Главная >> Информационный сборник >> №3 Январь, 2018 >> Политический портрет: Георгий Васильевич Баев

Информационный сборник: №3 Январь, 2018

Раздел: Личность

Статья: Политический портрет: Георгий Васильевич Баев

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ: ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ БАЕВ

 

Известный немецкий социолог начала XX в. Макс Вебер в своей работе «Политика как призвание и профессия» выделяет два ключевых понятия: «что есть и что может означать политика как призвание и профессия». По М. Веберу, политик по призванию — это тот, кто думает прежде всего о будущем своей страны. Вебер выделяет качества, которые являются для политика решающими: это страсть, чувство ответственности и глазомер. Страсть предполагает «ориентацию на существо дела», т.е. на страстную отдачу своему делу. Ответственность должна стать основой всей деятельности. А для этого тре­буется глазомер — главное психологическое качество политика — «способность с внутренней собранностью и спокойствием поддаться воздействию реальностей, иными словами, требуется дистанция по отношению к вещам и людям». Ярким примером такого политика и был Георгий (Гаппо) Васильевич Баев. Он бескорыстно служил своему делу, обладал широтой взглядов и многообразием интересов, искренне уважал, любил людей и помогал всем, кто к нему обращался за помощью.

Родился Георгий Васильевич в 1869 г. в селе Ольгинском Владикавказского округа в многодетной крестьянской семье. Воспитанием и образованием Георгия Васильевича занимался его дядя генерал-лейтенант Генерального штаба Михаил Георгиевич Баев. В доме своего дяди Георгий большую часть своего времени проводит за чтением русской и зарубежной литературы, изучением философии, этнографии народов Северного Кавказа, трудов немецких ученых об осетинском языке и многих других. Михаил Георгиевич поощрял стремление племянника к наукам, т.к. сам на протяжении всей своей жизни совмещал военную службу с научной работой.

В 1889 г. Баев оканчивает Владикавказскую мужскую классическую гимназию и поступает в Новороссийский государственный университет на юридический факультет. Уже в студенческие годы он завязывает деловую переписку с будущим академиком Российской академии наук Всеволодом Федоровичем Миллером, общение с которым в дальнейшем перерастет в крепкую дружбу и, несомненно, благотворно повлияет на Баева.

По окончании университета в 1894 г. Баев возвращается во Владикавказ и приступает к адвокатской практике. Георгий Васильевич принимает дея­тельное участие в работе Общества по распространению образования и тех­нических сведений среди горцев Терской области, основанного еще в 1892 г. интеллигенцией Терской области, а с 1902 по 1906 г. возглавляет его. Георгий Васильевич являлся также членом правления Терского сельскохозяйствен­ного общества, организатором первой сельскохозяйственной выставки, действительным советником статистических комитетов Терской области и Ставропольской губернии. В 1905 г. Георгий Васильевич был избран депутатом Владикавказской городской думы и заместителем городского головы. С 1910 по 1920 г. был городским головой Владикавказа. Весь свой ум, талант, свою кипу­чую энергию и организаторские способности Г.В. Баев направляет на решение насущных нужд народов Терской области. В центре внимания деятельного и энергичного Баева — вопросы экономики, государственного устройства, поли­тики, культуры, быта и многое другое.

Пореформенный период в России дал старт процессу раннеиндустриальной модернизации Северного Кавказа. Этот период характеризовался ускоренным развитием промышленности и товарного сельского хозяйства, а также способ­ствовал слому прежней сословно-феодальной структуры на Северном Кавказе и формированию социальных групп и слоев капиталистического общества: рабо­чих, предпринимателей, горожан и т.д.

В многообразной деятельности Г.В. Баева особое место занимали проблемы хозяйственного развития Терской области и Осетии. Он последовательно прово­дит курс столыпинской модернизации, осуществляя ее идеи на практике в своем родном селении Ольгинском и в ряде других мест Северной Осетии.

