Главная >> Информационный сборник >> №4 Апрель, 2016 >> Интервью командира дивизиона ПВО А.Н. Гасиева о встрече с Ю.А. Гагариным на месте посадки после завершения космического полета

Информационный сборник: №4 Апрель, 2016

Раздел: 12 апреля - день космонавтики

Статья: Интервью командира дивизиона ПВО А.Н. Гасиева о встрече с Ю.А. Гагариным на месте посадки после завершения космического полета

Полет Юрия Гагарина стал не только символом технического прогресса, но и символом реализации человеческих амбиций по покорению Вселенной.

 

ИНТЕРВЬЮ КОМАНДИРА ДИВИЗИОНА ПВО А.Н. ГАСИЕВА

О ВСТРЕЧЕ С Ю.А. ГАГАРИНЫМ НА МЕСТЕ ПОСАДКИ ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ КОСМИЧЕСКОГО ПОЛЕТА

 

Ахмед Николаевич Гасиев 12 апреля 1961 года в числе самых первых встретил Юрия Алексеевича Гагарина, вернувшегося из своего легендарного космического путешествия вокруг Земли. Вы являетесь живым свидетелем тех событий, и нам очень важно послушать Вас.

Гасиев А.Н.: Эта уже историческая дата, вошедшая в историю покорения космоса человеком. И поэтому мне приятно вспомнить 12 апреля 1961 года, тогда я был командиром ракетного дивизиона. И была осуществлена эта великолепная встреча.

Мы в воинской части занимались своими будничными армейскими делами. В это время раздался звуковой хлопок. На него обратил внимание мой подчиненный – ефрейтор Сопельцев, и он доложил, что видел какой-то летательный аппарат. Сразу же, не медля ни минуты (а мы уже были в курсе дела, потому что Москва извещала о полете в космос нашего советского человека – Юрия Алексеевича Гагарина) выехали в направлении, где, с нашей точки зрения, должен был осуществить посадку спускаемый аппарат. Туда выехал заместитель по политической части Константин Васильевич Копейкин на артиллерийском тягаче. Я же повернул в ту сторону, где, по моим предположениям, опускался на парашютах Юрий Алексеевич Гагарин.

Выехал тоже на тягаче, но не гусеничном, а колесном. Подъехали мы быстро, потому что расстояние от подразделения до места приземления космонавта было небольшим. Ехали мы по пахоте весенней. Юрий Алексеевич коснулся земли (я засек это время) ровно в 10 часов 55 минут по московскому времени. Наша встреча была осуществлена только спустя четыре минуты с того момента, как он коснулся земли. Он заметил, как рассказал после, что подъезжает транспорт. Первые крепкие объятия, быстрые расспросы. Безусловно, я обратил внимание на его состояние. Он выглядел бодро, прекрасно, и даже попытался официально доложить, начал говорить: «Товарищ майор…» Я остановил его. Мы обнялись. Потом я его выслушал: что нужно делать и когда. Он сразу же мне сказал, что надо добраться до ближайшего телефона. Я его проинформировал, кто я, и что мы можем осуществить звонки с подразделения. Поехали. По пути разговаривали, задавали вопросы, смеялись, шутили.

Специалист НИЦТД СССР: А скафандр где Вы сняли? В зоне приземления?

Гасиев А.Н.: Нет, там скафандр не снимали. Гермошлем он открыл, доложил. Но скафандр мы снимали только в нашем ракетном дивизионе. После я спросил Юрия Алексеевича: «Можно ли фотографироваться?», на что он ответил: «Не можно, а нужно!» и улыбнулся своей, теперь знаменитой Гагаринской улыбкой. Тут подоспели мои подчиненные, лейтенант Буряк и рядовой Пекарский. Фотографировали, запечатлели в подразделении все. После я его выслушал. Он в подразделении находился минут сорок, сорок две… За это время я связался с ко-мандным пунктом полка, затем корпуса – и, помню дословно – Юрий Алексеевич доложил: «Старший лейтенант Гагарин приземлился благополучно. Ушибов и травм не имею». Доклад был кратким. Потом я его поправил, что он – майор. Он сказал, что, хотя он и знал, что майор, за час не привык к этому новому воинскому званию. После, когда мы сфотографировались, он беседовал с солдатами, они попытались его «качнуть». Я не разрешил. Есть снимок, он был опубликован. Гагарин же мне подсказал, что надо выезжать на место приземления, но не корабля, а где он сам приземлился. Там, у его парашюта и сидения, оставались лейтенант Калмыков и сержант Ершов. Только мы выехали от подразделения на большую дорогу, послышался рокот вертолета. Я знал, что это поисковые группы. Подал сигналы руками. Летчик вертолета прекрасно меня понял, опустился и сел.

