Главная >> Информационный сборник >> №3 Январь, 2018 >> Последний и решительный бой

Информационный сборник: №3 Январь, 2018

Раздел: 75-ЛЕТИЕ БИТВЫ ЗА КАВКАЗ

Статья: Последний и решительный бой

ПОСЛЕДНИЙ И РЕШИТЕЛЬНЫЙ БОЙ

 

В середине декабря 1942-го на моздокском участке советско-германского фронта в руки нашей военной разведки попал приказ Гитлера: "Берега Терека, изобилующие населенными пунктами, – наиболее благоприятный зимний рубеж, который нужно во что бы то ни стало отстоять для покорения Кавказа весной 1943 года"…

Однако фашистам, гонимым Красной Армией, не удалось уже зимовать на берегах Терека. Их операция под кодовым названием "Эдельвейс" начала проваливаться с осетинской земли. Поражение Германии на территории Осетии явилось серьезным ударом, существенно подорвавшим планы Гитлера, немецкого генералитета по захвату Кавказа. Таким образом, приказ фюрера о намерении укрепиться на терском рубеже никак не мог быть выполненным.

Крупнейшие события Великой Отечественной войны, как бы далеко их не уносило время, никогда не померкнут в памяти людской. Так, с полным основанием можно говорить и о битвах не на жизнь, а на смерть осенью и зимой 1942 года на Северном Кавказе. Они являются яркой страницей в летописи всей Великой Отечественной. Красная Армия очистила от врага осетинскую землю под водительством командующих Закавказским фронтом генерала армии И. В. Тюленева, Северной группой войск фронта генерал-майора И. И. Масленникова, 9-й армией генерал-лейтенанта К. А. Коротеева, 37-й армией генерал-лейтенанта П. М. Козлова, 11-м гвардейским корпусом генерал-майоров И. П. Рослого и И. Л. Хижняка, 10-м гвардейским корпусом генерал-майора В. В. Глаголева, 4-й воздушной армией генерал-майора К. А. Вершинина, командира 318-й Новороссийской горнострелковой дивизии Северо-Кавказского фронта В. В. Гладкова.

Да, сегодня мы с благодарностью говорим о том, что именно Красная Армия сломала фашистам хребет в Северной Осетии. Но, думается, важно отметить, что и сама республика, являясь надежным тылом, внесла в победу достойный вклад. И не только отряды народного ополчения, истребительные батальоны и милиция, участвовавшие в боевых действиях и диверсиях, но также рабочие, колхозники, интеллигенция, учащаяся молодежь, домохозяйки. Народ Осетии с энтузиазмом поработал на строительстве оборонительных сооружений. В 1941 году республика построила оборонительные укрепления на пятидесятикилометровом участке на территории Кабардино-Балкарской АССР и Ставропольского края, а к середине сентября 1942-го – Орджоникидзевский обвод.

На территории Осетии к началу октября было оборудовано 17 батальонных узлов сопротивления, 8 отдельных ротных и взводных опорных пунктов, более 1500 окопов для стрелковых отделений, свыше 2000 площадок для артиллерии, минометов, ПТР и пулеметов, более 450 командных и наблюдательных пунктов и 420 землянок. Количество построенных дотов и дзотов составило 1131. Военными и гражданскими строителями отрыто 30000 погонных метров противотанковых рвов и эскарпов. На местах наиболее вероятного направления наступления противника было установлено свыше 1130 металлических противотанковых ежей, 25000 погонных метров проволочных заграждений. 250 садонских шахтеров за месяц пробурили сотни шурфов, начинив их взрывчаткой, в скалах Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорог, проходах в Дигорском, Куртатинском, Алагирском, Гизельдонском ущельях.

Рабочий класс республики только за первый год войны дал фронту 117000 минометов, 50000 мин, 114000 гранат РГД-33, 164000 артиллерийских снарядов, 69000 кавалерийских шашек, 42000 седел казачьего типа, свыше 107000 килограммов войлока, 153000 ватных телогреек, 118000 ватных шаровар, 106000 хлопчатобумажных гимнастерок, более 109000 термосов, 135000 полушубков, 26000 шапок-ушанок, 6000 шинелей.