В 1896 г. он приступил к созданию первого в Терской области общественного сельского банка и общественного амбара-кукурузника. По согласовании с Терским областным правлением Баев в 1898 г. представляет проект устава банка на утверждение Министерства финансов. Одновременно в с. Ольгинском было открыто ссудо-вспомогательное кредитное учреждение. «Дело это было первое в Терской области и требовало огромных усилий, затраты времени и денег, — писал Баев, — только благодаря личной поездке в Петербург и ходатайству в Кредитной канцелярии Министерства финансов удалось добиться утвержде­ния устава». Реакция на инициативы Баева в среде осетинской интеллигенции не была одинаковой. Если Г.М. Цаголов считал, что они преследуют интересы богача-кулака и приведут лишь к полному обнищанию крестьянской бедноты, то Коста Хетагуров, напротив, горячо выступил в поддержку проводимых Баевым меро­приятий, справедливо полагая, что общественные кукурузные амбары и кре­стьянские банки, «помимо предоставления бедным дешевого кредита, могут сослужить величайшую службу в деле обсеменения полей и продовольствия поселян в неурожайные годы».

Г.В. Баев предлагал рационально использовать общественные деньги путем «накопления капитала без обременительного для жителей, за счет сбережения арендных денег с земли, а также доходами от кукурузника...». С 1896 по 1904 г. все делопроизводство, ведение книг, хранение сумм, их сбор и выдача велись бесплатно. Баев считал, что экономические условия Терской области «весьма благоприятны для широкого развития учреждений мелкого кредита, но слабая культурность значительной части населения является большим тормозом в ходе организационной работы». Поэтому для популяризации открытия сельских банков мелкого кредита Баев печатает статьи в местных газетах и журналах, а в личных беседах с крестьянами других селений разъясняет выгодность создания ссудо-сберегательных касс и кредитных товариществ. «Только учреждения мел­кого кредита, — писал он, — дадут возможность сельскому населению не выбра­сывать на рынок за бесценок свои продукты, только они освободят его от ужас­ной кабалы сельского ростовщичества, этого вампира на теле народном, только они послужат к накоплению на черный день денежных средств местным населе­нием».

Но на этом Баев не останавливается, и следующий его шаг связан с тем, чтобы добиться для осетинских крестьян права пользоваться кредитами госу­дарственного Крестьянского банка. Георгий Васильевич понимает, что оста­новить распродажу земель в пределах Терской области переселенцам можно только с помощью выдачи ссуды безземельным осетинам на приобретение соб­ственной земли. Поэтому с 1902 г. он лично ходатайствует о распространении действий Крестьянского поземельного банка на осетин Терской области. Он направляет докладные записки на рассмотрение в Главное управление казачьих войск и Министерство финансов и добивается в 1907 г. положительного резуль­тата. Из Главного управления казачьих войск на имя присяжного поверенного Г. В. Баева пришел долгожданный ответ: «Ныне Главное Управление казачьих войск уведомило, что Кавказскому отделению Банка, находящемуся в гор. Екатеринодар, поручено принимать к своему производству заявляемые осе­тинами Терской области ходатайства об оказании им со стороны Банка содей­ствие к приобретению земель». Так был остановлен процесс распродажи осетин­ских земель приезжим из Центральной России. Крестьяне Осетии, не имевшие до этого ни средств, ни кредитов, смогли выкупить у крупных землевладельцев даже те участки, которые казались безвозвратно потерянными, как, например, «покупка всей Тугановской земли».

В мае-июне 1905 г. представители осетин, кабардинцев, чеченцев, ингушей направили наместнику Кавказа И.И. Воронцову-Дашкову петиции с требова­нием социальных, правовых, экономических и культурных преобразований.

Развернутая политическая программа содержалась в Петиции осетин, при­нятой на собрании в г. Владикавказе 20 июня 1905 г. для передачи наместнику. Георгий Васильевич и наиболее конструктивная часть осетинского общества предполагали решение осетинского национального вопроса в пределах офи­циальной законности. Они считали необходимыми предоставление широкой автономии в пределах Российской империи, ликвидацию наиболее грубых форм национального угнетения и насильственной русификации, преимущественное предоставление должностей в местном управлении и суде горцам.

