Главная >> Интервью >> Станислав КЕСАЕВ: «Я – трезвый романтик»

Дата: 11 Августа 2011 г.

Название: Станислав КЕСАЕВ: «Я – трезвый романтик»

Первый заместитель Председателя Парламента РСО-А  Станислав Кесаев – фигура знаковая как для Северной, так и для Южной Осетии.  Мало какое мероприятие общенационального масштаба обходится без его непосредственного участия. И везде выступления и даже реплики Станислава Магометовича придают событию особое звучание и интерес. Он  – из числа осетинской интеллигенции, известный политик, научный работник, автор многих публикаций, прежде всего по проблемам межнациональных отношений и государственного строительства, видный общественный деятель. В его активе – участие в переговорах по урегулированию осетино-ингушского конфликта 1992 года, в разработке действующей Конституции РФ, руководство  Комиссией по расследованию Бесланской трагедии, инициатор и разработчик многих законопроектов как республиканского, так и федерального  уровня.

 Ко всему сказанному следует добавить, что Станислав Магометович старается называть вещи, даже нелицеприятные, своими именами, что привлекает и слушателей, и собеседников.

Сегодня Станислав Кесаев – гость нашей газеты. Канва разговора на первый взгляд может показаться несколько хаотичной, но все вопросы так или иначе касаются повышения качества жизни в нашей республике, и было очень интересно узнать мнение человека, которому далеко не безразлично, в каком направлении пойдет процесс, услышать комментарий к известным событиям  и, может быть, указать на те преграды, которые тормозят ход «машины времени».

– Станислав Магометович, нарушим заданный порядок вопросов и начнем со следующего. Сейчас заканчивается кампания по поступлению в высшие учебные заведения. Почему сегодняшние выпускники предпочитают учиться на чиновника, т.е. выбирают факультеты, связанные с госслужбой? Романтика в виде космонавтов, геологов и тем более простых рабочих ушла окончательно?

– Я уже не первый год депутат, но все эти годы продолжаю преподавать в СОГУ на юридическом факультете. Раньше – на просто престижном факультете, а сейчас – на модном и очень востребованном.  Это, по-моему,  связано с появлением нового понятия «госслужба», которого не было в советское время,  породившего  огромное количество льгот и преимуществ. Если раньше только  высший эшелон партийно-советских  работников мог претендовать на персональную пенсию, то сейчас статус госслужащего позволяет несколько оторваться от среднего уровня зарплат и пенсий. И все это на фоне сложной ситуации  в экономике страны и республики, когда обеспечение  населения работой, да еще с достойной заработной платой – огромная проблема.  Не говоря уже о хорошо известном факте – коррупционной  составляющей госслужбы.

Я говорю прописные истины, но найти токаря, слесаря, фрезеровщика и т.д. не пенсионного возраста достаточно проблематично. В Северной Осетии всегда был высокий процент поступающих в вузы, а сейчас эта цифра зашкаливает за 90%. Разбухают бюджетная сфера, госслужба – другими словами, непроизводственная сфера. Считаю, что переломить ситуацию можно лишь в том случае, если люди поймут, и для этого должна постоянно проводиться  соответствующая разъяснительная работа, что состоявшимся можно быть и без высшего образования.

– Поможет  только убеждение?

– Это уже вопрос к федеральным органам власти. Экономическая сфера – прерогатива  федерального центра. Сейчас мы должны поверить в то, что СКФО может развиваться за счет туризма. Сомнительно. В сознании большинства людей Северный Кавказ – горячая точка. Когда закрываются военные училища, предприятия базового характера, в том числе ВПК,  может сложиться мнение, что эта территория не очень благоприятна для федерального центра, и от нее могут отказаться.  Обычный же турист хочет отдыхать, а не испытывать себя в экстремальных условиях. 

С сожалением  могу сделать выводы, что проблемы Северного Кавказа многим  чиновникам в Москве непонятны. Обнадеживает, что закрытое Министерство по делам национальностей РФ, по словам Владимира Путина, будет реанимировано в той или иной форме. И это правильно. Мы ведь многонациональное государство не только по Конституции, но и фактически, а события последнего времени говорят о том, что заниматься межнациональными отношениями нужно серьезно. Это вопрос политического характера. И на Северном Кавказе нужно развивать  не только  туризм.