Промышленные предприятия по заказам Государственного комитета обороны СССР снабжали армию многими важными средствами ведения боевых действий. На вагоноремонтном заводе и "Стеклотаре" изготовляли шашки, кинжалы, седла, уздечки и другую конную сбрую. С начала 1942-го в Орджоникидзе производились мины и авиационные бомбы. Авиаторы 4-й воздушной армии многие свои вылеты совершали с бомбовым грузом осетинского производства. Рабочие и инженерно-технические работники Орджоникидзевского вагоноремонтного завода на свои средства построили бронепоезд "Владикавказец", переданный в армию в январе 1943 года. На этом же предприятии производили 55-миллиметровые пулеметы, противотанковые ежи, колпаки для мест расположения автоматчиков и ручных пулеметов, ремонтировали танки, бронемашины и бронепоезда.

Завод "Электроцинк" производил артиллерийские снаряды и противотанковые мины. Поставлял на оборонные предприятия кобальт – важный компонент при производстве танков. За большие успехи в выпуске оборонной продукции в первой половине 1942 года предприятию были вручены переходящее Красное знамя Государственного комитета обороны СССР и денежная премия в размере 300000 рублей. Оно получило также звание "Лучший завод цветной металлургии СССР". По итогам того же периода многотысячный коллектив Орджоникидзевской железнодорожной магистрали за участие в помощи фронту тоже получил две награды – переходящие красные знамена Народного комиссариата путей сообщения и Государственного комитета обороны СССР. Железнодорожники, нередко под огнем врага, рискуя жизнью, водили составы с бойцами и боевыми грузами. Летом 1942 года из представителей Орджоникидзевской магистрали 60 человек получили ордена и медали за ратный труд. Шоферы предприятий Управления автомобильного транспорта СОАССР доставляли воинов, вооружение, боеприпасы, обмундирование к местам дислокации частей. На этих же предприятиях были отремонтированы сотни автомашин, бронемашин и танкеток.

Орджоникидзевская швейная фабрика имени С. М. Кирова, эвакуированная в Садонский район, за четвертый квартал 1942 года поставила воинским частям, воевавшим на территории Осетии, 3000 ватных шаровар, столько же телогреек, 2600 хлопчатобумажных гимнастерок, более 2140 летних шаровар, 3200 шапок-ушанок.

Завод "Стеклотара" выпускал бутылки с горючей смесью, с помощью которых наши солдаты остановили не один фашистский танк, отгрузил военным сотни тонн цемента для устройства дотов и дзотов, Особому полку Орджоникидзевской дивизии НКВД – 7500 мешков, которые наполнялись песком и выставлялись на городских улицах в местах наиболее вероятных направлений вражеского наступления. В дни боев в районе Орджоникидзе рабочие электростанции, водопровода в опасных условиях восстанавливали поврежденные во время авианалетов линии электропередач и водопроводы.

Галеновая лаборатория республиканского аптекоуправления оперативно отправляла военным медикам на линию фронта и в госпитали изготавливаемые здесь необходимые препараты. Предприятия Народного комиссариата пищевой промышленности республики во время боев на территории Осетии поставляли войскам и в магазины Орджоникидзе консервы, повидло, табак и другую продукцию собственного производства. Работники телефонной станции, телеграфа, радиоузла оперативно ремонтировали телеграфные и телефонные линии, обеспечивали их четкую работу. Большая группа работников связи 16 июля 1942 года получила Почетные грамоты Президиума Верховного Совета СОАССР.

В связи с опасностью оккупации Орджоникидзе часть заводов ("Электроцинк", "Стеклотару", вагоноремонтный, Садонский свинцово-цинковый и Бесланский маисовый комбинат) пришлось эвакуировать. В Осетии оставались только отдельные цехи, работавшие для фронта. На новые места переезжали и рабочие коллективы, в том числе – часть инженерно-технических работников. Людей размещали в тех же вагонах, в которых были погружены станки, машины и другое оборудование.

