Главная >> Интервью >> Алексей Мачнев: "Мы не тореадоры, чтобы все время вступать в схватки"

Дата: 26 Сентября 2013 г.

Название: Алексей Мачнев: "Мы не тореадоры, чтобы все время вступать в схватки"

Алексей Мачнев — неразменная карта в колоде власти. Профессиональный чиновник, жесткий управленец, и, наконец, тот самый русский «в президиуме». Его кандидатуру упорно прочили на должность премьер-министра республики, где он должен был продолжить сложившуюся в национальных республиках традицию. Однако, в нарушение всех прогнозов, тогда республика получила самостоятельного премьера титульной национальности. Казалось, интрига завершилась с появлением «правильного» спикера. Но политические сюрпризы на этом не закончились — первые полгода в парламенте с Алексеем Мачневым оказались весьма интересными. Перед стартом нового политического сезона, в котором парламент вполне сможет, при наличии политической воли, сыграть собственную ключевую партию, Gradus.pro получил на свои вопросы откровенные ответы председателя парламента.

— Тренд современного общества — не доверять результатам выборов самых разных уровней. Новый парламент, сформированный в прошлом сезоне, эта участь тоже не миновала. Как к этому относитесь? 

— А здесь важно — кто не доверяет? Если человек, который сам баллотировался и не прошел в состав того или иного законодательного органа, то, конечно, для него все плохо. Если вы мне назовете в мире хотя бы одну систему выборов, которой все довольны, и которая считается эталонным вариантом, я с удовольствием поучусь. Но такой нет в природе. Мы много лет пытались обращать свои взоры на выборную систему США, но практика последних президентских выборов показала, что и она далека от совершенства — тоже можно спорить, правильно же? Могу сказать только одно — система выборов в России и, соответственно, в Осетии постоянно меняется, реагируя на происходящие политические и экономические события, на точки зрения политических партий, движений, отдельных людей. У нас были выборы по партийным спискам, по смешанной системе... Я считаю, что сегодняшняя система, которая применяется в нашей республике и в целом в России, сбалансирована, хотя она в последний раз тяжело проходила.

— На последних парламентских выборах? Почему тяжело? 

— Тяжело, потому что было много тех, кто отстаивал все же партийную систему, кому-то проще так, а на мой взгляд, ныне действующая система более демократическая. Ну не является человек членом партии — это его право, это не значит, что он должен быть отсечен от выборов...

— А какие депутаты активнее — списочники или одномандатники?

— Здесь нельзя применить какое-то трафаретное определение, все зависит от личности, и совершенно неважно, по списку он прошел или нет.

— У нас по спискам обычно идут не самые яркие личности...

— А вот я вам приведу примеры из фракции «Патриотов России», или часть списочников-единоросов. Весьма и весьма активны! Мои утверждения не голословны, а основаны на реальной работе. Совершенно нет определяющего фактора — все зависит от человека.

— У нас давно не было парламента, в котором бы была представлена реально оппозиционная фракция. Во всяком случае, такая, которая на каждом заседании считает для себя принципиальным сказать «а баба-яга против!». Как определить работу в таком парламенте: интересная, проблемная?

— Работать интересно. Говорю о себе — как о депутате в первую очередь, и потом как о Председателе Парламента. Мне лично интересно работать в таком парламенте. Да, это вносит определенные сложности в работу, в частности, и для меня — потому что резко поставленный неожиданный вопрос требует адекватной реакции... Тут надо быть на многое способным... Но мне интересно, и я приветствую такой парламент. У нас ни одной простой сессии не было. Ни одной! Чтобы прошли дежурно вопросы — «одобрямс», подняли руки, опустили.

— Ну да, парламент теперь пропускать нельзя — вдруг случится скандал... Кстати, можно сказать о том, что появление оппозиционных депутатов заставляет и всех остальных быть более критичными? 