– Мы далеко ушли от рабочего класса. Помните – при вступлении в ряды КПСС преференции, и серьезные, были у рабочих и крестьян. Интеллигенции было непросто получить партбилет. И еще. Может, существенным повышением зарплаты рабочему классу мы  и переломим ситуацию?

– Это слишком примитивный подход. Грубо говоря, продукция стоит столько, сколько за нее дадут. Приведу пример: усилиями Председателя Правительства РФ страна возрождает  отечественный автопром. А  люди все равно предпочитают покупать подержанную иномарку, а не нашу новую автомашину. Вот вам пример искусственной поддержки производителя, но это не выход. Продукт должен отличаться качеством, надежностью и т.д. При социализме все были заняты чем-то. Одну деталь делали пять человек вместо одного, и, как следствие, зарплату одного делили на пятерых и все как бы были довольны. Сейчас ситуация другая, но особых успехов в развитии экономики и поднятии ВВП почему-то не наблюдается.

– Перейдем к тому, с чего в принципе должны были начать. Как вы оцениваете итоговое заседание парламента? Есть ли повод для пессимизма? Первый заместитель Председателя Правительства РСО-А Олег Калаев обещал осенью ощутимый подъем в сфере экономики республики. Что скажете по этому поводу?

– Пессимизм вообще не самое лучшее свойство любого биологического организма, а социализированного тем более. Просто надо трезво смотреть на вещи. Не может не вызывать тревогу сокращение акцизного сбора, поступления налогов от разработки местных полезных ископаемых, транспортного налога и т.д. Основным объектом налогообложения являются доходы населения – чистая зарплата  бюджетников, а это не хорошо.

Что касается второго вопроса, то я не вправе не доверять своим коллегам из правительства. Мы одна команда. Они стараются предпринять какие-то шаги, но у них не всегда получается. В результате у нас нередко возникают споры по тем или иным вопросам, и далеко не всегда мы находим консенсус. В такой ситуации, при всем уважении к своим коллегам в парламенте, хотелось бы увидеть большую активность с их стороны, ведь быть избранником народа – это не просто носить депутатский значок. Думаю, что у нас здесь есть много скрытых резервов.

Хочется верить, что мы можем вернуться на рынок алкогольной промышленности, как говорит вице-премьер Олег Калаев, но винить республику в том, что она не помогла «Истоку», предприятию частному, практически ничего не приносящему в казну республики, считаю неправильным. Посмотрим. Вспоминается цифра: около 60% в бюджет Северной Осетии приносила алкогольная промышленность, а сейчас даже трудно назвать конкретные данные. Дай Бог, чтобы это не было очередным прожектом. Поработаем – увидим.

– По наболевшей теме – «Электроцинк». В чем причина, что независимый мониторинг, о котором уже много раз говорило руководство УГМК, до сих пор не проведен? Как, по-вашему, нужен он республике? Заводу важно доказать, и это понятно, что не только его деятельность негативно влияет на экологию города?

– Не только завод, это не обсуждается. Само собой, в республике с экологией проблемы, а «Электроцинк» – то, что лежит на поверхности. Но и говорить о том, что металлургический завод – это кондитерская фабрика, было бы глупо. Лет десять назад в одной из предвыборных кампаний мы похоронили нефтеперерабатывающий завод между Дигорой и Ардоном. Уже было завезено оборудование по выработке бензина, отвечающее европейским стандартам, но определенные политические силы подняли волну экологов и этот проект закрыли. Мы ездим на бензине невысокого качества, и содержание выхлопов от автомобилей, число которых катастрофически растет, бесспорно, превысило все допустимые нормы.