Высокий патриотический дух царил и в селах Осетии. Колхозники и рабочие МТС на всех участках производства делали все необходимое, чтобы своевременно выполнять государственные задания, отправлять воинам, защищавшим республику, картофель, капусту, морковь, фрукты, мясо, молоко, тепленое масло. Особенно преуспевали животноводы Кировского, Ирафского, Дигорского районов и даже небольшого колхоза "Красный Октябрь" селения Цмити. Когда фронт подошел к границам республики, то животноводы перегнали в Грузию 17500 голов крупного рогатого скота и 14500 овец. Часть поголовья колхозы переправили вглубь Алагирского и Дигорского ущелий. Из этих мест партизаны часто доставляли на передовую мясо-молочные продукты.

Высоких показателей добился колхоз "Красный Октябрь" станицы Николаевской. Ежедневно на полях хозяйства работали 300 человек, то есть даже больше, чем в мирное время. Сев яровых культур колхоз закончил на 15 дней раньше срока. Семидесятилетние пахари А. Нещерет, И. Крошка и П. Иванов ранней весной на волах пробороновали, а затем дважды, своевременно провели культивацию и прополку кукурузы, картофеля и конопли, а потом организованно убрали урожай. Успешно шли полевые работы и в другом хозяйстве Дигорского района – колхозе имени Сталинской Конституции, где механизаторы Дигорской машинно-тракторной станции Т. Дзарасуев, Г. Цакоев и А. Годзоев в сжатые сроки завершили сев яровых культур.

17 июля обком ВКП(б) и Совнарком СО АССР приняли постановление, в котором наиболее важной и почетной задачей сельских тружеников считались уборка урожая, выполнение обязательств перед государством, обеспечение страны и Красной Армии достаточным количеством продуктов земледелия, своевременное проведение необходимых работ. Отвечая на этот призыв, земледельцы завершили уборку зерновых колосовых за 10 дней.

Правильная расстановка рабочей силы, эффективное использование комбайнов, простых уборочных машин, транспортных средств и живого тягла способствовали достижению высоких темпов уборки урожая и проведению всех других полевых работ. В уборочной страде участвовали все трудоспособное сельское население, а также горожане по заявкам правлений колхозов и руководства районов. На жатве пшеницы отличных показателей добились труженики колхоза имени Тамаева Правобережного района. 17 июля они первыми в районе "Красным обозом" отправили зерно нового обмолота в государственные закрома. Такие же обозы потянулись с полей колхозов Дарг-Кохского района: имени Карла Маркса, Ворошилова и Штейнгардта, который возглавила на своем комбайне "Сталинец" первая женщина-механизатор осетинка Д. Цаллагова. Она и ее коллеги В. Албегов, С. Ильин, М. Растегаев,

А. Яковлев, А. Замотай, А. Чернуцкий, скашивавшие за день не менее 20 гектаров пшеницы, были награждены Почетными грамотами Президиума Верховного Совета СОАССР.

Члены колхозов имени М. Горького Правобережного района, Легейдо станицы Николаевской, Рамонова и "Труд Сталина" Ардонского района на уборке пшеницы, картофеля, кукурузы, овощей и фруктов демонстрировали поистине военные темпы. Садоводы селений Дур-Дур и Карман-Синдзикау в сентябре-октябре отправили на фруктоварочные предприятия Орджоникидзе более 100 тонн яблок, груш и сливы для изготовления варенья для бойцов.

Колхоз имени Сталина селения Фарн был одним из лучших хозяйств республики. До войны его представители часто выходили победителями республиканского и всесоюзного социалистических соревнований, становились участниками всесоюзных съездов колхозников, Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Среди членов колхоза имелось немало кавалеров государственных наград СССР. В 1942-м фарновцы уборку озимых колосовых организовали по-военному. Столетний колхозник К. Цораев, взяв серп, призвал своих односельчан, способных работать, выйти на поля. Женщины преклонного возраста З. Хадикова и Л. Дзампаева не отставали в жатве пшеницы вручную от молодых тружениц.