Специалист НИЦТД СССР: Вертолет, насколько я знаю, пилотировал вертолетчик Хитрин…

Гасиев А.Н.: Не знаю. Не помню его. Я знал лично генерала Бровко Ивана Карповича. Я доложил: «Товарищ генерал, Гагарин Юрий Алексеевич находится в тягаче». Доложил и вернулся к тягачу, где оставался Гагарин. Генерал спустился с вертолета, обнял подошедшего Гагарина, очень трогательно. Потом они пересели на вертолет, и я тоже. Путь следования был коротким. Рядом все это было. Опустились. Генерал Бровко всем поинтересовался, посмотрел состояние дел. К кораблю тоже подъезжали. Корабль был от места приземления Гагарина метрах в восьмистах. Мы распрощались. Вертолет завели, но Гагарин спустился, обнял меня и сказал, увозя мой подарок-сувенир: «Верь, майор, я тебя найду». Подарком стала моя фуражка артиллерийская, он оставался без головного убора, и я отдал ему фуражку.

Специалист НИЦТД СССР: Вы ему свою фуражку отдали?

Гасиев А.Н.: Да. На вертолете он полетел в моей фуражке, которую я преподнес ему в дивизионе, мою новую артиллерийскую фуражку, размером она ему подошла. Он сказал: «Вот я и получил артиллерийское крещение» и улыбнулся. Вот коротко и все.

Специалист НИЦТД СССР: Ахмед Николаевич! Нам надо уточнить фамилии людей, которые делали первые снимки Юрия Алексеевича Гагарина после полета. Буряк, Пекарский. Расскажите подробнее.

Гасиев А.Н.: Заснял лейтенант Буряк, Пекарский побежал за фотоаппаратом. Снимки отпечатали, ребята печатали всю ночь. Отослали комплект маршалу СССР Малиновскому, в газету «Правда», в «Огонек» (там их печатали в номерах девятнадцатом и двадцатом), в г. Гжатск, родителям, так я и написал: «Город Гжатск. Родителям первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина». Пленки у меня попросил начальник политотдела нашей части. Был такой подполковник Гильзенберг. И остались эти пленки у него. В дальнейшем я их так и не нашел. Он сейчас в запасе или отставке по возрасту и проживает в городе Куйбышеве. У меня ничего не осталось, только отдельные снимки.

Хотел сказать, что на память об этой гордой дате я взял автограф у Юрия Алексеевича Гагарина. Он расписался на партийном билете на странице там, где должны отмечаться взносы за 1976 год. Подали ручку, Гагарин спросил: «А надо ли здесь?», я ответил, что его подвиг как раз соответствует партийному билету. Он сразу расписался и улыбнулся.

Специалист НИЦТД СССР: Ахмед Николаевич! Не можете ли уточнить. В печати много писали, что первым человеком, кто подошел к Юрию Алексеевичу Гагарину, были не вы – военный человек, а крестьянка Тахтарова.

Гасиев А.Н.: Я уже указывал, что прошло четыре минуты, пока мы не обнялись с Гагариным, после того как он приземлился. В это время он заметил Тахтарову с ребенком, кажется, Ритой. Но потом, когда я спросил его, он ответил, что она напугалась и убежала от него. Он ей кричал: «Свой! Свой!» Но она, по-видимому, не разобралась. Позже я убедился в этом, она очень плохо владела русским языком, и встречи между ними как таковой, чтобы они разговаривали, не было. Только созерцательно. Он видел женщину, окликнул, пошел к ней, но она убежала.

