Главная >> Интервью >> Азамат Хадиков: «У Осетии любовь к армии в крови»

Дата: 12 Апреля 2012 г.

Название: Азамат Хадиков: «У Осетии любовь к армии в крови»

Заместитель Председателя Парламента республики Азамат Хадиков  принимал участие в общественных слушаниях, посвященных вопросам шефства над воинскими частями Вооруженных сил Российской Федерации. Слушания проходили 11 апреля  в Общественной палате РФ.

Вернувшись из Москвы, Азамат  Хадиков ответил на вопросы нашего корреспондента.      

 

-Почему именно  эта тема обсуждалась  в Общественной палате? 

-Слушания проводились по инициативе комиссии Общественной палаты по национальной обороне, которую возглавляет   выходец из Осетии  Александр Николаевич Каньшин, он одновременно возглавляет  и знаменитую организацию офицеров запаса «Мегапир». Заместителем председателя этой комиссии является также наш земляк, депутат Парламента   Вячеслав Магометович Лагкуев.

Вдвоем они и вели заседание, на которое были приглашены представители министерств, ведомств, правительства России, Министерства обороны, естественно. На совещание были приглашены и представители  восьмидесяти территорий - от Камчатки до Смоленска.

  Значимость этого вопроса трудно переоценить, тем более что традиционно шефство над армией осталось в сердцах и умах: это наши солдаты, наши сыновья. В то же время нельзя не учитывать те преобразования, которые прошли в нашей стране, когда все субъекты разделены по вертикали по бюджетам, когда сама армия перешла частично на контрактную основу,   когда торги проводятся и все остальное. То есть поменялись условия в стране, и  вопросы шефства над армией надо обсуждать, а они не обсуждались, по-моему, ни разу за последние два десятилетия.  

-Чему было посвящено Ваше выступление на слушаниях? 

-Мне, конечно, было что сказать,  учитывая базирование на нашей территории  крупнейшего в стране войскового соединения   – 58 армии, плюс  бригада внутренних войск, плюс погрануправление, другие части. Нельзя забывать и о тех событиях, которые произошли на Северном Кавказе  за последние десятилетия, включая и контртеррористические операции в соседних республиках, а также операция по принуждению к миру Грузии…  Словом, мы имели все основания говорить о взаимодействии с армией.    У нас есть масса примеров, когда наши администрации местного самоуправления, министерства, простые граждане, общественные организации, коммерсанты оказывали конкретную материальную помощь, проводили мероприятия совместные. Пик этого  пришелся на  период,  когда армия находилась на марше, и у солдат не было элементарных вещей, самых простых бытовых условий.  Пока строился военный городок для 58 армии, и военные ютились зимой в палатках,  эта помощь  также  было очень своевременной.

-Это, скорее, 90-е годы, обстоятельства тогда были во многом чрезвычайные, и традиционно доброе отношении наших людей к армии выливалось в такие акции, о которых Вы говорите. А как складываются эти отношения  теперь, когда обстановка в  регионе в целом нормализуется?

-Вообще,  вопрос «что делается для армии?  надо разделить на две части. На нашем уровне, на уровне республики, делается многое, вы знаете, как к этому относятся жители Осетии, как относится Глава республики.  В то же время, как только мы выходим на вопросы, которые касаются министерства обороны, возникают проблемы.  В своем выступлении  на это я обратил особое внимание.  Во-первых, в республике по непонятным для нас причинам закрыты все военные учреждения. Мы последние несколько лет бьемся за то, чтобы сохранить наше Суворовское училище, которое сначала осуществляло набор в сто человек, потом Министерство обороны сократило его до 50-ти, а в прошлом году и вовсе приняло решение о  расформировании училища ввиду недостатка средств. Каких средств - бюджетных, которыми обеспечиваются все санатории и дома отдыха Министерства обороны по всему побережью? Если взять берег Черного моря, так там одни военные санатории  стоят, и все они  дотационные. Санатории никто не продает, от санаториев никто не избавляется. А от суворовского училища в сто человек  решили избавиться… Нам непонятно это.  И все это делается на  Кавказе,  где  эта тематика, это направление наиболее важны.  Обо всем этом я  посчитал нужным сказать на слушаниях в Общественной палате.