Ощутимую помощь колхозникам оказывали учащиеся сельских и городских школ, студенты высших учебных заведений и техникумов.

К 1 августа 1942 года большинство хозяйств и районов завершили косовицу колосовых культур и отрапортовали о выполнении государственных планов поставки зерна. Одновременно с уборочной страдой проводились заготовка семян озимых, кормов для скота, сбор фруктов.

Работники МТС и колхозники в условиях прифронтовой полосы во время работы в поле часто подвергались бомбежке и артиллерийскому обстрелу.

Осенью 1942 года колхозники Тамбовской области на создание танковой колонны "Тамбовский колхозник" за короткое время собрали 40 миллионов рублей. Их инициативу одними из первых поддержали сельские жители Северной Осетии. Труженики колхоза "Путь сознания" станицы Архонской приняли обращение ко всем сельским жителям республики "Построим танковую колонну "Колхозник Северной Осетии". В нем, в частности, сказано:

"…Чтобы приблизить великий, радостный день победы над врагом, мы должны не только самоотверженно трудиться в помощь фронту, но и отдать все для оснащения нашей Красной Армии первоклассным вооружением, боеприпасами, продовольствием. От нашей готовности выполнить свой долг перед Родиной зависит приближение того радостного дня, когда будет и на нашей улице праздник".

В районах республики по почину архонцев развернулась работа по сбору средств на постройку танковой колонны "Колхозник Северной Осетии". Только за первые семь дней работники сельского хозяйства Дарг-Кохского района собрали 43 тысячи рублей.

Один из первых митингов по вопросу сбора средств состоялся в колхозе имени Ворошилова селения Брут этого же района. Открывая его, председатель колхоза К. Кокаев сказал: "Я уверен, что каждый из нас готов последовать примеру архонских колхозников, которые уже открыли счет на строительство танковой колонны "Колхозник Северной Осетии", и внести свой вклад. Лично я вношу 1000 рублей".

Г. Цомаева, мать пятерых сыновей, находящихся в Красной Армии, трогательно говорила: "Провожая родненьких своих на фронт, я обещала им работать в колхозе по-военному. Но теперь я понимаю, что этого недостаточно. Узнав, что колхозники нашей страны строят танки и самолеты на свои сбережения, я пришла сюда, чтобы заявить вам: примите и мои скромные сбережения на общее дело разгрома врага. Вношу 300 рублей". Старейший житель села, столетний Е. Гастиев внес 100 рублей, восьмидесятипятилетний колхозник М. Мамаев – 200 рублей.

Весть о патриотическом движении осетинских колхозников дошла и до воинов Красной Армии, сражавшихся на фронте. Многие доблестные защитники Отечества присылали письма благодарности трудящимся республики. Командир орудия, гвардии младший сержант К. Красников писал: "Наши бойцы узнали из газет о том, что колхозники Северо-Осетинской автономной советской социалистической республики живо откликнулись на патриотический почин тамбовских колхозников и собирают средства на постройку танковой колонны, которая будет носить гордое имя "Колхозник Северной Осетии". Наши бойцы-гвардейцы приветствуют колхозников Осетии и выражают уверенность, что новая танковая колонна скоро будет громить фашистов.

Особенно радует нас, гвардейцев, то, что танковая колонна "Колхозник Северной Осетии" строится на средства трудящихся, освобожденных из-под фашистского ярма. Мы видели, что натворили в селениях Северной Осетии гитлеровские бандиты. Это варварство, эти зверства усилили нашу ненависть к врагу. Мы истребим немцев до последнего, очистим от них раз и навсегда советские земли. И мы рады будем бить по гитлеровцам из танков, построенных на средства колхозников Осетии.

Мы готовы для блага нашей Родины, для освобождения советских людей от фашистского ига отдать не только свои силы, но и свою кровь. И мы безмерно рады знать, что труженики Северной Осетии отдают на святое дело защиты Родины не только свой труд, но и свои сбережения.

