нем, в частности, сказано: «Народ Южной Осетии, поддерживая политику, направленную на восстановление исторической справедливости и реализуя свое право на самоопределение, 19 января 1992 года на референдуме подтвердил свою волю к независимости и стремление к воссоединению с Россией. Исходя из результатов референдума, Верховный Совет Республики Южная Осетия обращается к VI Съезду народных де­путатов Российской Федерации со следующими просьбами:

1. В целях восстановления исторической справедливости и стабилизации обстановки в Южной Осетии распространить на ее территорию суверенитет Российской Федерации.

Предоставить населению Республики Южная Осетия российское гражданство согласно его волеизъявлению и в соответствие с Законом о российском гражданстве.

Обратить внимание на необходимость выполнения решений III и V Съездов народных депутатов Российской Федерации, касающихся положения в Южной Осетии и недопустимость игнорирования этого во­проса в российско-грузинских отношениях.

Учитывая, что войсковые части (в том числе и внутренние войска), расположенные на территории Республики Южная Осетия, являются сдерживающим и стабилизирующим фактором в регионе, определить их статус как российские, расширить их полномочия для обеспечения безопасности населения и исключить возможность их вывода или расформирования».

Как видим, вопрос о российском гражданстве был поставлен достаточно давно и то, что он нашел воплощение в наши дни говорит о том, что «заявка» 1992 года была оправданной и плодотворной. Что касается войсковых частей, то их сохранить не удалось, хотя ввод миротворческого контингента можно считать альтернативным решением.

Политическая безупречность референдума 1992 года подтверждается постоянно - в процессе переговоров, во время визитов различных международных организаций. Итоги референдума легли в основу не одного политического документа. И не было случая, чтобы кто-то серьезно оспорил легитимность плебисцита. Оговорки в отношении того, что грузинское население участия в референдуме не принял - малосостоятельны. Грузинам никто не запрещал участвовать в голосовании и некоторые этим правом в полной мере воспользовались. А то, что их большая часть референдум проигнорировала - результат угроз и шантажа со стороны Тбилиси. То же самое, скорее всего, будет наблюдаться и 12 ноября текущего года. Но трагедии из этого делать никто не намерен. Как говорят, вольному - воля.

Второго всенародного референдума РЮО пришлось ждать почти 10 лет. Он состоялся 8 апреля 2001 г. и затрагивал вопрос о Конституции нашей Республики. Говоря проще, все принимающие участие в референдуме должны были ответить на один единственный вопрос: устраивает их проект новой Конституции РЮО или нет.

Как известно, первая Конституция Республики Южная Осетия была принята Верховным Советом РЮО еще 2 ноября 1993 года. Принятие Конституции тогда способствовало укреплению нашей государственности, законодательной базы. В тот период наша Республика, согласно Конституции, была парламентской. Однако историческая реальность, обострение политической ситуации (август 1994 г., февраль и август 1996 года) показали несовершенство и слабость структуры государственной власти парламентской республики. Введение поста Президента и переход к президентской форме правления потребовали пересмотра ключевых статей Конституции. Надо сказать, что подобная эволюция - от парламентской к президентской республике - были отмечены во многих вновь образовавшихся государствах на постсоветском пространстве, в том числе и не­признанных республиках.

Принятая наспех в сложных политических условиях, Конституция нуждалась в серьезных доработках. По этой причине при Парламенте второго созыва была создана комиссия по внесению изменений и дополнений к тексту Конституции. Работа в этом направлении была продолжена и следующим составом Парламента. Наконец, в октябре 1999 года работе над Конституцией было придано правовое обоснование: Указом Президента РЮО была создана Конституционная комиссия, в состав которой вошли представители всех ветвей власти, общественности, спе­циалисты в области юриспруденции, ученые, политики. Во время работы Конституционной комиссии, были отмечены отдельные разногласия между парламентской и правительственной группами Комиссии, которые привели к кризисной ситуации. Потребовались большие усилия, уступки с обеих сторон, чтобы довести работу Комиссии к логическому завершению.