— Нет, я совершенно не соглашусь с вами, что появились оппозиционные депутаты и другие менее активные и креативные начали ориентироваться на них, как на луч в конце тоннеля. Совершенно нет. Просто появились люди — может, это удачный подбор партий, когда они определяли кандидатов, но! Ведь одно дело просто задавать вопросы и вносить сумятицу, а другое дело — когда вопросы задаются по существу. Это говорит о том, что депутаты готовятся к сессии, изучают документы, обстановку, вот что важно.

— А ваша роль как председателя в этом есть? Ведь вы же известный в мире чиновников педант.

— Ну, мне трудно и неправильно о себе говорить, пусть скажут коллеги. Но я работаю так, как вижу и могу.

— Вы требуете от депутатов, чтобы они готовились к сессиям? Не прогуливали... 

— Я не только не требую, я совершенно не имею права этого делать! Но я требую и буду требовать от председателей комитетов, чтобы вопросы, вносимые на сессию и комитеты, были тщательно подготовлены, изучены. Вот тут я требую настойчиво. Это значит, что в этом случае и обсуждение, и принятие решения будут эффективными. Ведь вся основная работа проводится на комитетах, и здесь депутаты, если есть непонимание или желание внести предложение, вправе решать все в рабочем порядке. Собирается комитет — пожалуйста! Есть первое чтение, второе. Работай в комитетах — предлагай, критикуй, отвергай, добивайся!

— Много говорят о том, что парламент в национальной республике бессмысленный орган. Если посчитать законодательные инициативы, которые дошли до Госдумы и были приняты — их мало, если есть вообще. Но, главное для нас, жителей, в общем-то, как наши избранники отстаивают наши интересы. Вы готовы отстаивать права простых избирателей? На моей памяти пару раз предыдущий парламент зарубил явно пролоббированные инициативы правительства, когда пытались протащить бессрочное налогообложение для Зарамагской ГЭС, против футбола наш парламент все бастовал, правда, так и не «добастовал» до результата... Вы готовы к столкновениям с правительством за... гхм... народные интересы? 

— Первое. Парламент нужен или не нужен. Кто определяет и кто задает эти вопросы? Вот вышел на улицу — дерево стоит или столб. Вот он мешает пройти или нет? Парламент — законодательный орган власти! Парламентаризм в мире имеет глубочайшие корни и стал неотъемлемой частью деятельности любого демократического государства. Вопрос «нужен или не нужен» неправомерен сегодня в принципе! Тогда можно поспорить — а нужна ли законодательная власть? А нужна ли власть вообще? Может, и ее не надо — анархия. Были и такие веяния в нашей стране. Анархия — и вперед: каждый, что хочу, то и ворочу. Совершенно не согласен. Та система власти, которая сегодня существует, — ведь это не изобретение РСО-Алании и даже не Российской Федерации. Это мировая практика — есть исполнительная и законодательная власть, то есть баланс власти в целом. Второе. Готовы ли мы с правительством идти на столкновения? Совершенно вопрос так для меня не стоит. Мы же не тореадоры, чтобы вступать в постоянные схватки. Я сторонник сотрудничества. Гражданину — жителю города, села — совершенно все равно, на каком уровне и как принималось решение. В муках, страданиях борьбе или нежно и легко. Ему важно, чтобы решение было правильным, полезным и удобным для него. А это внутренняя наша кухня. Мы будем спорить, доказывать, отстаивать, но конфронтационный путь мы выбирать не собираемся.

— Хлеба и зрелищ не будет?

— Это ни к чему не приведет. Практика показывает, в том числе и в нашей стране – там, где есть конфронтация между законодательной и исполнительной властью — там нет успеха, пользы, все во вред. Но! По принципиальным вопросам у нас есть позиция, и мы будем ее отстаивать. Если мы не согласны с каким-то вопросом, значит, не согласны. Впереди принятие бюджета на 2014 год — мы будем очень жестко рассматривать этот вопрос.

— Ну да. Главная претензия к парламентам всех созывов — почему не отстаиваются какие-то вещи в бюджете. Что там с РАИП? 