Превратим каждую трудовую копейку в смертоносный снаряд для фашистов. Сделаем все, чтобы поскорее уничтожить этих варваров!"

Между тем работа по сбору средств разворачивалась с новой силой. На собрании членов колхоза "Коминтерн" селения Ольгинского Т. Дзуцева внесла в фонд строительства танковой колонны "Колхозник Северной Осетии" 6000 рублей, бухгалтер В. Добрянская – 5000, а председатель правления С. Газданов – 3000 рублей. В течение нескольких минут тут же, на собрании, было собрано 38000 рублей, а к вечеру того же дня – 80000 рублей.

Рабочий класс республики только за первый год войны дал фронту 117000 минометов, 50000 мин, 114000 гранат РГД-33, 164000 артиллерийских снарядов, 69000 кавалерийских шашек, 42000 седел казачьего типа, свыше 107000 килограммов войлока, 153000 ватных телогреек, 118000 ватных шаровар, 106000 хлопчатобумажных гимнастерок, более 109000 термосов, 135000 полушубков, 26000 шапок-ушанок, 6000 шинелей. / С 22 по 25 декабря нашими войсками было захвачено: танков – 32, орудий – 30, пулеметов – 88, винтовок – более 1000, винтовочных патронов – 300000, а также много снарядов и мин. Уничтожено: танков – 36, орудий – 19, пулеметов – 180, автомашин – 365. За это же время противник потерял убитыми более 2000 солдат и офицеров».

Члены ногирского колхоза имени Калинина внесли в фонд из личных сбережений 93000 рублей. В том числе бригадир тракторной колонны Ш. Хугаев 4400 рублей, председатель колхоза А. Хугаев – 3600, а его коллега из колхоза "Красный южный партизан" из того же села Б. Кабисов – 3500 рублей, А. Базаев – 1400 рублей, 68-летний А. Котаев – 1000 рублей. Всего же за считанные дни ногирцы собрали на строительство колонны 113000 рублей.

За короткое время сельские жители республики собрали 3047214 рублей в фонд строительства танковой колонны. На имя руководителей республики из Кремля пришло следующее письмо:

"Передайте колхозникам и колхозницам Северо-Осетинской автономной советской социалистической республики, собравшим 3047214 рублей на строительство танковой колонны "Колхозник Северной Осетии", мой братский привет и благодарность Красной Армии.

И. Сталин".

 

Телеграмма вышла в газетах "Социалистическая Осетия" и "Рæстдзинад", неоднократно на русском и осетинском языках передавалась по республиканскому радио. Газеты печатали подборки писем сельских жителей Осетии об их стремлении оказать еще большую помощь и поддержку Красной Армии. Например, председатель колхоза имени Профинтерна селения Ольгинского Г. Газданов сообщал И. В. Сталину о том, внес в Госбанк 105000 рублей на строительство танковой колонны "Колхозник Северной Осетии".

"Пусть, – отметил Газданов, – в рядах советских танков будет и танк, построенный на мои сбережения, которые я заработал своим честным трудом в колхозе. Мои сыновья Таймураз и Батырбек ушли на фронт с первых дней Отечественной войны и крепко дерутся с немецко-фашистскими захватчиками".

На этом фоне продолжались ожесточенные бои на территории республики. Полученный зубодробильный удар под Орджоникидзе в какой-то степени сбил боевой дух немецких захватчиков. Однако, несмотря на непоправимый урон, упорно сопротивлялись, а нередко и пытались контратаковать наши позиции. Командование Закавказским фронтом и его Северной группы войск, Орджоникидзевский (Владикавказский) комитет обороны, Северо-Осетинский обком ВКП(б) и Совет народных комиссаров СОАССР принимали все возможные меры к тому, чтобы как можно скорее выбить врага за пределы республики и продолжать его преследование.

О том, что советские воины отбрасывали врага от Кавказа, от Северной Осетии, красноречиво говорили сообщения Совинформбюро последнего зимнего месяца 1942 года:

8 декабря: "Бойцы Н-ской части за два дня боев уничтожили 5 вражеских танков, 4 бронемашины, 22 станковых пулемета и 3 автомашины.