Понятно, что УГМК – современное коммерческое предприятие, и оно пришло к нам далеко не только с  благотворительными целями. Для республики это вынужденная необходимость. Разве прежнее руководство больше заботилось об экологии? Да нет, конечно. Но тогда «Электроцинк» в силу ряда обстоятельств не был столь раздражающим фактором. УГМК развивает и социальную инфраструктуру: профилакторий «Сосновая роща», лагерь «Металлург» и т.д. В последний, кстати, путевок не достать. Сейчас наша задача – соединить интересы УГМК и республики. И добавлю, нелишне подумать об экологии на бытовом уровне. Сколько лет мы говорим о переработке ТБО? Здесь нужно начинать с себя, буквально в доме, как в Европе, рассортировывать мусор по видам, сдавать в переработку,  избежав лишней головной боли.

– Так все-таки нужен нам независимый мониторинг?

– Конечно. Хотя бы для обозначения проблем и поиска их решений.

– Хотелось бы еще уяснить себе один аспект. Когда мы говорим об «Электроцинке», то весомым аргументом его сторонников является количество работающих: около 3000 человек. Недавно тихо умерло предприятие легкой промышленности «Фабекс Джинс», штатная численность которого приближалось к 1500...

– Помимо всех прочих экономических  проблем остановлюсь еще на одной: на предприятии было много людей с высоким образованием, но без той самой рабочей косточки, какая есть у династий на «Электроцинке». Насколько мне известно, большое количество работниц, а там были в основном женщины, стали пользоваться гарантированным соцпакетом, не выходя на работу. Для них работа была местом прокормления, а не местом реализации своих знаний и амбиций. Это одна из версий того, почему фабрика не состоялась.

– Недавно Алан Диамбеков пригласил группу журналистов на завод ОЗАТЭ. Было чему удивиться. Как считаете, есть ли у предприятия будущее?

– Мне очень приятно говорить об этом молодом человеке. Он – из тех, про кого говорят «продвинутый» в хорошем смысле слова. Я на него обратил внимание очень давно, как только они новой командой появились на телевидении. Может, многим не нравится нестандартность, у нас ведь это воспринимается по-другому. А он нестандартный, но не «пузырь».

То, что он «вынырнул» именно в этой сфере, для меня  было неожиданно. На ОЗАТЭ тоже сложился костяк пролетариев, рабочий класс. Совершенно не обижая прежних руководителей, скажу, что заявить о перспективах еще совсем не означает, что они наступят. Всячески желаю Алану удачи. ОЗАТЭ многие годы был одним из брендов нашей республики, и очень бы хотелось его восстановить.

– Не считаете, что нельзя быть специалистом широкого профиля?

– Он менеджер, а это совсем другое понятие. Когда человек из райкома партии приходил руководить колхозом, совхозом, предприятием, подводной лодкой, это никого не удивляло. Это были управленцы. Сейчас они называются менеджерами. Вот и все.

– Как раз перейдем к партии, только другой. Недавно состоялся съезд партии «Правое дело», где практически единогласно на роль председателя был утвержден Михаил Прохоров. Есть у нас в республике и региональное отделение. Поделитесь мнением, есть ли будущее у многопартийности в России?

– Без многопартийности уже нельзя. Это веление времени. Я бы не хотел говорить, что «Правое дело» создано, чтобы отвлечь часть голосов от «Единой России». У этой партии есть предшественники, и она при определенных обстоятельствах получила развитие. То, что Михаил Прохоров незауряден, немногословен и конкретен, вызывает уважение. В нем определенно что-то есть. Политическая борьба – это всегда поиск правды. Посмотрим.

– Может быть, смысл создания «Правого дела» – как-то «взбодрить» единороссов, поднять их боевой дух?

– По-моему, они «взбодрились» созданием Единого народного фронта. Я – не член этой партии. Скажу больше. Мне были ближе взгляды «Справедливой России», но сейчас она что-то забуксовала. А Народный фронт я приветствую.

– Станислав Магометович, вы уважаемый человек в республике, и к вам особое отношение со стороны представителей самых разных национальностей. В любом национально-культурном центре, на любой встрече по межнациональным проблемам вы – желанный гость, и здесь первую роль, думается,  играет ваша объективность, желание посмотреть на проблему с разных точек зрения. Как вы оцениваете ситуацию в республике? Что можете сказать о создании новой епархии с центром во Владикавказе?