-Поднимался ли вопрос об имуществе министерства обороны, его ведь у нас более чем достаточно?

 -Да, конечно, я даже взял с собой и показал на заседании фотографии полуразрушенного, заброшенного Дома офицеров. Уже пять лет Глава республики,  Парламент,  мэр города ведут переписку с Минобороны.  Просим: отдайте нам этот объект, продайте его нам,  в конце концов,     отдайте, но пусть он принадлежит  Владикавказу,   чтобы это было общественное здание, это памятник нашей истории. Нет, министерство обороны упрямо идет на его продажу в частные руки. Они что, нуждаются в этих трех миллионах? Два детских садика Минобороны, которые, извините, зачуханные стоят,  не используются, – их мы тоже не можем получить. Зато с удовольствием Минобороны нам передает весь жилой комплекс, начиная с Моздока, заканчивая Владикавказом, потому что жилые дома - это проблемы. Квартиры ведь надо ремонтировать, крыши, отопление. Вот они их и сбросили, даже на секунду не задумались. А там, где можно что-то, я опять же извиняюсь, заработать, там это не идет. У нас что, министерство обороны акционерное общество?..

 Я хочу подчеркнуть, речь  не о нашем отношении к армии,  а о  взаимодействии субъекта  РФ с министерством обороны.  

-Как воспринимали проблемы, о которых Вы говорили, остальные участники слушаний? 

-Дело в том, что схожая ситуации – во многих других российских регионах. Поэтому было сделано предложение  собраться под эгидой президента РФ, собрать все территории и министерство обороны, посадить их в одном зале и обговорить все, что происходит.  

 Очень благодарен Александру Каньшину, он смело расставил все акценты. Сам бывший военный, полковник, Александр хорошо знает эту тематику. Очень резко  все мы высказались в отношении обмундирования солдат. Шефство над воинскими частями, кроме того, что мы можем развезти подарки, оказать помощь, - это еще и общественный контроль за тем, что происходит в армии. Как торги проводятся, какое питание, какое обмундирование? По обмундированию вообще масса вопросов. Оно внешне красивое, а сукно не годится. Солдаты в нем зимой мерзнут, а летом потеют. Оно «не дышит». Выступил   руководитель сети магазинов «Комбат», Герой России, наш земляк Валерий Петрович Куков и  сказал, что  вопрос поставлен совершенно правильно.  Более того, выигрываются торги теми, кто поставляет обмундирование в армию, по направлению, например, «хлопчатобумажная ткань», но после того, как торги выиграны, почему-то   обмундирование производится не из хлопчатобумажной ткани, а из полностью синтетического волокна, которое дешевле.    С торгами вообще происходят непонятные вещи. У нас картошка стоит 10-12 рублей,  армия же покупает по 30 рублей, и завозится картошка за тысячи километров.   То же самое хлеб, то же самое мука, другие фокусы, о которых мы знаем,   но молчим, потому что это, оказывается, бюджет другого уровня.

Много вопросов   поднимали. Это  разбитые моздокские дороги,  самый большой мост в Моздоке в аварийном состоянии – по нему танки ходили.   На восстановление требуется миллионов сто, а минобороны молчит.   Вот военный городок целый построили для 58 армии и даже не спроектировали канализацию, врезались в  коллектор городской, и город задыхается, канализация переливается через верх. Мы как будем жить?   Будем сотрудничать и помогать друг другу, или как в джунглях - каждый сам за себя?    Это ненормально. В Осетии любовь к армии, к человеку в погонах, она в крови у нас.  И мы будем так же идти по этому пути,  будем добиваться понимания со стороны министерства обороны.

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.