— Мы будем однозначно заслушивать эту адресную инвестпрограмму. Когда принимался бюджет — парламент был только сформирован, и тут же предстояло принимать бюджет, времени не было. А новый бюджет пойдет по-другому. Есть время, есть возможность все изучить. Уже начато формирование бюджета. У нас есть хороший инструмент контроля — счетная палата, мы будем использовать и эти возможности.

— Семь вице-премьеров и три вице-спикера — это дань нашему менталитету? Зачем они вам в таком количестве?

— Не комментирую по заместителям председателя правительства. Почему? Потому что на любой подобный вопрос легко можно ответить, что это не нужно, и с такой же легкостью доказать, что это самый оптимальный вариант, а если сделаешь по-другому, то все остановится. Смотря с какой позиции подходить к этому вопросу — правительству виднее. По моим заместителям... По большому счету, по крайней мере на бюджете это никак не отразилось. Совершенно. Наша смета расходов ни на рубль не увеличилась. У нас два председателя комитетов — аграрного и по здравоохранению, которые работают не на постоянной основе. Здесь у нас экономия.

— Так депутаты нам дешево обходятся?

— У нас как было 15 освобожденных депутатов, включая меня, так и осталось. Увеличения расходов нет, а для работы польза есть.

— Насколько правильно, что все ваши заместители — списочники? Ведь, если человек прошел сам, то его победа более убедительна, чем победа фракции? 

— Это совершенно произвольно получилось. Никто не смотрел — списочники они или одномандатники. У меня богатый опыт — я неоднократно участвовал в избирательных компаниях различного уровня. В свое время я избирался как одномандатник в гордуму Владикавказа, дважды баллотировался в Парламент. Об этом много можно говорить — есть плюсы у списочников, есть у одномандатников. И с минусами так же. По близости к избирателю — согласен. Вот есть у депутата избиратели, и он, хочешь не хочешь, обязан прийти и убедить людей в том, что его надо поддержать. Рассказать, убедить, сделать. А списочник работает в упряжке и убеждает уже республиканского избирателя. Вопрос не в том, кто ближе был на стадии избрания, вопрос в том, кто как работает.

— Если говорить о трех тысячах избирателей, которых нельзя обмануть, как вы прокомментируете ситуацию в КПРФ? Передел мандатов идет?

— Это их внутрипартийные дела. Почему я должен вмешиваться? Я не готов комментировать, точка не поставлена. Но отслеживаю — мне не безразлична судьба тех, кто работает в Парламенте и тех, кто может прийти на смену.

— Скажите, в чем счастье быть депутатом? Взрослые состоявшиеся мужчины рвутся в парламент — по телевизору себя увидеть хотят?

— К счастью, это не совсем так. Наверное, человек хочет быть сопричастным к процессам управления, которые происходят в нашей республике, человек хочет быть в политике, может, до этого он был просто бизнесменом, служащим или кем либо еще.

— То есть момент личностного роста?

— Да, он видит, что перерос, и хочет быть тем, кто может и будет влиять на

принятие решений в республике...

— Но эти дядечки, которые сидят в зале, очень мало влияют, они как-то неактивны для таких амбициозных планов.

— Там и тётечки, кстати, сидят, не только дядечки.

— В маленьком количестве. Кстати, а почему?

— Как пример, вице-спикер — Людмила Токаева, председатель комитета – Тамара Таболова, так что у нас представлен и слабый пол, слабый в кавычках.

По поводу «сидят- не сидят» — не соглашусь с вами. У нас некоторые депутаты весьма активны. Есть вещи, которые по телевизору не показывают, в газетах о них не прочитаешь. Но какой черновой работой занимаются! Вот взять депутата Мамукаева, к примеру, один из тех, кто сейчас в партийных движениях КПРФ, — его активность по туббольнице меня просто поражает. Сколько раз он у меня был. Весьма активный на вот этом одном участке, одном направлении. Он там бывает, он там встречается, ставит вопросы…

— Но это же исключение, а не правило, в нашем случае.