– Что касается епархии, я как человек невоцерковленный не могу комментировать структуру церкви. А в ракурсе первого вопроса задам встречный: в чем разница между межнациональными, межконфессиональными и межчеловеческими отношениями? Гордиться тем, что ты – представитель той или иной национальности, равносильно тому, чтобы, как сказал кто-то из мудрых, гордиться своим рождением в четверг или в пятницу. Есть же общечеловеческие ценности – стремление к добру, справедливости, любви, дружбе… Мое видение мира, конечно, может отличаться от, допустим, представлений о нем чукчи. Но выпячивать что-то свое? Зачем? Или пытаться сделать всех людей братьями? Тоже невозможно. Сейчас ополчились на слово «толерантность». А это хорошее слово, означает «терпимость». Не надо никого переделывать под себя. Нравится это кому-то или нет, но в современной России национальные отношения в худшем состоянии, чем в  бывшем СССР. Была такая общность – советский народ, так же, как понятие «американец», к примеру. В стране в результате политических бурь выплеснули ребенка, имя которому интернационализм. И получили то, что имеем. Я не совсем понимаю отношение к этому вопросу в современной России и считаю, что помимо речевок и тостов должно быть что-то еще. Северной Осетии в этом плане везет. У нас есть стабильность в общественно-политической жизни, и это общая заслуга.

– Если можно, несколько слов о казачестве. Это ведь не только одежда, атрибутика, песни и танцы…

– Казаки – это, прежде всего, сыны Отечества, которые в свое время пришли не в курортную зону. Они пришли решать военно-политические задачи России, но прижились, получилась особая этническая общность. Сама идея возрождения казачества как защитников Отечества – дело очень правильное. Есть определенные условия для приема в казачество, в первую очередь это вера, но и для других народов не должна быть исключена возможность стать казаком. Есть и осетинские казаки, и калмыцкие…

– Опять возвращаемся к экономике. Низкая заработная плата в республике порождает отток населения, и не только русскоязычного…

– Вернемся к тому, с чего начинали: заработную плату не назначают, ее надо выработать. Далее. Проблема, наверно, не столь в зарплате, сколь в отсутствии рабочих мест. Мы когда-то  гордились предприятиями ВПК, электронной промышленности, цветной металлургии и т.д. Как следствие, наблюдался искусственный  приток инженерно-технических кадров. В основном из России. Когда все закрылось, они ушли в челноки, а потом и вовсе кто куда. Местных еще что-то связывает с селом…

– Но тем не менее тоже уезжают…

– Конечно. Тысячи осетин в Москве, Санкт-Петербурге и других регионах России, причем молодых, получающих возможность быстро себя реализовать, – это и хорошо, и плохо. А на Родину и раз в год можно приезжать. На мой взгляд, это проблема.

– Хотелось бы узнать ваше жизненное кредо. Какие качества ставите на первый план?

– (Удивлен вопросом.) Вообще-то я трезвый романтик. Другими словами, человек, стоящий двумя ногами на земле и не прячущий голову в песок. В людях надо видеть лучшее. Очень не люблю сплетников. Тех, которые гоняют пустопорожние разговоры, в том числе и в интернете. Разве кто-то  любит подлость? Нет. А подлецов много. Удивительно!

– Как горожанин можете дать оценку тем преобразованиям, которые происходят во Владикавказе?

– Я люблю свой город. Мы переехали сюда в 1965 году. О старом Владикавказе слышал от своего деда по матери, а потом обо всем этом прочитал у Михаила Булгакова. К сожалению, город моей юности не похож на нынешний. Нет того самого романтического флера (помните – «мой синий город…»), нет Владика! Есть ветшающий проспект и новодел на нем, массовые застройки типа «Вишневого сада» или многоэтажного дома-скворечника на ул. Гадиева, погоня за дорогостоящими квадратными метрами и огромная очередь за социальным жильем.

Своим коллегам из городской администрации как горожанин желаю успехов и не забывать, что все мы на службе у народа!

– Спасибо.

Тамара БУНТУРИ

11 августа 2011г. газета "Владикавказ"

 

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.