Будущее народов Терской области Георгий Васильевич связывал с развитием самоуправления в рамках единой конституционной России. В статье «О введе­нии земского самоуправления в Терской области» особый акцент автор делает на согласованности между всеми звеньями бюрократического аппарата импе­рии, в частности между избранной Государственной думой, Советом мини­стров и кавказской администрацией. «Конечно, — отмечает Баев, - на основании опыта вековой работы старейших парламентов наша молодая Дума примет совершеннейший метод механизма для более быстрой обработки законопроектов, но при всей своей трудоспособности она одна ничего не сде­лает в этом великом деле». По мнению автора, «единственный практический способ для немедленного облегчения Государственной думе лежащей на ней работы — это передача части этой работы органам местного самоуправления - широкая децентрализация управления, на которую указывает и циркуляр правительства».

Анализируя мировой и отечественный опыт прошлого и современного парла­ментаризма, Георгий Васильевич понимает ограниченность народных избран­ников в области законотворчества и малую плодотворность их работы: «Не будем закрывать глаза перед суровой действительностью. Свыкнемся теперь же с мыслью, что Государственная дума физически не будет в состоянии разрешить всей той массы государственных, религиозных, национальных, международных, финансовых и других вопросов, не говоря уже о массе краевых нужд...».

И не менее важна мысль Баева, обращенная к государственной власти, о кон­троле и границе вмешательства центральной власти в органы местного само­управления: «Это вмешательство и покровительство органам местного само­управления должны ограничиваться необходимым благородным контролем в защите народных интересов и в помощи общественным деятелям в их тяжелом труде».

1917 г. оказался переломным в судьбе Георгия Васильевича. Февральскую революцию он воспринял с надеждой и воодушевлением. Результаты Февраля 1917 г. были встречены Баевым «как исключительный момент величайших собы­тий во внутренней жизни дорогого отечества». Он вновь был избран городским головой Владикавказа и на заседании городской думы произнес речь, в кото­рой глубоко благодарил за доверие, которое ему оказало население, и призвал депутатов думы «на благо населения родного Владикавказа... не покладая рук работать каждому в порученном ему деле с новой энергиею, — в столь великое и ответственное время, какое мы переживаем». Вновь были поставлены вопросы, требующие скорейшего положительного решения. Это и распространение зем­ского самоуправления в Терской области, проект которого уже много лет он хотел реализовать, и реорганизация городского самоуправления, и обеспечение экономического и культурного развития края, и вопрос о правах женщин в делах самоуправления, и многое другое.

Трагическое течение революционных событий в России в октябре 1917г. застав­ляют Баева сложить с себя полномочия городского головы Владикавказа. Не приняв новой власти, Георгий Васильевич в 1921 г. переезжает из Владикавказа в Тифлис. В 1922 г. он эмигрирует в Германию.

Резюмируя все сказанное выше, приходим к следующим выводам. Общественно-политическая деятельность Баева и его поступки личного харак­тера были направлены на обеспечение экономической и культурной модерни­зации края, т.е. на реализацию в Осетии того огромного прогрессивного потен­циала, который возник благодаря российским буржуазным реформам. Георгий Васильевич был убежденным либералом и в проведении буржуазно-демократических реформ видел единственный путь создания прочного конституционного государства. Анализ экономической публицистики Баева и его практической деятельности позволяет сделать вывод о модернизационном характере прово­димых мероприятий и выдвигаемых им идей (создание кредитных товариществ и ссудо-сберегательных касс в селах Осетии, создание крестьянских коопера­тивных союзов, взаимодействие центральных и местных органов власти, посте­пенное ослабление стеснений национальных и религиозных меньшинств, созда­ние новой системы местного суда и управления), которые до сих пор не потеряли своей актуальности и могут быть использованы для развития экономики и мест­ного самоуправления в современной России.

 

С.Дарчиева, кандидат исторических наук,

журнал «Власть», №12, 2017 г.

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.