— Ну... Люди же разные. Так и тут — одни активные, другие пассивные... Один активен в практической работе, другой – великолепный златоуст, прекрасные речи произносит. Депутаты совершенно разные люди.

— А где логика – вы выступили с этой инициативой, которая взорвала всем мозг, о непрямых выборах глав регионов, а наш парламент до сих пор не определился, какие выборы у нас будут.

— Совершенно правильный вопрос, логика в том, что мы к этому вопросу планомерно пришли по плану законопроектной деятельности. Этот вопрос связан с работой не над одним законом, параллельно надо еще несколько — до пяти законов — рассматривать. Вкупе будем вести всю эту работу.

— А может оказаться так, что, несмотря на то, что вы были инициатором этого закона, наши депутаты проголосуют все-таки за прямые выборы? 

— Все в руках депутатов. Я не оракул, чтоб предсказывать.

— То есть ваша инициатива никак не обязывает депутатов? А вот Таймураз Дзамбекович не считает правильным, если получится, что «петух прокукарекал у нас, а рассвет наступил у соседей». Соседи, кстати, уже все сделали «как надо».

— Когда я выступал в Кремле перед Президентом РФ, я говорил о том, что это моя личная инициатива как человека, как депутата, гражданина. Она была поддержана. Но решение будут принимать депутаты – как они посчитают нужным. Что касается меня, естественно, инициатива была моя, и я буду стараться, делать все, чтобы убедить наш депутатский корпус поддержать эту инициативу.

— То есть вы искренне считаете, что мы еще не доросли до прямых выборов?

— А причем тут это? Вот такая страна, как Чехословакия, у них еще до недавнего времени президента парламент избирал. Причем тут «доросли-не доросли»? А если всенародно, это значит, что мы доросли? Это ж не показатель совершенно. Тут есть много плюсов и много минусов. Так же, как выборы – по партийным спискам, по округам, теперь смешанные... Идет процесс формирования нашей политической культуры, выборной культуры. Который может длиться не один десяток лет, это естественно. Мы же с вами свидетели были не одних выборов... На Кавказе очень многое основывается на фамильных, родственных приоритетах. Это плохо или хорошо?

С одной стороны, это очень хорошо — если б этого не было, то в какие-то определенные исторические промежутки времени малые народы могли бы и не выжить. Это же все не просто произошло – жизнь сама заставила людей в определенный период жизни объединиться, сплотиться, из поколения в поколение держаться друг за друга, помогать, чтобы выжить, потому что были сложные условия жизни… Естественно, это все на генетическом уровне передается. Это очень хорошо. Посмотрите пример наших похорон. Я не хочу кивать в адрес какого-нибудь субъекта, вы знаете, я сам – русский человек. Но в центральной полосе России, если семья небогата, а в доме произошло горе, похоронные мероприятия очень сильно отражаются на семейном бюджете. В Осетии же это совершенно по-другому. Люди идут, люди помогают, каждый придет, спросит, чем помочь, все объединяются. Но теперь несколько слов о другом. Давайте вспомним и проанализируем итоги прошедших в республике выборов. Они раскалывали республику. Раскалывали очень сильно, понимаете? Фамилии не общались, родственники не общались, и это было не единично, это массовый характер носило. Хорошо это? Нет. Нужно нам это на данном этапе? Думаю, нет. Наоборот, сегодня, как никогда, надо чтобы нация, а я имею ввиду все национальности, здесь проживающие, была объединена.

— Раз уж мы заговорили о национальностях. В принципе, ни для кого не стало неожиданностью, что именно вы стали спикером Парламента, и это связывают с тем, что вы – русский. Вот этот паритет должен был быть соблюден, и он соблюден. Вам каково это понимать?

— Для меня самого это было неожиданностью. Я не думал, что судьба так распорядится, и говорю это искренне. Но состоялся разговор с Главой республики Таймуразом Дзамбековичем, и он высказал мнение о том, что спикера избирают депутаты, но он, как Глава, хотел бы, чтобы в числе соискателей был и я.