В этом бою противник потерял убитыми 600 солдат и офицеров.

Наши летчики в воздушных боях сбили 11 и подбили 3 немецких самолета".

9 декабря: "Наши части вели бои местного значения и истребили 300 солдат и офицеров противника. Подбито и сожжено 12 немецких танков, уничтожено 8 пулеметных точек и 3 минометных батареи. Захвачено 19 пулеметов, свыше 100 винтовок, 2 противотанковых ружья и боеприпасы".

В это время гитлеровское командование стремилось усилить свои части на сталинградском фронте, снимало войска с некоторых театров военных действий и перебрасывало на Волгу. Из Осетии ушли под Сталинград 23-я танковая дивизия и мотодивизия СС "Викинг". Это оказалось на руку нашему командованию.

11 декабря командующий Северной группой войск Закавказского фронта генерал-майор Иван Иванович Масленников из Ставки Верховного Главнокомандования получил приказ: "Противник уже перебросил из района ваших войск часть своих сил на север и тем ослабил себя. Судя по ходу операции под Сталинградом, противник будет и впредь перебрасывать часть своих сил на север. Преднамеренный отход противника на северном берегу Терека нельзя считать случайностью. Создалась, таким образом, благоприятная обстановка для наступления всех ваших войск. Ваша задача состоит в том, чтобы не упустить момента и действовать посмелее".

22 декабря прозвучал приказ Ставки Верховного Главнокомандования о начале наступления войск на Северном Кавказе. Первыми вступили в бой части 11-го гвардейского стрелкового корпуса. К этому моменту корпус возглавил генерал-майор Иван Лукич Хижняк. Бывший командующий генерал-майор Иван Павлович Рослый был назначен заместителем командующего 46-й армией.

Великая Отечественная война застала И. Л. Хижняка в чине полковника на западной границе СССР командиром 117-й стрелковой дивизии. В одном из боев его дивизия попала в окружение. При прорыве кольца окружения полковник получил ранение в грудь. Самолетом был доставлен в Московский центральный госпиталь, где медики признали его безнадежным и пригласили известного советского ваятеля, автора одного из символов Советского Союза – памятника "Рабочий и колхозница" на ВДНХ – В. И. Мухину снять посмертную маску. Пригласили также талантливого московского хирурга С. С. Юдина, который забрал его в свою клинику и вылечил. Хижняк всю свою жизнь считал большим счастьем активное участие в освобождении Осетии от фашистских захватчиков.

"Наступила волнующая минута, – вспоминал отважный командир, спустя много лет. – Это было в 10 часов вечера 22 декабря. Мы начали наступление. 10-я гвардейская бригада пошла первой. После короткой, но стремительной атаки с юга она овладела селением Кодахджин".

Взятие Кодахджина стало прорывом обороны противника. Но, несмотря на полученный сильный удар, он продолжал оказывать упорное сопротивление. Нашим частям понадобились целые сутки на освобождение селения Рассвет – сильно укрепленного узла сопротивления врага. К исходу 23 декабря части корпуса вышибли немцев из селений Дзуарикау, Хаталдон, Ногкау. К 24 декабря в ходе кровопролитных боев вырвали из вражеских лап Кадгарон, Суадаг, Бирагзанг. Они соединились с другими подразделениями войск, освободившими город Алагир, селения Црау и Ардон.

Тем же вечером Совинформбюро сообщило: "Наши войска перешли в наступление и, сломив сопротивление противника, заняли крупные населенные пункты Дзуарикау, Кадгарон, Ардон, Алагир, Ногкау".

К вечеру 24 декабря части Красной Армии освободили селение Эльхотово.

Сообщение Совинформбюро 25 декабря: "В течение 25 декабря наши войска продолжали развивать наступление… За дни боев с 22 по 25 декабря наши войска продвинулись на 25–30 километров и заняли крупные населенные пункты – Красногор, Белореченская (Урсдон – ред.), Дигору, Карман-Синдзикау, Мостиздах, Дур-Дур.