Разработка проекта новой Конституции продолжалась более года. В итоге проект Конституции был опубликован 22 ноября 2000 года на страницах республиканских газет и вынесен на всенародное обсуждение. В ходе него в Конституционную комиссию поступило около трехсот замечаний и предложений от депутатов Парламента РЮО, политических пар­тий и движений, общественных объединений, администраций города и районов, отдельных граждан. Все они были тщательно рассмотрены и 27 марта 2001 года текст проекта новой Конституции был опубликован в республиканской печати. Все спорные вопросы, вызывавшие ранее разногласия, были окончательно согласованы на совместном заседании Парламента Республики и членов Конституционной комиссии, состоявшейся 7 февраля того года. На заседание был приглашен заместитель Предсе­дателя Парламента Республики Северная Осетия - Алания, известный и опытный правовед Станислав Кесаев. Согласительный документ был подписан председателем Конституционной комиссии Людвигом Чибировым и Председателем Парламента РЮО Станиславом Кочиевым, т.е. представителями конфликтующих сторон.

8 апреля Референдум по вопросу новой Конституции Республики Южная Осетия состоялся и принес ожидаемые результаты. Наблюдатели не могли не отметить высокую для тех дней активность электората - на участки в целом по стране пришло почти 70 процентов из 35 тысяч граждан Республики, имеющих право голоса. На Референдум были приглашены наблюдатели и журналисты из различных республик. Как всегда, отказались участвовать в осуществлении мониторинга представители ОБСЕ, которые уже давно и последовательно демонстративно дистанционируются от всего, что происходит в Республике на официальном уровне...

Указом Президента РЮО третий референдум состоялся 12 ноября 2006 года одновременно с президентскими выборами. Об этом сообщили все российские центральные СМИ, как и грузинские, что еще раз показывает насколько важная роль отводится этому событию. Некоторые международные организации, институты поспешили заявить, что данный референдум не будет иметь юридической силы и какого-либо значения, но эта поспешность и пылкость высказываний говорят как раз об обратном. В Цхинвал зачастили самые представительные организации - Евросоюз, Европарламент, конгресс США, послы стран. И хотя цели визита объявляются самые разные, ясно одно: посещение Южной Осетии связано, прежде всего, с предстоящим референдумом. Гости как бы вскользь пытаются прощупать ситуацию. Ненароком задают вопрос о том, что может нам дать референдум. Пытаются окольно оказать давление и выразить свое негативное отношение к плебисциту. Но, понимая, что механизм запущен и отступать уже никто не будет, пытаются хотя бы предсказать итоги и выработать стратегию на будущее. Причем, никто внятно не пытается объяснить, почему волеизъявление юго-осетинского народа не является правомочным, легитимным только на основании того, что Запад не дал на него согласие. Такой жесткий подход, когда результаты признаются только в случае, если они соответствуют «демократическим» принципам, известны. Получается, что думать и поступать следует только так как этого желают Брюссель и Вашингтон. Во всех иных случаях результаты просто не признаются. Часто своя позиция попросту продавливается силовыми методами. То есть процедура проводится до достижения желаемого результата (Украина, Молдавия). А иногда до выборов проводится процедура насильственного отъема власти, которую элегантно называют «революция» или еще более эстетски - «розовая революция» (Грузия).

В Тбилиси предстоящий референдум сразу вызвал стойкое неприятие. Истерик, правда, на сей раз, не наблюдалось, угрозы почти не присутствовали. Но сразу было заявлено, что итоги референдума ничего не значат, а потому и признаваться не будут.

Несмотря на то, что в данном случае речь шла о сохранении статуса независимого государства, народ голосовал предсказуемо. При высокой явке, подавляющее число голосовавших отдали голоса за суверенитет. Собственно, именно для того, чтобы сделать ситуацию предельно прозрачной и проводится в Южной Осетии четвертый референдум за четверть вековую историю.

 

 

Батрадз Харебов

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.