— На детях знаменитых родителей бывает груз фамилии, а на вас — груз национальности? Вы теперь должны доказать, что вы — лучший спикер... 

— Очень грустно и очень огорчительно думать о том, что люди воспринимают меня как руководителя Парламента, который является таковым лишь потому, что он русский. Тогда я должен уступить это место более достойному, если меня оценивают по национальному признаку, а не по деловым качествам.

— Может быть и наоборот. За время вашего руководства Парламентом произошло много ярких событий. Для меня знаковым было заседание с Александром Реутовым, когда собрались руководители медучреждений и разобрали по строчкам программу по медицине, принятую правительством без консультаций с медиками. Тогда было мало журналистов, многие не поняли, что в зале Парламента была мини-революция, на мой взгляд. И мне кажется, что эти вещи происходят потому, что вы не человек системы. Вы не выросли в парламенте, скажем так, вы пришли со стороны. Может, поэтому у нас такой вольный парламент получается? 

— Нет, совершенно. Еще раз говорю – это мое мнение. Может быть, ошибочное. Я отвечаю так не потому, что передо мной микрофон. А просто интересный вопрос, и так же я буду стараться вам отвечать. Я категорический противник того, когда говорят – о, вот он человек системы. Если это «он», условно говоря, вырос, развивался, формировался в этой системе, то да — бытие определяет сознание, я это прекрасно знаю. Это закон философии, который мы четко запомнили еще со школьных времен, но! В конечном счете, все зависит от личности, от человека самого. Я работал в Парламенте в свое время — недолгое время — руководителем аппарата, был такой период в моей жизни. Я считаю, что это плюс для меня – ведь Парламент это не только сессии, где выступают депутаты, председатель Парламента должен вести заседания и прочее... Парламент – это еще и очень рутинная, порой очень даже мелкая работа, в том числе и хозяйственная.

— Странная работа: сегодня хозяйственная, завтра законодательная, а послезавтра надо оценить работу целого ведомства по 15-минутному отчету его руководителя... Разве могут депутаты быть во всем этом компетентными? 

— Вот мы слушаем правительственный час. Как человек, который ведет заседание, ты хотя бы должен понимать, о чем идет речь. Ну да, можно почитать справки. Подготовиться к чему-то, но если не знать глубоко суть проблемы, то не изучишь даже за неделю по документам ситуацию. Я работал в свое время в строительном тресте, мне это сейчас помогает, в свое время поработал на промышленном предприятии, знаю, что такое завод, что такое предприятие — и это помогает. В свое время в администрации города возглавлял отдел промышленного производства, социально-экономического развития и координации деятельности коммерческих структур. И это тоже помогает в работе. Возглавлял различные аппараты, был руководителем администрации президента и правительства, был на общественной работе, которая научила общаться с людьми, с молодежью, выступать, зажигать, зажигаться самому... В сумме это все, на мой взгляд, помогает работе на моей новой должности. С другой стороны, у нас есть Станислав Магометович Кесаев, Людмила Харитоновна Токаева, которые являются депутатами, в том числе руководителями, не один год уже, и не пять лет, десять лет. Посмотрите — у них идеи, у них креатив, как сейчас модно говорить, моторность. Как знать, пришел бы совершенно свежий депутат, был бы он такой же? Плюс ко всему добавьте еще опыт и знания. В итоге получается очень нужный парламенту человек. Так что не может быть подхода шаблонного. А что касается интересных мероприятий, о которых вы сказали, видимо, это связано с тем, что состав обновился. Обратите внимание, кстати, на наш сайт, он тоже обновился.

— Про ваш сайт компьютер говорит, что он заразный…

— Все! Сейчас совершенно другой формат, нет зараз там уже... Вот сегодня придите и посмотрите – и по содержанию другой, и по форме.