Специалист НИЦТД СССР: А ведь писали, что она чуть ли не молочка предложила?

Гасиев А.Н.: Ничего этого не было. Расстояние между ними было метров двадцать–тридцать. Вот в дивизион мне позвонили и сказали, что напитков крепких не давать.

Специалист НИЦТД СССР: А кто позвонил?

Гасиев А.Н.: С командного пункта. Я ответил: «Нет, не дадим ничего!» Но я Гагарину предложил чай. Юрий Алексеевич отказался, сказал, что не хочет. Он нормально себя чувствовал, и чтобы я в этом убедился, он меня в плечо по-дружески толкнул: «Ладно, майор, не беспокойся. Все нормально».

Специалист НИЦТД СССР: А откуда Юрий Алексеевич звонил?

Гасиев А.Н.: С телефона, который расположен у входа, на КПП. Там был ближайший телефон. Как Гагарин сказал, что с ближайшего телефона должен позвонить и доложить, чтобы Москва знала, что все нормально, так я сразу и связался. Я позвонил на командный пункт полка, потом соединился с корпусом. Командир корпуса взял трубку: «Генерал-лейтенант авиации Вовк», я представился и доложил ему: «Товарищ генерал, в подразделении находится Юрий Алексеевич Гагарин – первый советский космонавт!» Передаю трубку Гагарину, и он сразу стал докладывать. После я помог ему раздеться: снять скафандр, ларингофоны, кое-что было еще, отстегнуть датчики. Они и на пятках, по-моему, были. И он остался в голубом, лазоревом костюме, но без головного убора. Гагарин попросил свернуть все это: и скафандр, и пистолет, и часы, и платок. Я все свернул на его глазах и сказал, что все будет находиться у меня, а потом уже спросил, можно ли фотографировать. Разрешив, он даже и не причесался. Фото есть с сыном моим Сашей шести лет, которого он взял на руки.

Поговорили, задавали ему вопросы, шутили. Полностью все подразделение: офицеры, солдаты, жены офицерского состава, дети офицеров, сверхсрочники – все собрались…

Специалист НИЦТД СССР: Ахмед Николаевич! Все-таки мне хотелось уточнить насчет фуражки.

Гасиев А.Н.: Эта фуражка моя.

Специалист НИЦТД СССР: Но отдали-то Вы какую?

Гасиев А.Н.: Новую. Я послал солдата домой, чтобы он взял там новую фуражку и принес мне. Я ее и вручил Юрию Алексеевичу, она подошла по размеру. И уже в фуражке он поехал на тягаче, а затем полетел в вертолете на военный аэродром.

Специалист НИЦТД СССР: Когда Юрий Алексеевич прилетел в Куйбышев, его увидели уже в летном шлеме. А получилось так. В самолете, когда летели в Куйбышев, врач Волович сказал Гагарину: «Что же ты в артиллерийской фуражке, ты же не артиллерист, а летчик!». Волович был в шлеме, он готовился десантироваться с парашютом, он отдал свой шлем Гагарину, и тот его надел. А фуражка где-то затерялась. Жаль, очень жаль. А Вас в Куйбышеве не было?

Гасиев А.Н.: После того, как я прилетел вместе с Гагариным на вертолете, я остался на месте приземления и все организовывал. Первым делом организовал, чтобы «засекли» это место. И в тот же день мы поставили столб и написали на нем: «10 часов 55 минут. Не трогать».

Специалист НИЦТД СССР: Когда прилетела поисковая группа Палло Арвида Владимировича, Вы их тоже встречали?

Гасиев А.Н.: Когда я проводил Гагарина, дал распоряжение, оставил охрану. А сам сразу же выехал на место, где приземлился корабль. Там находился заместитель по политчасти майор Копейкин Александр Григорьевич и группа солдат. Они были прямо у корабля, потому что сразу хлынул народ, они место оцепили и не подпускали. Все оборудование осталось в сохранности. Я посмотрел, корабль функционирует, были звуки, значит, как я понял, аппарат работает. Сказал, чтобы ни до чего не дотрагивались.

 

rusarchives.ru

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.