С 22 по 25 декабря нашими войсками было захвачено: танков – 32, орудий – 30, пулеметов – 88, винтовок – более 1000, винтовочных патронов – 300000, а также много снарядов и мин. Уничтожено: танков – 36, орудий – 19, пулеметов – 180, автомашин – 365. За это же время противник потерял убитыми более 2000 солдат и офицеров".

Одни из самых ожесточенных боев на территории Осетии произошли на участке Сурх-Дигора–Чикола. Здесь враг сосредоточил танковую дивизию, пять батарей шестиствольных минометов, артиллерийские подразделения, шесть пехотных батальонов, создал сложные системы траншейных ходов, сотни дзотов, минно-взрывные и проволочные заграждения, занимал удобные позиции для обстрела переднего края 11-го гвардейского стрелкового корпуса. Между селениями Чикола и Урух стояли без горючего тысячи немецких автомашин, огромное количество танков и другой боевой техники. Немецкое командование категорически требовало от своих войск любой ценой удержать рубеж и дать возможность отвести на запад вооружение.

26 декабря Хижняк приказал командирам 10-й и 57-й бригад начать наступление, с ходу атаковать Сурх-Дигору.

Советские воины храбро, отчаянно боролись за освобождение каждой улицы, каждого дома Сурх-Дигоры. Только на семнадцатой атаке 30 декабря они окончательно овладели селением и прочно там закрепились.

1 января 1943 г. части генерала Василия Фадеевича Сергацкого, гвардейцы бригад Ефима Ивановича Терешкова и Степана Макаровича Черного заняли Чиколу и Лескен.

Подвиги советских воинов в борьбе за освобождение осетинской земли получили высокую оценку со стороны советского правительства. Только одним Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1942 года звание Героя Советского Союза получили 20 человек: П. П. Барбашов,

А. П. Бардеев, И. К. Воронин, М. С. Токарев, С. М. Мкртумов, Д. П. Назаренко, И. М. Пилипенко, П. И. Руденко, Д. И. Сигов, М. И. Синельников, С. С. Щиров, В.А. Эмиров, Н. И. Гогичайшвили Е. В. Тягушев, Д. Я. Остапенко, В. А. Канкава, В. С. Лурсманашвили, Д. Л. Каларашев, А. З. Пермисашвили, И. Сулейманов.

Сражения против фашистских захватчиков на владикавказском и моздокском направлениях для многих воинов Красной Армии явились важнейшим этапом на пути к званию Героя Советского Союза. Среди них и наши земляки И. М. Дзусов, С. К. Коблов, А. М. Абаев, А. А. Макоев, П. В. Масленников, Г. А. Калоев, А. Б. Козаев, А. М. Клиновой, Я. Ф. Шапошников.

В борьбе с захватчиками в Осетии, на Северном Кавказе находились на должной высоте и в прямом, и в переносном смысле все авиационные соединения 4-й воздушной армии. Только в битве за Моздок из 920-го истребительного полка В. А. Эмирова Героями Советского Союза стали 12 человек. Впоследствии за храбрость, отвагу и героизм на различных участках советско-германского фронта этой чести были удостоены 60 авиаторов-защитников Осетии, 20 из которых – молодые летчицы 46-го гвардейского ночных бомбардировщиков полка майора Е. Д. Бершанской.

1 января 1943 года был официально объявлен Днем освобождения Северо-Осетинской АССР от немецко-фашистских захватчиков. На площади Свободы города Орджоникидзе состоялся митинг, закончившийся тридцатитысячной демонстрацией, в которой участвовали представители тех, кто готовил и одержал блестящую победу под Орджоникидзе и селениях Осетии – Красной Армии, строителей оборонительных рубежей, ополченцев, партизанских отрядов, тружеников промышленных предприятий, колхозов, интеллигенции, партийных и советских органов. В город пришел большой, всенародный праздник. Люди пели, танцевали, смеялись. На фасадах домов, над колоннами алели лозунги и транспаранты.

 

Ахурбек Магометов,

доктор исторических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент РАО

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.