— Вспоминая Беслан, тогда Станислав Магометович фактически стал национальным героем, когда он провел свое расследование, то есть не он — парламент наш и он во главе. Это момент доверия, когда никто не скажет плохо ни про парламент, ни лично про Кесаева, потому что человек уже сделал что-то такое, что не отнимешь у него. Вот сейчас интерес к нынешнему составу парламента есть, а теперь еще надо заслужить доверие. Ну, может, вам и не нужно оно, но, тем не менее, в идеале доверие людей должно быть. Особенно к парламентариям. Не хотите пойти по проложенному Кесаевым пути и провести независимое парламентское расследование по экологии? Каково, кстати, Ваше отношение к УГМК, строительству цемзавода, Электроцинку? 

— Вопрос очень интересный и очень сложный. Потому что можно отвечать на него так, чтобы понравилось, и тем самым заработать какие-то себе политические дивиденды, преференции от избирателей, это раз. А второе – ответить так, как оно есть на самом деле, но при этом не совсем понравиться своим ответом. Все-таки выберу второе, более объективное. Авторитет парламента складывается из деятельности каждого депутата. Они своими поступками лично зарабатывают — или не зарабатывают — авторитет для парламента. Я не хочу, чтобы я и мои коллеги были популистами. Ни в чем. А есть и такая форма, и, к сожалению, она часто принимается за чистую монету. Для меня вопрос заключается в одном — выгодно это для республики или невыгодно, важно это для населения или не важно? Вот сейчас выйду и скажу: «Долой Электроцинк, да здравствует экология,» — и сразу стану очень популярным. А если создам комиссию, так меня возлюбят еще больше. Но! Надо заниматься экологией — вопросов нет. Я дышу тем же воздухом, что и вы. Мы живем здесь, не в барокамере с чистым воздухом. Но вопросом экологии надо заниматься в комплексе со всеми существующими вопросами. Если мы хотим создать стерильное общество, где нет ни дыма, ни выхлопов, ни газов, то, простите, даже альпийский снег сегодня уже не так чист, как когда-то. Есть реалии сегодняшнего дня: почвы для межнациональной розни значительно меньше там, где есть стабильное социально-экономическое положение. Есть программа развития СКФО до 25 года. И там большое внимание уделено развитию туристического кластера. Но хотим мы или нет, исторически так сложилось, что у нас мощная промышленность, мы промышленный регион. Это дало республики большие плюсы — развивалась территория, строились новые учреждения, появилась своя техническая интеллигенция, был прогресс, это отражалось на республике во всем! И минусы, разумеется, тоже: там, где есть предприятия, всегда страдает экология, так во всем мире. Теперь посмотрите — если мы забыли о промышленности, все закрыли, нет у нас ни одного предприятия — только туризм. Я бы не хотел, и вы, наверное, тоже, видеть будущее своих детей только как гидов или инструкторов. Это не перспектива наилучшая для Осетии. Да, нужен туркластер, но давайте думать о менталитете народа тоже. А потом мы начнем завозить сюда людей, которые будут подметать, вокруг столов ходить и постельное белье подавать? Тогда как мы хотим? Сладко кушать, крепко спать, но при этом, чтобы у нас ничего не делалось? Но так не бывает. Мы говорим, что нет рабочих мест, но как только пытаемся строить предприятия, начинаются протесты. А потом приходят люди и говорят: у меня сын закончил ГМИ, дайте ему работу по специальности, устройте. Куда? На турбазу «Горный воздух»?

— Теоретически это правильно, но к цементному заводу эти рассуждения не пришьешь...

— Я не готов детально дискутировать. У нас и нефтеперерабатывающий завод так и не построили. А какой тогда? Араки только? И то экология испортится. Сегодня технологии настолько шагнули вперед, что ущерб экологии от производств может быть минимальным. Поэтому однобоко нельзя смотреть. Меня можно было бы осудить, если бы я здесь наездами бывал, дышал чистым...

— ...фиагдонским...

— ... московским воздухом. Но я родился и вырос во Владикавказе. Это мой родной город, его надо беречь и любить. В этом я всегда на вашей стороне.

— Спасибо. Желаем вам удачной первой сессии и ждем сенсаций.

gradus.pro

Председатель Парламента >>
Мачнев Алексей Васильевич
Мачнев А. В.